Интервью с Аленой Лазуткиной или Теневая сторона книжного бизнеса

Интервью с Аленой Лазуткиной или Теневая сторона книжного бизнеса

В библиотеке было тихо и удивительно. Тихо потому, что там действительно читали. И удивительно потому, что книгами там не пахло. Совсем. И только огромный талмуд дневников Энди Уорхола говорил — так и должно быть в библиотеке. Тихо, мягко, светло и удивительно. Ведь не каждый день встречаешься там с издателем, который носит очки Джона Леннона и пшеничные по форме и цвету волосы.

С конкретным таким издателем, который полистав Энди Уорхола сказал:
— Идем в другое место, походящее по громкости.

Потому что с издателем всегда есть о чем поговорить, и это не только ранние песни Грин Грей.

— С Гринами я бы, конечно, и дальше работала, — сказала Алена, бывший креативный продюсер группы, — но книги взяли свое. Тем более, что это вся моя сознательная жизнь и первая работа. До сих пор помню свой магазин, — сказала она, а я вспомнила себя в 18 и посмотрела на Алену еще раз. Мне было интересно, изменилась ли она с тех пор. Казалось, что нет — такими рождаются. Уверенными в себе, с прямолинейным взглядом и дорогами, ведущими только вперед. На свой первый семинар по продюсированию. Книжному.

— Новые клиенты пришли как раз после этого семинара, и совмещать уже не хватало времени. Тогда же я решила уйти из группы. Но не из профессии. Потому что продвижение в книгах и шоу-бизнесе — это практически одно и то же. С поправкой на продукт, который похож на скоропортящийся йогурт. А все из-за трендов.

Никогда не сравнивала книги с йогуртом, но раз речь о трендах — все объяснимо.

— Жизнь книжного проекта довольно коротка, — говорит Алена, — поэтому к выходу книги нужно готовить аудиторию, саму книгу и автора. Но хоть я и работаю только с современными авторами, ставку на время все же делаю. Например, я уверена, что Тамрико Шоли будет популярна и через 100 лет. Все потому, что ее тема — всегда будет актуальна.

— С другой стороны, — продолжает Алена, — раскручивать книгу без автора бесполезно. Поэтому всем без исключения писателям я советую пройти базовый курс по актерскому и ораторскому мастерству. Пригодится.

Актерское мастерство для писателя. Возможно, это новый тренд? Любопытно.

— Нет, я не придумываю новый образ и не создаю героя, — поясняет Алена, — я лишь украшаю то, что есть. Писатель не актер, но презентовать себя и свой продукт должен уметь. Хочешь быть популярным — будь. Тем более, что максимальные продажи происходят все-таки в офлайне.

— Я уверена, что любое искусство должно приносить адекватный доход, — продолжает Алена, — Мне не импонирует правило голодного художника. И сегодня авторы вполне могут этот доход себе обеспечить, — ее открытые жесты свидетельствуют — все дороги открыты.

— Автор должен быть активным, — говорит она, — не только в писательстве, но и в жизни. Писать в стол уже не модно. Аудитория тоже всегда найдется, — Алена делает утверждающий жест головой, — Ну или я ее найду, — смеется она.
Получается, писать может каждый? — спрашиваю я. — Любой текст можно сделать читабельным, — отвечает Алена, — для этого есть редакторы и корректоры. И даже идея может не быть уникальной. Главное — конечный продукт, — говорит она, а я думаю о классиках, которых читает уже столько поколений. Разве они думали тогда о продукте?

— Я хочу сделать чтение популярным, — говорит Алена, — это моя цель и мечта. В конце концов, ВВП страны зависит от среднего уровня IQ населения — так говорят исследования. А о каком интеллекте можно говорить, когда сегодня книги с рецептами и консервацией продаются лучше всего?

О консервации я не знала, но у Алены все данные в цифрах, поэтому сомневаться не приходится.

— Я хочу, чтобы люди читали. Хочу, чтобы писали. Чтобы зарабатывали деньги на своем творчестве, потому что это правильно. Это логично, — говорит она и это действительно так.

— Книг для всех не бывает, — продолжает она, — поэтому на каждый продукт, на каждую книгу найдется свой покупатель. Или я его найду, — снова улыбается она, а я представляю мир, где у каждого будет своя персональная книга. Как пропуск на литературный остров.

— Литературный остров уже сегодня — моя цель, — говорит Алена и глаза ее горят. Еще бы – это даже звучит особенно. Как отдельное государство. На таком оторванном кусочке суши, где можно потеряться и найтись заново. Где-то между мостами, которые соединяют берега.

