8 современных отечественных поэтесс, которых вы обязательно должны прочесть

8 современных отечественных поэтесс, которых вы обязательно должны прочесть

Перефразирую старую шутку:
— Тут девушке плохо. Ее парень бросил. Срочно нужна цитата из Полозковой.
— Не ищите новых встреч со старой мечтой.
— Всё, ей уже легче.

Еще несколько десятилетий назад Вознесенский, Евтушенко и Рождественский собирали стадионы, а наши мамы и папы месяцами простаивали в очередях, чтобы достать книгу Ахмадулиной или Дементьева. Прошло, кажется, не так много времени, но поэзия традиционно ушла в суровый андеграунд. Туда, где балом правит то, что принято называть «широкой известностью в узких кругах».

Мы тут будем говорить, конечно, не про маленькие тиражи и проблемы книгоиздания. Поговорим о тех, кому удается пробиться к своему читателю и слушателю, обойдя при этом острые перья злобных критиков, и еще умудриться заработать себе на тарелку суши.

Не большой секрет, что мир сегодня углубился в социальные сети и всеобщую латентную депрессию, вызванную не столько неудовлетворенностью жизнью, сколько скукой. И это одна из главных причин появления так называемой «поп-поэзии», как ее сегодня пытаются окрестить зубры поэтического мастерства и задвинуть на задворки литературы. Но не выходит – читатель требует понятного, доступного, простого: о живом, о наболевшем. Культура массового потребления создает сегодня и поэтов. В нашем случае поэтесс.

Они собирают сотни тысяч подписчиков, ретвитов и лайков, их растаскивают на цитаты и даже покупают билеты на концерты в библиотеки, рок-клубы и подземные переходы. Благодаря простоте своих мыслей и модной обертке, они продают читателю знакомые и понятные чувства. «В точку», «вот прям про меня», «да, так и есть», «я рыдаю», — говорят читатели, ведь как важно ощущение того, что плохо не только вам, что кто-то не в ладу с собой точно так же, как и вы. И этот кто-то понимает вас и говорит об этом, и страдает вместе с вами.

Заметили, как модно сегодня страдать? Слушать или читать стихи под тихую музыку и бокал вина куда приятней, чем бороться с суровой реальностью. В таком антураже проблема приобретает оттенок изысканности. Проблема тоже становится брендом. А чтобы она таковой стала, на помощь приходят девушки-поэты. (Так уж вышло, что в нашем списке оказались исключительно представительницы прекрасной половины человечества).

Далее, собственно, некоторые из тех, о ком вы наверняка слышали, а если не слышали, то услышите, если не читали, то рано или поздно все равно прочитаете в ленте новостей. Или расстроенная подружка пришлет вам в личном сообщении что-нибудь печальное про любовь, одиночество, внутреннюю пустоту и недомужчин.

Вера Полозкова

Вполне логично оказалась первой в нашем мини-рейтинге. Ее называют феноменом нового поколения, ведь именно Вера Полозкова ввела моду на поэзию и стала
двигателем литературной волны интернет-поэтов. Все началось с блога в живом журнале с ником vero4ka (позднее — mantrabox). Сегодня Полозкова выпустила уже несколько аудиокниг и собрала группу музыкантов, с которыми продолжает записывать диски и гастролировать по городам СНГ и Европы.

***
— Уходить от него. Динамить.
Вся природа ж у них – дрянная.
— У меня к нему, знаешь, память –
Очень древняя, нутряная.
— Значит, к черту, что тут карьера?
Шансы выбиться к небожителям?
— У меня в него, знаешь, вера;
Он мне – ангелом-утешителем.
— Завяжи с этим, есть же средства;
Совершенно не тот мужчина.
— У меня к нему, знаешь, – детство,
Детство – это неизлечимо.

Ах Астахова

Вызывает неоднозначную оценку: некоторые считают её творчество безвкусным, второсортным и пафосным, другие, наоборот, называют самобытным автором. В 2013-2014 годах Астахова дала более 120 концертов в 53 городах и 8 странах, которые посетили более 35 000 человек.

***
я теперь без труда грусть меняю на смех,
я теперь не держу проходящее мимо:
ты просил меня стать самой сильной из всех —
так любуйся, насколько я неуязвима!

я теперь не сижу в тишине гробовой,
не впадаю в тоску, не впадаю в немилость:
ты просил меня брать все от жизни с лихвой —
так смотри же, как много во мне накопилось!

но, что лучше всего: я умею любить —
так умею любить, что другим и не снилось!

ты учил меня лгать и учил меня жить —
так гордись наконец: я всему научилась!

Сола Монова

На страницу красотки Солы (Юлии Соломоновой) «ВКонтакте» подписались свыше 325 тысяч пользователей. Её стихотворения, обычно в сопровождении ярких неоднозначных фотографий, разлетаются тысячами репостов, а строки понятны каждой девушке, пережившей любовь и предательство. Критики негодуют, как поверхностны стихи Солы, но читателю это неважно. Судите сами:

***
Солнышко запуталось в облаках,
Сплюнуло на крышу подъезда капли.
Я сегодня вышла на каблуках
Бешеной походкой хохлатой цапли.

Не поймёт районная темнота
(Потому что думать им просто нечем),
Кто же этот редкой красы мутант —
Самка богомола или кузнечик.

Десять сантиметров! Да не предел!
То ли улыбаюсь, а то ли вою.

У меня сегодня немного дел —
Только бы вернуться домой живою!

Аля Кудряшева (izubr)

Поэтесса Аля не делает ничего особенного, чтобы найти своего читателя — просто постит свои стихи в живом журнале. Но количество ее подписчиков неизменно растет. Аля, кажется, получила постоянную прописку на первой странице рейтинга русскоязычного ЖЖ.

***
Выживать и выжить, но не убояться тьмы
И глотать свинец с молоком, тошноты не зная.
Каждый хочет, чтоб «я» — это сразу же было «мы»,
Чтобы если знамя в крови — это наше знамя.