— Там будет библиотека, — мечтает Алена, — конечно же, издательство с нужными мощностями, ивент пространство для проведения форумов и фестивалей. Киев должен стать литературной столицей, — говорит она, и я ничуть не сомневаюсь, что так все и будет.

Достаточно посидеть с Аленой рядом и уже готов своими руками закладывать кирпичи нового издательства. Того, что будет печатать тысячи тиражей. И никакой критики.

— В нашей стране критиков вообще нужно убивать, — рассуждает Алена, — подумать только, они тратят дни на прочтение книги, которая им не нравится, а потом часы на описание причин почему. Это вместо того, чтобы отложить книгу и взять другую. Ту, что нравится. Это вредит не только конкретно нам, нации неуверенных в себе людей, которая только начинает писать и читать свое, украинское, но и глобальному положению вещей, — говорит она, — зачем распространять негатив, которого и так хватает.

— Если бы люди тратили свою негативную энергию на реальные проекты, мир уже давно был бы лучше, — продолжает Алена, и я не могу не согласиться. Лучше помогать советом, чем писать разгромные статьи, — думаю я, а Алена подтверждает, — Критиковать на этапе согласования – уместно. Рукопись это начальный вариант книги. На этом этапе есть редактор и гибкость писателя, мое мнение. Но в любом случае — если автор хочет описать именно этот смысл, именно такой фразой — он имеет на это право. И есть люди, имеющие право читать этого автора или не читать — выбор каждого, — объясняет она и я снова согласна.

Это прекрасно — иметь выбор. В литературе и в жизни. В кино.

— Мы плавно идем к тому, что короткометражки становятся популярнее кино, — говорит Алена, — так вот следующими должны стать книги, — уверяет она, — Еще 3 года назад о подобном нельзя было и мечтать, а сегодня я уже говорю об этом открыто. Уже вижу, как это происходит.

Ее глаза снова горят этим определенным цветом. Цветом уверенных надежд. Таким цветом, наверное, горели глаза и Энди Уорхола, который превратил искусство в бизнес-арт и создал свою матрицу, позволявшую поставить изображения на коммерческую основу.

— Да, именно о такой себе я и думала в 14, — говорит Алена, поправляя место на рубашке, где мог бы быть галстук. – И даже интерьерные планы сбылись, — улыбается она так по-мужски, но так по-женски. По-лазуткински, это очевидно. Эту харизму и стиль ни с чем не перепутать. Поэтому эта история только начинается.

Авторы и читатели, готовьтесь! Ведь чтением йогурт не испортишь.

«Украина не выживет без российской книги», – интервью с Еленой Лазуткиной

С издателем Еленой Лазуткиной мы познакомились в новой социальной сети Clubhouse. В первый же день знакомства договорились об интервью. Его мы тоже решили сделать в Clubhouse, но записать на камеру. Ниже в тексте вы найдете ссылку на это интервью в формате скринлайф, которую мы выложили на нашем YouTube-канале.

Книжный продюсер, владелец и директор издательства Brand Book Publishing Елена Лазуткина рассказала, как зарабатывает книжный продюсер в Украине, почему тираж 500 экземпляров – это нормально и как откатами поддерживают украинскую книгу.

Я читаю за 500 долларов

– Елена, продюсер в кино или музыке – это всегда про миллионные заработки. А сколько зарабатывает книжный продюсер?

– У нас в стране существует мнение, что на книжках не реально заработать миллион. Но это реально. Я гривневый миллионер, но это все-таки относится и к деятельности моих родителей. Я второе поколение книжников в семье и с 14 лет понимала, что на книжках зарабатывать можно.

В качестве продюсера мой минимальный гонорар составляет пятьсот долларов. Максимальный гонорар, который мне платили за продюсерскую деятельность, – это пять тысяч долларов.

– Что входит в 500 долларов?

– За пятьсот долларов я просто читаю. Я такой человек в Украине, которому платят за то, что он читает. Сначала я пробовала читать (рукописи. – Ред.) бесплатно, но по мере роста моей популярности увеличивалось количество заходящих новых авторов. Осилить это было не реально.

Я остановилась тогда, когда мне за месяц прислали 37 или 47 рукописей. На данный момент, в пятьсот долларов входит прочитка рукописи, анализ и мои комментарии. Редактуру я тоже делаю, просто я не имею филологического образования, поэтому не могу сказать, что я высококлассный редактор. Скорее всего, я внимательный читатель.

Анализирую рукописи, анализирую персонажей, составляю сценарный план (у нас это называется сюжетная таблица), анализирую, насколько логичны и завершены все сюжетные линии, не забыл ли автор рассказать то, что обещал и т. д. Я называю этот процесс «подумать об меня», меня, конечно, поносят все филологи, но тем не менее я считаю, что для крутой рукописи и крутой книжки ее нужно с кем-то обсудить. Я всегда очень против, чтобы давать читать типа родственникам, друзьям. Они в большинстве будут слишком критичны из-за жабы, либо вообще не критичны из-за лести.

– Что входит в пять тысяч долларов?

– За пять тысяч долларов я полностью пишу с автором книжку, где я участвую в выдумке сюжета, сюжетной линии. Это творческий процесс, плюс, смотри, пять тысяч долларов – это за несколько лет, 50% оплаты до и 50% после, но когда это гонорар за написание книги, это может длиться годами, и у меня не меняется цена. Эта книга сейчас в процессе. Она основана на реальных событиях.

– Про политику?

– Нет, это не политическая книга, но она про реальные события. Кстати, про политику тоже хочу издать. Думаю, под следующие выборы издадим, а то сейчас скучновато в политике.

– В рамках этого конкретного проекта у тебя есть обязательства издать эту книгу?

– Нет. Вполне может быть такая ситуация, что меня нанимают написать книжку, а издают в другом издательстве. Очень важно понимать, что я разделяю, где я издатель и книжный продюсер. Я издатель – это про бизнес, я вложила или в меня вложили, я считаю своим долгом, чтобы клиент вернул как минимум свои вложения, а желательно – еще и заработал. Я книжный продюсер – это я представляю интересы автора, и иногда получается, что автору выгоднее издаться не у меня.

У меня дистрибьюторная сетка настроена только на города-миллионники, это Киев, Одесса, Днепр и Харьков. Все остальные города я не покрываю, у меня дорогие книжки, хорошее качество книги и, к сожалению, регионы не могут позволить себе мои книжки. Моя бабушка даже не может позволить себе купить мою книгу. Моя книга, допустим, стоит 700 гривен.

– Давай на конкретном примере. Я автор, написал какой-то незатейливый сюжет, детектив. Прихожу к тебе и говорю, что хочу издать книгу. Ты ее прочитаешь за пятьсот долларов, а дальше?

– У меня есть несколько авторов, которых я хочу выкупить и издать, но из-за рейдерского захвата и карантина я отложила свои издательские планы.

В целом со мной весь проект обойдется в три тысячи долларов, с учетом тиража в 500 книг, теоретически. В среднем сейчас это четыре-пять тысяч долларов. До карантина рынок позволял издавать тысячу-две тысячи книг, тогда это было семь-восемь тысяч долларов.

– Какие смешные тиражи.

– Сейчас я советую тираж в пятьсот книг. Основные продажи идут через интернет, в книжный магазин, с учетом ограничений метража и работников, сейчас впускают до пяти человек. Сейчас нереально даже провести презентацию.

– Я представлял себе совсем иначе… Прихожу со своей рукописью, вы смотрите, книга хорошая. Вот тебе деньги, мы ее издаем, а потом автору еще с продаж подкинут.

– Реальность такова, что ты за свою книжку у издательства получишь в лучшем случае пять тысяч гривен, это уже с учетом уплаченных налогов.

– А в конверте?

– Ноль. Но я не скрываю, что я плачу своим писателям в конверте. Я верю, что Украина движется в сторону цивилизации, но мой опыт показывает, что до цивилизации нам еще долговато.

Роялти можно вычитывать с трех цен: с цены печати, с цены опта и цены розницы. К сожалению, многие авторы не знают, как это работает. У нас существует такое мнение, что главное – чтобы тебя любым путем издали. Издали бесплатно – слава Богу, я не вложил в это деньги, заплатили пять тысяч – слава Богу, я получил еще пять тысяч. Я не представляю, как прожить на пять тысяч, пока ты пишешь книжку, это же не месяц.

Читайте также  Худеем с Адель: методика борьбы с лишним весом от популярной певицы

– То есть у нас все создано, чтобы не было профессиональных писателей?

– Я считаю, что да. Государство это никак не контролирует, не регулирует и не защищает. Я, как издатель, сама звоню и направляю адвокатов, оплачиваю СБУшников, чтобы убрать пиратскую публикацию своих книг из интернета. Мне некуда обратиться, чтобы меня кто-то защитил. Нет даже такого закона.