Остаюсь несведущ, думаю ни о чем,
Но не ни о ком, все царапины разрезая.
Если белый их, то наш — непременно черн,
Если знамя не вьется, то это не наше знамя.

Что ты скажешь теперь? Что разлуку не повернуть,
Что любое решение выльется нам слезами.
Как ни вымой окно — все равно в уголочке муть,
Если знамя запачкано — это не наше знамя.

Разложи по полочкам, факты перекроши,
Сочини десятки историй, что будет с нами,
Что важнее — душа для мира? Мир для души?
Наше знамя? Или все же не наше знамя?

Но в любой войне остается один итог,
Невозможный, больной, невыплаканный слезами.
Если знамя, землю укрыв, сберегло росток,
То, наверное, это все-таки наше знамя.

Анна Довгалева (Лемерт)

Это тот самый случай, когда читая стихи, представляешь совершенно иной образ, чем тот, который видишь на фото девушки. Героиня стихов Анны дерзкая, острая на язык, опытная дама из черно-белого кино. Лемерт пишет обо всем простом, понятном и близком: о свободе, любви, смерти, одиночестве, грусти. И, конечно, о котах.

***
поговори со мной, поговори,
нет, не о том, что мечется внутри,
съедает, и терзает, и горит,
нет, не о том.
поговори, как небо над мостом
темнеет, отражает фонари.

светящиеся сумерки и дождь,
и мягкий свет, и в этом всем идешь,
и максимум тебе двенадцать лет,
и мир сплетен из сказок и побед,
и пахнет выпечкой. и где-то есть твой дом.
и фонари сияют над мостом,
и ничего серьезней в мире нет.

и листья отражаются в реке,
и колокольным звоном вдалеке:
все будет хорошо – вовне, внутри.
и будут золотые октябри,
и будет к рождеству печеный гусь.

я не вернусь, я больше не вернусь.
поговори со мной, поговори.

Стефания Данилова

Особенная в нашем списке. В свои двадцать с небольшим Стефания — автор 7 сборников. Она ведет активную концертную деятельность, гастролируя из города в город. Девушка основала собственную литературную студию «Поэты Алюминиевого века», в составе которой около 40 участников разных возрастов.

***
Снись мне так,
как снится далёкий берег
капитану старому одному,
кто штормам да чёрту морскому верит
и не знает,
что берег
плывёт
к нему.

Милена Райт

О себе пишет так: «Блоггер, духовное лицо, идейный вдохновитель, организатор поэтических и музыкальных мероприятий». О своем творчестве: «Глубина, глубина, глубина». Не очень самокритично. Никто толком не знает ее биографии. История жизни Милены — тайна за семью печатями. Она всегда предпочитает отвечать молчанием на вопросы о прошлом и личной жизни. Узнать ее вы можете лишь только между поэтически строк. И то не настоящую, а ту, которой она себя представляет читателю.

***
Птицы летят, видишь, крыльями швыряют вверх-вниз вверх-вниз.
Я, когда достану до самой яркой звезды, стану коллекционировать птиц.
Стану брошкой, небрежно брошенной на пол, буду отражать свет оконный.

Ты так часто ходишь курить. Хочешь, стану твоим балконом?

И последняя в нашем списке:

Саша Бесt

Провокатор в поэзии. За поэтическую карьеру из-под ее пера вышло более трехсот стихотворений, однако долгое время читатели не могли определить точно: Саша Бесt — это мужчина или женщина, ведь она чаще пишет от мужского лица. И только несколько лет назад, когда Саша вышла из всемирной паутины, тайна открылась: Саша Бесt – симпатичная девушка.

***
Небо, поведай небо, вспомни и расскажи…
В этом потоке жизни, вновь забываю жить.
Утро гремит посудой, вечером жаркий секс.
Снова забыл заметить грусть на Ее лице.

Небо, поведай небо, что же со мной не так?
Я забываю, небо, как я умел летать.
Как я, раскинув руки, падал на небеса.
Просто напомни небо, дальше я вспомню сам.

Так какая же она – современная поэзия? С одной стороны, мир вседозволенности, в котором авторы уже давно вышли за рамками веками формировавшихся традиций брендовой русской литературы. С другой – отличная платформа, с которой можно стартовать в мир другого, более серьезного творчества. Во всяком случае, чтобы быть в теме, просто необходимо познакомиться с поэзией девушек, найти что-то свое и скоротать один-другой холодный зимний вечер наедине со своими ассоциациями и впечатлениями.

Стихи на миллион: 5 самых популярных современных поэтесс

Клипы Веры Полозковой, Солы Моновой и Катарины Султановой собирают в сети миллионы просмотров. Вспоминаем историю успеха и лучшие произведения известных девушек-поэтов.

Поделиться:

Вера Полозкова

О творчестве: «Я хочу быть немного Бродским – ни единого слова зря».

Писать стихи Вера начала, когда ей было 5 лет, а уже в 15 опубликовала свою первую книгу. Ее поэтическая звезда загорелась сразу – стихи, которые она публиковала в Живом Журнале, мгновенно расходились по сети. Поэзию в «нулевых» полюбили, казалось, даже те, кто стихов раньше не читал. И цитировали Полозкову, часто не зная имени автора.

О жизни: «Жизнь – это творческий задачник: условья пишутся тобой. Подумаешь, что неудачник – и тут же проиграешь бой…»

Но легким ее путь к славе назвать нельзя. На юное дарование немедленно обрушились поэты старшего поколения, упрекая в поверхностности, пошлости и легкомысленности. Однако любовь поклонников оказалась более весомым аргументом: пока «мастера слова» критиковали Полозкову, ее популярность била рекорды – они получала премию как Лучший автор ЖЖ и готовила к выпуску первые «взрослые» сборники.

О счастье: «…если хочется быть счастливой – пора бы стать».

Одной поэзии широкой натуре Веры оказалось мало: теперь она играет в театре, выпускает музыкальные альбомы, участвует в жюри конкурсов. И, конечно же, продолжает писать стихи, на сегодняшний день – детские: в 2016 вышел ее сборник «Ответственный ребенок. Стихи для детей».

О любви: «Отрада — в каждом втором мальчишке, спасенье — только в тебе самой».

В 2014 году Полозкова вышла замуж за музыканта Александра Бганцева. В их семье на свет появились уже двое мальчишек: Федор и Савва. Вера утверждает, что раскрыла секрет счастливого материнства без усталости и депрессий – по ее словам, он прост: нужно выбирать хорошего мужа.

Читайте также  20 вещей, которые нужно прекратить делать, чтобы стать счастливым

Сола Монова

О себе: «Жёсткая «Дольче Вита» — кушать себе подобных. Если ты ядовита, значит и несъедобна!»

Юлия Соломонова (настоящее имя) родилась во Владивостоке в 1979 году. Писать стихи начала рано, еще до школы, и очень благодарна родителям, которые серьезно отнеслись к увлечению дочери и всячески поддерживали ее творческие порывы. В родном городе Юлия была звездой местного ТВ, но рамки провинциального телевидения скоро ей показались тесными, и она уехала в Москву, где поступила во ВГИК в мастерскую Сергея Соловьева.

О силе воли: «Каждый день собираюсь красиво и счастливо жить: похудеть, поумнеть, наконец-то добиться чего-то. И сегодня хотела… но вдруг оказалось — суббота…»

Юлия утверждает, что пишет стихи «долго» – но не из-за того, что рождаются они тяжело, а из-за нехватки времени. По ее словам, если три дня ее никто не трогает – может и десяток стихотворений сделать за это время. Сценарии видеоклипов к своим стихам придумывает тоже сама – помогает режиссерское образование.

Об интернете: «Люди в реале печальны и тривиальны, люди в сети не жалеют свои сердечки».

Сола Монова – одна из самых популярных поэтесс Рунета. Она выпустила уже 8 книг, и не собирается на этом останавливаться. И хотя ее творчество часто упрекают в легковесности, армия поклонниц сметает с полок все тиражи и раскупает билеты на ее концерты. Самыми желанными мероприятиями с ее участием для фанаток остаются квартирники: закрытые вечеринки с едой, шампанским, светской болтовней и, конечно, стихами.

О любви: «Потому что в любви очень трудно быть любящим, а возлюбленным очень легко».

Между предложением и свадьбой у Юлии и ее супруга Николая Морозова прошел всего один день: экс-помощник Сергея Кириенко использовал связи и договорился о регистрации вне очереди. В семье подрастают двое детей: Ваня и Нина. Юлия утверждает, что Николай полюбил ее, потому что она умеет делать то, что ему нравится – поэзию.

Марина Кацуба

О творчестве: «Ведь каждый лоб, что пропускал с 6 класса литру, теперь хип-хоп, пускай не Каста, но тру, а я стою на ветру и ору, цитирую классику».

Молодая поэтесса из Питера легко вышла за рамки «женской» поэзии, победив на главном хип-хоп батле страны VERSUS – том самом, где брутальные парни жестко диссят (высмеивают и оскорбляют) друг друга. Женственная и очаровательная, при этом прекрасно образованная Марина посоветовала соперникам узнать, для начала, «что значит гипербола» – и вышла из этой битвы триуфматором.

О счастье: «А счастье – это не то, когда тебя не толкают, счастье – когда тебе не дают упасть».

Родители без энтузиазма относились к увлечению дочери поэзией. Однажды Марина с мамой увидели на улице женщину с табличкой: «Меняю стихи на хлеб». И мама предостерегла девочку: «Ты будешь стоять здесь же, если не определишь в жизни приоритеты». А когда речь зашла о выборе профессии, отец, профессиональный военный, был категоричен: инженер сможет себя прокормить, гуманитарий – нет. Но Марина сумела доказать родителям, что они ошибались.

О мужчинах: «Мужчины прячутся в правила, глушат чувства, ведь пожары смотрятся лучше издалека».

Марина дважды была замужем – и поддерживает с бывшими мужьями хорошие отношения: «С первым мужем Никитой мы прожили год, мне было 17, и я писала репризы и сценарии для КВН и «Камеди клаба» вместе с ним». По словам Марины, свадьбу они сыграли только под давлением родителей.

Второй муж, Артем, вместе с поэтессой занимался литературой, организовывал битвы поэтов, помогал молодым авторам. Несмотря на общность интересов, этот брак также был недолгим. Сейчас Марину связывают нежные отношения с рэпером Мишей Мэйти: «Мы похожи по характеру – оба Скорпионы и импульсивные, артистичные, тонко организованные. Это большая любовь, такой не было у меня до встречи с ним».

О себе: «Мои стихи теплее этого вечера. И ты их ешь, так жадно, как свежие ягоды. Но я – не ягода, я – женщина. И мне нужны сон, любовь, семья».

Марина ностальгирует по временам, когда поэты в нашей стране были кумирами. Она выпустила уже четыре поэтических сборника, выпустила музыкальный альбом, записала аудиокнигу – в общем, делает все, чтобы вернуть профессии былую славу.

Катарина Султанова

О себе: «Говори только важное, используй поменьше слов. Даже гневаясь, помни о том, что душа хрупка».

31-летнюю московскую поэтессу Екатерину Султанову (настоящее имя) часто сравнивают с Анной Ахматовой. Ей это сравнение кажется лестным, но не слишком оправданным: «Я способна восхищаться талантом человека, выбранной им дорогой, его отношением к себе и другим, поведением в пути. Но хочу быть только как Султанова».

О времени: «Как бы ни умирала — дыши, оставляй вчерашнему его тень, доставай себя из-под одеяла: ты не можешь больше стенать и плакать — времени очень мало».

Юрист по образованию, Катарина признается, что не она выбрала поэзию, а поэзия – ее. В 2013 она выпустила свою первую книгу, в том же году состоялось и ее первое выступление. Уже через год на Таганке вышел спектакль, в котором все женские монологи были написаны Султановой. А еще через год другой театр поставил спектакль, полностью основанный на ее поэзии. В трейлере фильма Тимура Бекмамбетова «Он – дракон» также звучит стихотворение, написанное Катариной.