– Кто самый дорогой автор в Украине?

– Официально не существует никаких цифр, Книжная палата не подводит итогов, авторы предпочитают скрывать это. Основные деньги писатели имеют со смежных услуг. Когда ты напечатал пять книг своих, стал продаваемым писателем, то к тебе обращаются за редактурой, за соавторством, за рецензией – и с этого уже зарабатываются деньги.

Пока самый дорогой автор, который получил 14,5 и 15,5 миллиона за свою рукопись, до сих пор Виктор Янукович.

Кстати, переделать книгу в сценарий стоит намного дороже, чем издать книжку.

– То есть лучше сразу писать сценарий?

– Если ты хочешь экранизировать, то, скорее всего, да.

Как только мне сказали – украинский обязательный, я сказала – нет

– Ты издаешь книги исключительно на русском языке?

– Да, для украинцев, но на русском языке.

– Пока это не запрещено законом.

– Я не думаю, что запретят, но как истинный провокатор я для себя выбрала позицию, что я издаю только на русском, и это принципиально. Придут ко мне со штрафами, пойду в Европейский суд. Это моя открытая позиция. Но я сейчас с тобой говорю, как издатель. Как книжный продюсер для своих авторов я подаю их на переводы, в том числе на украинский.

– Почему такая принципиальность?

– Я Козерог, поэтому, как только мне сказали – украинский обязательный, я сказала – нет.

– Есть тут какая-то бизнес-составляющая? Некоторые книжные продавцы жалуются, что вынуждены продавать русскоязычные книги, потому что их больше покупают.

– Ну, конечно, «вынуждены»! Вы очень интересных продавцов спрашивали. Немного не так, в городах-миллионниках превалирует русскоязычное население. Основной пласт литературы продают все равно в городах-миллионниках, поэтому спрос больше.

– Даже несмотря на то, что русскоязычные книги дороже?

– Да, но они чаще всего качественнее. Есть крутые украинские издательства, которые вывели книгоиздание на европейский уровень, но, к сожалению, мы не можем покрыть весь спрос, который у нас сейчас есть на русскоязычную литературу.

Украина не сможет выжить без российской книги. Либо мы признаем, что нация тупеет, и отказываемся от этих книг. Объясню почему – дело в стоимости прав. Права на американский бестселлер будут стоить пятьдесят тысяч долларов. В Украине даже тиражей таких нет. А при пятидесятитысячном тираже, у тебя на книжку доллар ложится за авторские права. Со всеми учетами книга будет стоить от четырехсот гривен.

– Поэтому эта книга приедет в Украину контрабандой?

– Да, сейчас прекрасный расцвет «контрабаса». У нас сейчас возникли новые миллионеры, как минимум гривневые, благодаря запретам.

– Какие книги пользуются спросом, какие везут?

– В нашей стране все еще работает принцип «запрети – купят все». Например, как произошло с «Мастер и Маргарита», когда большинство людей не разобрались, что запретили не роман, а одно издание.

В течение нескольких дней все тиражи «Мастера и Маргариты» были выкуплены у всех книжников. Та же история со Стусом. Как только Медведчук пролоббировал пиар, книжка сразу напечаталась тиражом в пятнадцать тысяч. Скандал играет в плюс. Я не считаю, что это хорошо, я не люблю хайп, это не моя стратегия, у меня бизнес вдолгую.

– Перед интервью ты сказала, что украинская книга выигрывает за счет госзаказов. Почему?

– Дело в библиотеках. В цивилизованном мире библиотеки закупают книги согласно запросу читателей. В Украине все иначе. Дядя из министерства решает, какие книги закупаются по всем библиотекам. Это делают не по рейтингу продаж, а ради отката.

Как это работает. Допустим, у тебя издается какой-то неизвестный украинский автор, при этом лоббируется госзаказ на библиотеки. Библиотек у нас шестьдесят или семьдесят тысяч. То есть даже если заказ ориентирован только на районные библиотеки, то твой тираж книжки составляет сразу десять тысяч. О качестве мы не будем говорить.

И вот возникает классная статистика. У тебя сразу украинская книга поддержана! Десять тысяч издавалось! Но эту книгу ты вряд ли где-то купишь. Зато она есть в каждой библиотеке.

Это тупо откатные сценарии заработка денег, вместо реальной популяризации чтения, привлечения людей в библиотеки. У нас выросло два не читающих поколения. Они не всегда знают «Анну Каренину», не говоря про Ахматову.

Вот у нас прекрасно закупили книжку «Принцесса плюс принцесса». Она во всех библиотеках.