О жизни: «День сменяет ночь при любом раскладе — солнце никого на свете не предаёт!»

Настоящая известность пришла к поэтессе после того, как Оксана Фандера на камеру прочитала ее стихотворение «Птичье. С нежностью». Это видео стало началом проекта «Женщина с тысячами лиц», в котором стихи Султановой читают Ирина Гринева, Елена Ксенофонтова, Ольга Ломоносова и другие актрисы.

Фандера прочитала для проекта еще одно стихотворение – «Скоро самолет», которое стало подарком ко дню рождения Катарины. «Лучшее, что ты могла выбрать для меня сегодняшней, и только ты и могла его так прочесть», – написала поэтесса актрисе в ответном послании.

О семье: «Семья – это хотеть беречь, а не расстреливать своей правдой».

Катарина Султанова потеряла старшую сестру, когда ей был 21 год. И юная девушка взяла на себя серьезные обязательства – заботу о племяннике, которому тогда едва исполнилось пять. Она называет мальчика сыном, он ее – мамой, и поэтесса признается, что ребенок помог ей пережить эту потерю: «Ты знаешь, для кого тебе надо жить, как держаться и как двигаться. Сын. Я очень благодарна за то, что он есть».

Ок Мельникова

О юности: «Молодость дурная, но с ней отвага, в восемнадцать в каждом живёт бродяга,
главное – не знать, когда он уйдёт».

Возможно, вы не встречали этого имени, но с очень большой вероятностью знаете стихи этой поэтессы. Самое популярное – «Все важные фразы» – в исполнении Равшаны Курковой собрало в соцсетях уже больше 20 миллионов просмотров. Написала его Оксана, когда ей было всего 16.

О жизни: «Мы ведь молодые дурные черти, мы, пока поём, не страшимся смерти, и пока в руках медиатор вертит гитарист усталый, мы будем жить».

Настоящее имя поэтессы – Оксана Мельникова, сейчас ей 22 года, родилась на Украине, в небольшом городе Светлодарске. А псевдоним «Ок Мельникова» появился из автографа, который она оставляла на своих рисунках – да, Оксана еще и художник.

Об одиночестве: «Каждый второй считает себя ненужным, каждый третий страдает тактильным голодом. Просто так Земфиру ночами не слушают в оковах нелюбимого серого города».

Несмотря на то, что видео со стихами Мельниковой в огромных количествах с удовольствием записывают и киноактрисы, такие как Равшана Куркова или Настя Цветаева, и поклонники без звездного статуса, сама Оксана не балует фанатов исполнением своих произведений. Да и вообще не стремится к публичности: интервью журналам не раздает, в модных фотосессиях не участвует, а в своих аккаунтах публикует либо новые стихи, либо фотографии панельных окраин, либо фан-видео.

О важном: «Все важные фразы должны быть тихими, все фото с родными всегда нерезкие.
Самые странные люди всегда великие, а причины для счастья всегда невеские».

Оксана признается, что ее самый популярный в сети текст – «Все важные фразы» – был написал как пародия на типичную женскую сетевую лирику. И поначалу ее удивляла и даже возмущала его востребованность.

Но после выхода клипа с Курковой, который сделал поэтессу популярной, Мельникова уже с интересом наблюдает за судьбой своего творения. При этом предпочитает не почивать на лаврах, а двигаться дальше: ведь поэзия, по ее словам, это не снисходящее на тебя вдохновение, а серьезный каждодневный труд.

На заметку: 10 книг российских писателей XXI века, на которые стоит обратить внимание

Россия подарила миру не только Толстого и Достоевского — помимо классики у нас есть множество талантливых современных писателей, творчество которых наверняка будут изучать на уроках литературы. Вместе с крупнейшим книжным сервисом по подписке MyBook мы составили список выдающихся авторов и их знаковых книг, которые обязательно нужно прочитать.

«Зулейха открывает глаза», Гузель Яхина

Имя Гузель Яхиной, лауреата премий «Большая книга» и «Ясная поляна», в последнее время стало одним из самых громких в современной российской литературе. Писательница из Казани исследует исторические темы, которые ранее замалчивались: раскулачивание, продразверстка, голод в Поволжье, унесший миллионы жизней. В 2018 году Яхина выпустила свой первый роман «Зулейха открывает глаза» о девушке из татарской деревни, которую вместе с другими раскулаченными переселенцами отправляют в Сибирь. Несмотря на потери, лишения и несвободу, все происходящее становится для Зулейхи началом новой жизни и даже глотком свежего воздуха. Здесь помимо исторического материала еще и философский вопрос — а всегда ли горе означает худший вариант развития событий? Иногда несчастье — повод открыть глаза.

«Памяти памяти. Романс», Мария Степанова

Еще одна талантливая российская писательница, на которую стоит обратить внимание. Мария Степанова — поэт и прозаик, журналист, лауреат премии «Большая книга». Более того, с биографическим произведением «Памяти памяти. Романс» в 2021 году она попала в шорт-лист международной Букеровской премии. Этот роман — философско-документальная проза, в которой Степанова рассуждает о своих еврейско-русских камнях, старается осмыслить семейную историю и лучше понять саму себя через память поколений. Прекрасный слог и судьбы людей, которые вызывают чувство легкой грусти и сострадания.

«Лавр», Евгений Водолазкин

Евгений Водолазкин — мастер слова, доктор филологических наук, литературовед и автор нашумевшего романа «Лавр», который вошел в топ-10 лучших книг мировой литературы о Боге по версии газеты The Guardian. Этот роман напоминает житие святых, однако в нем кроется множество аллегорий и посылов. Главный герой — травник Арсений, посвящает всю свою жизнь возлюбленной, умершей при родах. Арсения мучает совесть за то, что они не были женаты и девушка умерла без причастия, поэтому он решает искупить все грехи — он берет себе имя Лавр, ведет аскетичный образ жизни, исцеляет людей и отправляется в Иерусалим. Удастся ли ему обрести успокоение и душевное равновесие? Читая книгу, вам предстоит найти ответ на этот вопрос.

Читайте также  7 тематических конкурсов для Хеллоуина

«Женщины Лазаря», Марина Степнова

До того, как стать известной писательницей, Марина Степнова работала журналистом и даже шеф-редактором мужского журнала XXL. Правда, свои первые произведения Степнова публиковала еще в школе и во время учебы в Литературном институте. Мировую известность ей принес роман «Женщины Лазаря» — многослойная сага о трех женщинах в жизни выдающегося ученого Лазаря Линдта, который преуспел во всем, кроме личного счастья. Эту книгу отличают прекрасный русский язык и глубокий психологизм. Степнова показывает «изнанку» души, семейных отношений и вожделения, которое порой ничего общего не имеет с истинной любовью.

«Географ глобус пропил», Алексей Иванов

Еще один почти «классик» Алексей Иванов — талантливый писатель, показывающий современную российскую жизнь такой, какая она есть. Иванов вырос в Перми, а университет окончил в Екатеринбурге, поэтому тематика всех его романов тесно связана с географией, точнее Уралом, его социальными и культурологическими особенностями. Один из самых известных романов писателя — «Географ глобус пропил». Пронзительная история о человеке, который от безденежья устраивается в школу учителем географии. Его ждет множество сложных нравственных вопросов — грядущий развод с женой, влюбленность в ученицу, наставнические отношения с мальчишками. Кстати, роман был удачно экранизирован, а главную роль в фильме сыграл Константин Хабенский.

«Петровы в гриппе и вокруг него», Алексей Сальников

И снова Урал, снова картина «русской жизни» без прикрас. Алексей Сальников стал настоящей сенсацией в 2016 году, когда в свет вышел его роман в жанре магического реализма «Петровы в гриппе и вокруг него». Главный герой, автослесарь Петров, переживает развод, пьет, не живет, а существует, находя спасение в рисовании комиксов. Петрову даже в голову не приходит, что он, возможно, талантливый художник. Как-то не до этого. Жена Петрова — социапатка и маньячка, убивающая мужчин. Впрочем, может это все только гриппозный бред? Правда ли она совершает все эти преступления или это сон, который привиделся во время болезни? Как и Петровы, читатель будто застревает между реальностью и фантомами. Несмотря на это, роман написан легко и с юмором — книгу вы «проглотите» за несколько вечеров.

«Наполеонов обоз. Книга 1. Рябиновый клин», Дина Рубина

Дина Рубина известна читателям еще с 1970-х годов, когда в журнале «Юность» публиковались ее первые произведения. Повесть о нежной любви «Когда же пойдет снег?» стала для Рубиной знаковой, а спектакль по ней много лет шел на сцене московского ТЮЗа. Самый масштабный роман писательницы – «Наполеонов обоз». Это история любви главных героев Надежды и Аристарха, которая внезапно оказывается связанной с войной 1812 года и самим Наполеоном. Выдумка переплетается с малоизвестными историческими фактами, жанры тоже смешиваются — тут и драма, и детектив, и приключенческая проза… Все это читается на одном дыхании — Рубина умеет увлечь читателя.

«Похороните меня за плинтусом», Павел Санаев

Павел Санаев, писатель, сценарист и кинорежиссер, произвел настоящий фурор биографической книгой «Похороните меня за плинтусом». В детстве Павел целых 9 лет прожил с дедушкой, известным актером Всеволодом Санаевым, и его женой Лидией, властной и излишне заботливой. Книга поначалу кажется смешной и трогательной, ведь в центре сюжета строгая бабушка, которая только и делает, что опекает хилого и болезненного внука, а заодно держит в напряжении всю семью. Но по мере чтения вы понимаете, что это история про контроль и эмоциональное насилие. Так живут миллионы семей и ничего смешного в сложившейся ситуации нет. Возможно, именно благодаря этой неоднозначности роман был номинирован на Букеровскую премию, экранизирован и множество раз поставлен на театральных сценах.

«Медея и ее дети», Людмила Улицкая

Людмилу Улицкую можно смело называть современным классиком — все ее произведения глубокие, философские, написанные с учетом исторического контекста. На счету писательницы такие престижные премии как «Русский Букер» и «Большая книга», ее романы переведены на 25 языков. «Медея и ее дети» — семейная сага о тезке античной Медеи, бездетной женщине, которой становится для своей большой семьи чем-то вроде основы, нерушимой опоры. Мы видим всю жизнь Медеи: от сложного детства до спокойной мудрой старости, видим судьбы всех людей, которые были дороги самой героине. Вечность и бренность, пустота и наполненность — романы Улицкой всегда многогранны и заставляют задуматься, немного погрустить и, напротив, улыбнуться.

«Тайные виды на гору Фудзи», Виктор Пелевин

Виктор Пелевин — один из самых загадочных писателей сегодня, которого одни считают провидцем, другие — насмешником. Возможно, правы и те, и те. Постмодернизм, эзотерика и сатира — в книгах Пелевина каждый отметит что-то близкое. Лауреат множества премий, он прославился в 1990-е после выхода романов «Омон Ра» и «Generation П». За развитием писательского таланта Пелевина интересно наблюдать. «Тайные виды на гору Фудзи» — это размышления о женском успехе, ироничная история о российских олигархах и странном стартапе, продающем счастье. Безумие и тонкая ирония — все в лучших традициях Пелевина!

MyBook дарит новым пользователям 14 дней премиум-подписки по промокоду MAY2021, а также скидку 25% на премиум-подписку MyBook на 1 или 3 месяца. Активировать код необходимо до 31 мая 2021.

8 современных поэтов, о которых необходимо узнать школьникам

О состоянии дел в современной поэзии мы знаем немногое, но и не факт, что должны знать. Возможно, нет никакого смысла продираться через километры графомании, чтобы найти пару ценных крупиц. Тем более что у нас и так под рукой вся сокровищница мировой литературы. Но во все времена именно в стихах точнее всего формулировался дух времени. И именно у современных поэтов мы можем найти самое точное отражение наших чувств, особенно остро переживаемых в подростковые годы. Критик и поэт Елена Погорелая рассказывает о восьми современных поэтах, которых необходимо прочитать прямо сейчас.

Дмитрий Пригов

«Пригов не был хорошим поэтом, не был плохим поэтом. Он не был поэтом, о чём и писал, чем и был интересен», — писал о его творчестве Игорь Шайтанов. Творчество Пригова — один из первых вариантов ответа на ключевой для современной культуры вопрос: можно ли писать стихи после Освенцима и ГУЛАГа. После того как проект «человек» оказался фактически под угрозой закрытия, Пригов уверенно говорит: «Нет, поэзии больше не будет, она умерла, мировая культура распалась на множество мелких обломков». Но из этих обломков вполне можно сконструировать что-нибудь эдакое. Тексты Пригова — это тексты-конструк­торы, иллюстрирующие основной принцип постмодернизма: не создавать новое, а бесконечно эксплуатировать старое. Опровергая, высмеивая и пародируя как классические, так и советские артефакты. В свою очередь, чтение Пригова в школе позволит поговорить о возможностях преодоления постмодернизма и о существовании другой, настоящей реальности, выход в которую ещё можно найти.

«Если, скажем, есть продукты / То чего-то нет другого / Если ж, скажем, есть другое / То тогда продуктов нет // Если ж нету ничего / Ни продуктов, ни другого / Всё равно чего-то есть — / Ведь живём же, рассуждаем».

Лев Лосев

В отличие от Пригова, Лев Лосев, друг и биограф Бродского, при всей своей мизантропии не готов отказаться от внутренних ценностей и убеждений. Тихий питерский мальчик, «влюблявшийся в отличниц» и презиравший себя за интеллигентскую слабость. Именно он под конец XX века оказался наиболее трезвым судьёй всему этому времени, который с языка культуры перешел на язык блатных понятий. И упразднивший за ненадобностью милосердие, правду, добро. По сути, Пригов и Лосев представляют две разных стратегии выживания современного индивидуума. Но, разумеется, смириться с господствующим постмодерном и позиционировать себя как человека играющего много проще, нежели предпочесть путь хранителя памяти. Трезвого и насмешливого аналитика, не боящегося потягаться с эпохой и при случае способного заговорить на её языке.

«Ф. П., владелец вислых щёчек, поставил сына, блин, на счётчик! Вся эта хрень произошла там из-за бабы, не бабла. A C. был полный отморозок, немало ругани и розог он сызмалетства получил. Сработал план дегенерата: он разом и подставил брата, и батю на фиг замочил. Всё, повторяю, из-за суки. Тут у другого брата глюки пошли, а младший брат штаны махнул на хиповый подрясник и в монастырь ушёл под праздник. Ну, вы даёте, братаны!».

Борис Рыжий

«Последний советский поэт» и последний романтик лихих девяностых, Борис Рыжий предлагает нам третью стратегию выживания в новом тысячелетии. Принять окружающую реальность как она есть и самому стать героем этой реальности. Героем окрестной провинциальной шпаны, героем потерянного поколения своих одноклассников («рубашка в клеточку, в полоску брючки, со смертью-одноклассницей под ручку по улице иду…»), героем московского литературного «света». Рыжий умел становиться понятным каждому. А его тематический спектр: любовь и смерть, стремление к славе и самоуничтожению, эмоциональная и языковая бравада — кажется и сегодня особенно близким подростку. Главное — помнить, что за эту браваду подросток, как некогда и сам Рыжий, может заплатить своей собственной жизнью.

«Жизнь — суть поэзия, а смерть — сплошная проза. / Предельно-траурна братва у труповоза. / Пол-облака висит над головами. Гроб / Вытаскивают — блеск — и восстановлен лоб, / что в офисе ему разбили арматурой. / Стою, взволнованный пеоном и цезурой!».

Олег Чухонцев

1990-е для поколения нынешних старшеклассников уже стали историей, но те же 1990-е означают ещё и конец предыдущей эпохи. Эпохи, в которую выпало жить их родителям. Мифы, эмблемы, сюжетика и аналитика этой эпохи полнее всего отражаются в текстах Олега Чухонцева. «Тихого лирика», внимательного летописца последних десятилетий, напряжённо вчитывающегося в ход истории и вычисляющего законы её мясорубки. Его поэзия трудна даже для взрослых, не только для старшеклассников. Трудна и всё-таки необходима, так как это — своего рода разбор наследства, с которым мы вступили в новое тысячелетие. И лучше Чухонцева об этом наследстве не расскажет никто.

«Всё óрут на óрищах, а оглянуться — / тьму чудищ очнувшихся вывернет лемех, / из тени Эллады в Египет вернуться: / какие-то сфинксы в буденовских шлемах / с гранитными песьими головами, / с прооранными ушами, с рябыми / брылами, и дикий дерет геловани / пустыню царапками гробовыми».

Сергей Гандлевский

Едва ли не единственный в современной поэзии наследник и ученик Ходасевича. Сергей Гандлевский более чем кто-либо способен обучить молодого читателя трезвому взгляду на мир и себя самого. В его поэзии есть место и обаянию юности («молодость ходит со смертью в обнимку»), и разочарованию зрелости, и поискам, и надеждам, и горьким признаниям. А самое главное — его лирика убеждает нас в целостности бытия. В том, что как бы мы, по его собственному выражению, ни рыпались, как бы мы ни поддавались инерции клипового мышления, мир вокруг помнит и Блока, и Пушкина, и советские послевоенные марши. И мы все по-прежнему говорим на одном языке — особенно если речь о любви.

«Мне тридцать, а тебе семнадцать лет. / Наверное, такой была Лаура, / Которой (сразу видно, не поэт) / Нотации читал поклонник хмурый Был месяц май, и ливень бил по жести / Карнизов и железу гаражей. / Нет, жизнь прекрасна, что ни говорите. // Ты замолчала на любимом месте, / На том, где сторожа кричат в Мадриде. / Я сам из поколенья сторожей».

Читайте также  5 самых популярных криопроцедур в косметологии

Вера Павлова

Появление Веры Павловой в литературе в конце 1990-х было встречено громким скандалом. Она одна из первых авторов нового времени, сделавшая свою «женскость» предметом поэзии. Критики спорили, в какой мере эротика может быть фактом литературы, а откровенность признания — претендовать на лирическое открытие. Имеет ли Павлова право именоваться современной Сафо или её поэзия — эпатаж и дань культуре всеобщей зашкаливающей откровенности? Критики спорили, а читатели продолжали ждать новых стихов. Ведь, по словам тех же критиков, одна из особенностей Павловой — говорить о том, о чём другие молчат.

«Настоящее — это настой / из нестоящих вроде вещей, / но стоящих над самой душой, / чтобы вещими сделаться в ней, / став соавторами букваря / немоты, наготы, чистоты… / Настоящее — это сто я, / потрясённых единственностью ты».

Ирина Ермакова

Среди прочих поэтов, названных выше, имя Ирины Ермаковой может прозвучать спорно, но именно оно подводит нас к разговору о социальной поэзии. Социальной не в смысле реакции на политические перипетии, а в смысле пушкинского утверждения «что чувства добрые я лирой пробуждал». В отличие от большинства современных поэтов, чья лирика главным образом я-центрична, поэзия Ермаковой ориентирована на обращение, устремлена к собеседнику. Её книга «Улей» — лучшая точка отсчёта для понимания другого, для обучения той самой пресловутой толерантности, которая в её случае не навязана кем-то извне. Она вырастает из ощущения, что в этом разомкнутом мире у всех нас имеется общий бэкграунд, общая память о чуде и общая боль.

»…Их тела прозрачны. Тени прошиты светом. / Каждая — носит в себе сына. / — Человек — это глина. — И дух! — Дух и глина. / (сыновей убьют — но они не знают об этом) // Первая — девочка. Вторая — почти старуха. / Над головами их по горящей сфере. / — Слушай, Маш, а он… он тебе верит? / Верит Иосиф, что… от Святого Духа? Усмехнулась Мария. Сияет Елизавета. / Луч сломался. Тени подсвечены снизу. / Тонет солнце за кровлями Назарета. / И родится Свет. Но прежде — Свидетель Света. // Красноглазый голубь разгуливает по карнизу».

Линор Горалик

Ультрасовременная поэзия Линор Горалик создана c учётом всех актуальных примет настоящего (»…ты чирикнул, я тебя ретвитнул…»). И демонстрирует безграничность словарных, технических и визуальных художественно-выразительных средств. Но при ближайшем рассмотрении оказывается поэзией голого человека на голой земле. Молодому читателю, в общем, нетрудно поставить себя на место героя, охваченного первобытным ужасом перед разверстой реальностью. Ведь все мы однажды встречаемся с жизнью, любовью и смертью впервые. С чем современный человек выходит в мир, какие реальные инструменты познания и сопротивления у него есть? Линор Горалик, разумеется, перечисляет не все, но кое-чем из того, что в её лирике упомянуто, можно воспользоваться.

«Вся столица сияла, сияла да толковала, / как Маруся над лесом летала да токовала. / Вся станица слушала, слушала да кивала, / как Маруся певала: // „Да, допускаю, что будущее тревожно, / но войско Твоё отважно. / Из того, что нужно, многое невозможно / и потому неважно“ У Маруси два пулевых, одно ножевое. / Немцы её того — а она живая».

7 новых книг современных российских писательниц, которые стоит прочитать

Специально для ELLE команда Центра Вознесенского, важной площадки на литературной карте Москвы, составила список новых книг современных отечественных писательниц, достойных того, чтобы появиться в вашей домашней библиотеке

«Старый мир. Починка жизни»

 Мария Степанова

Один из самых значительных современных русских поэтов, автор резонансного романа «Памяти памяти», Мария Степанова выпустила новую книгу стихов, в которой экспериментирует с собственным языком и стилем. Как и раньше, здесь много размышлений о смерти, о трудном, страшном и неназываемом. Но если раньше все это было передано у Степановой через красоту письма, то в новых стихах больше безыскусности и беззащитности, кажущейся неправильности слов и строк, за которой стоит большое искусство.

«Волчье место»

 Елена Рачева

Мрачноватые истории из жизни российской глубинки — не новый жанр, но у корреспондента «Новой Газеты» Еленой Рачевой получается придать им особую живость и даже некоторую анекдотичность. Сборник репортажей со всех концов страны — о том, как песок заметает дома в заполярном селе, волки атакуют людей в Псковской области, челябинцы гадают о челябинском метеорите, а местные жители растаскивают на части остатки космического аппарата Гагарина — рассказывает вроде бы о невеселых вещах, но все эти сюжеты объединяет одно: они о местах, которые покинула большая история, но где между тем продолжается жизнь.

«Земля случайных чисел»

 Татьяна Замировская

Фантасмагорические рассказы Татьяны Замировской — об альтернативной вселенной, о «мафии», в которой убивают по-настоящему, о летчике, которого выхаживают странноватые девочки-подростки, и о Дэвиде Боуи, который на самом деле не умер, — вполне могли бы стать отдельным пугающим сезоном «Черного зеркала». Это книга про взросление, насилие и невозможность преодолеть немоту; готовых ответов тут нет, но есть пространство для ваших собственных вопросов к миру.

 Елена Костылева

Любовь после любви, поэзия после поэзии, когда все уже состоялось и не может повториться вновь. Спустя десять лет после интимного и трезвого, меланхоличного и игривого сборника «Лидия» петербургская поэтесса Елена Костылева выпустила третью книгу, которая говорит о несколько ином опыте. Известная как главный в России теоретик (и пропагандист) полиамории, Костылева в какой-то момент придумала термин, переосмысляющий несколько избитую риторику свободной любви — «послеамория». Это слово — во многом ключ к новой книге. Опыт желания после любви, изменения тела и духа, пережившего близость, освобождение, несущее тревогу и обрывающее на полуслове речь и стих.

«Искальщик»

 Маргарита Хемлин

Действие романа «Искальщик» разворачивается в украинской провинции с 1917 по 1924 год. Еврейские местечки и жалкий быт, семейные тайны и партийные интриги, необыкновенный, терпкий язык романа, который начинается как авантюрная история, но, как всегда у Маргариты Хемлин, причудливым образом меняет свое течение, а вместе с ним меняются судьбы людей, населяющих книгу. «Искальщик», изданный вскоре после смерти автора, — сильный и глубокий роман о странных и противоречивых людях, пытающихся выжить в безумное время.

«Ветер ярости»

 Оксана Васякина

Предельно интимные и беспощадно искренние стихи Оксаны Васякиной без обиняков говорят о травме, насилии и любви. Причем простые, подчеркнуто рутинные и «негромкие» тексты о любви производят не меньше впечатления, чем яростные и точные инвективы против насилия, с которым приходится сталкиваться женщине. Пять циклов, составляющих книгу, — прекрасный образец русской феминистской поэзии.

«О теле души»

 Людмила Улицкая

В своей новой книге Улицкая выступает в непривычном для себя амплуа, исследуя приграничное состояние между жизнью и смертью. В цикле рассказов «О теле души» она застает своих героев в переломные моменты жизни, когда все незначимое отходит на второй план, а душевное и телесное почти сливается. Есть ли что-нибудь за границей физического существования? И можно ли уйти легко, как бабочка, оставив после себя лишь легкий кокон?

Интерактивная версия журнала ELLE

Журнал ELLE

  • Энциклопедия
  • Бренд ELLE
  • Подписка на журнал
  • Команда ELLE
  • Правовая информация
  • ELLE / Реклама
  • Пользовательское соглашение

Любое воспроизведение материалов сайта без разрешения редакции воспрещается.

Copyright (с) 2016-2021 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «ELLE.RU» (Эль.РУ)

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Главный редактор: Старостина Наталья

Контактные данные редакции для государственных органов (в том числе, для Роскомнадзора):

Современная русская литература: список для чтения — 136 книг

Предлагаю добавлять сюда интересных русскоязычных авторов, желательно не очень известных, и лучше проверенных (весь список лауреатов Русского букера или другой какой-нибудь премии не надо) и с коротким резюме, чем эта книга хороша. Хочется новых открытий.

Просьба не добавлять литературу специальных жанров (фантастика, детективы, любовные романы, исторические романы), хочется видеть просто русскую прозу. Чернуха тоже не приветствуется.

ISBN: 978-5-9689-0174-3
Год издания: 2009
Издательство: Гаятри/Livebook
Язык: Русский

Этот дом не просто интернат для детей от которых отказались родители, это — целая вселенная. Вымышленный мир, который помогает понять устройство мира реального.

Natalli 24 февраля 2012 г., 20:04

ISBN: 5-352-01576-9
Год издания: 2006
Издательство: Азбука-классика
Серия: Суперпроекты Азбуки
Язык: Русский

Я провалилась в эту книгу, когда читала. Отличный язык, хороший сюжет и достоверные герои.

AR 23 февраля 2012 г., 21:15

ISBN: 5-699-16157-0
Год издания: 2006
Издательство: Эксмо
Язык: Русский

По-моему лучшее у Д.Рубиной.

Natalli 25 февраля 2012 г., 00:22

ISBN: 978-5-17-068355-0, 978-5-271-28990-3
Год издания: 2010
Издательство: АСТ, Астрель
Язык: Русский

Прекрасная и грустная книга о любви и смерти. Премия «Большая книга 2011».

olastr 23 февраля 2012 г., 20:31

ISBN: 5-224-03217-2
Год издания: 2001
Издательство: Олма-Пресс
Серия: Оригинал
Язык: Русский

Александр Чудаков получил в 2011 году за этот роман «Русского букера» десятилетия. Посмертно. Когда я прочитала эту книгу, у меня был один вопрос: почему это не случилось раньше. Отличный роман, написанный прекрасным русским языком, глубокий, спокойный и в то же время пронзительный. Потому что о жизни.

olastr 23 февраля 2012 г., 20:26

ISBN: 978-5-271-24764-4
Год издания: 2009
Издательство: Астрель, Corpus
Серия: Corpus [memoria]
Язык: Русский

Интересно про жизнь. ХХ век. Россия.

Imbir 23 февраля 2012 г., 23:21

ISBN: 5-699-01688-0, 5-699-10349-X
Год издания: 2006
Издательство: Эксмо
Язык: Русский

История семьи в нескольких поколениях на фоне истории страны. Всех объединяет одна мудрая, сильная, исполненная душевного благородства женщина — Медея. Своих детей у нее нет, но все они для нее как дети. Такая вот семейная сага.
Прочитала впервые в «толстом»журнале.

Natalli 24 февраля 2012 г., 20:35

ISBN: 978-5-699-42730-7
Год издания: 2010
Издательство: Эксмо
Серия: Pocket Book
Язык: Русский

Добавлено по рекомендации Medulla . Судя по описанию и рецензиям, книга на очень хорошем уровне.

Книга на ИЗУМИТЕЛЬНОМ уровне! ( margo000 )

olastr 24 февраля 2012 г., 13:55

Язык: Русский

lu-nia 24 февраля 2012 г., 12:21

ISBN: 978-5-9691-0605-5
Год издания: 2011
Издательство: Время
Серия: Самое время!
Язык: Русский

Это взгляд на историю, окружающую действительность через личное восприятие семьи (войны, разорение, смена власти). И дело не в том, что герои староверы, дело скорее в том, что все члены семьи разные. Они не идеальны, со своими проблемами, грехами и радостями — разные, но такие живые, и у каждого все свое — и любовь, и разочарование, и радости, и горести. Как они любили и ненавидели, держались друг за друга, и. уходили по одному. И будет не только белое и черное, а будут еще и полутона, будет разное.