Пушкина перевели как «Гарматного»

– «Принцесса плюс Принцесса» – эта книга может вызывать интерес у детей?

– Я сегодня эту книгу прочла. Это комикс, и он рассчитан на маленький возраст. Нам, откровенно говоря, книга не очень интересна, там нет гениальных литературных поворотов или чего-то такого.

Растить детей на комиксах – это неплохо. Я считаю, что комиксы круто развивают воображение и вообще visual внутри, поэтому я за эту книгу. Кстати, прочитала, что они напечатали тысячу экземпляров, но это, наверное, без библиотечных.

– А сколько скандалов было.

– Зато отлично раскрутили, я так считаю. Все, что скандальное, все хорошо продается.

– Украинское общество готово к подобным книгам?

– Я за демократию. В демократической стране ты можешь позволить себе быть эмо, трансвеститом, сатанистом… У нас пока преобладает агрессия.

– А насколько хорошо продаются комиксы в Украине?

– Я очень предвзято отношусь к украинским переводам триллеров или ужастиков, «для мене наша мова більш мелодійна» – ближе к Востоку. Я обожаю читать на украинском японцев, китайцев. Реально у нас есть крутые переводы.

Давай не забывать «Гарри Поттера». Мне безумно нравятся эти книги именно на украинском языке. Перевод гениален! Кстати, общий тираж всех книг про «Гарри Поттера» достиг 1 миллионов экземпляров на украинском языке. Хотя первый тираж в 2002 был всего 4 тысячи.

С другой стороны, я помню чудесную шутку – про то, как на прошлой нашей насильной украинизации в 70-х или 80-х годах Пушкина перевели как «Гарматного». Идиотичность и тогда присутствовала.

Я верю в то, что язык и нация сами принимают трансформацию. Если оно не приживется, то будущего в этом нет. Если оно приживется, то будут наши с тобой дети учить «Голмса», «Фроеда», «Гемингвея» (современные переводы на украинский язык Шерлока Холмса, Зигмунда Фрейда и Эрнеста Хемингуэя. – Ред). И пока ребята не определятся со всеми изменениями, я тоже не хочу издавать на украинском языке.

Интервью с Аленой Лазуткиной или Теневая сторона книжного бизнеса

Елена Лазуткина – не просто книжный продюсер. Эта женщина смело бросает вызов архаическим слоям общества, приучая нас к высокой литературе. О книжных экспериментах, политике и о том, как секс связан с литературой – в одном из самых интересных разговоров в «28 ужинах».

Ужин: Спринг роллы с чилийским сибасом и вьетнамским соусом. Севиче тунец.

Давно слежу за вами и вашей карьерой. У вас очень правильно выстроен коммерческий образ. Опыт в PR-сфере, как видно, пригодился.

Вообще-то, я считаю себя пиарщиком. Думаю, хороший продюсер – это всегда профессиональный пиарщик, в первую очередь. Просто назвали по-новому.

Во многих интервью вы делаете прямую связку между сексом и книгами. Для чего? Вы считаете, что секс помогает продвигать культуру чтения?

Это единственное сочетание, которое никто еще не осмелился вынести на публику. Думаю, оно привлечет любого.

Чтение давно стало в глазах окружающих уделом ботанов и интеллектуалов. Я пытаюсь это поломать, и секс в данном случае взят в качестве антипода. Секс интересен. Хотя для меня самой сексуальной вещью был и остается мозг. Многих современных проявлений сексуальности я вообще не понимаю. Например, новое модное течение у молодежи – «пансексуализм» – неважно в каком обличии твой партнёр и каковы его внешние проявления.

Я считаю, что всё же роли «Мужчина» и «Женщина» не потеряли актуальности, хотя и границы первичных половых признаков уже размыты.

Секс и книги – это две вещи, которые не могут существовать друг без друга, в моем понимании. Без книг мы не можем развиваться и без секса мы не можем развиваться. Как маркетолог я признаю, что эта фраза выглядит кричаще и вызывающе. Но как пиарщик, и в каком-то роде философ, могу сказать, что это мой сознательный внутренний выбор.

Смешивать направления – это новый тренд. Оглянись вокруг: уже давно смешались технологии, искусство, благотворительность и миллион других направлений. Мы научились экспериментировать даже с религией. Так почему бы не попробовать проделать то же самое с нашим интеллектом?

С книгами нужно экспериментировать?

Конечно! Представим себе флешмоб: сотни известных личностей из мира политики, шоу-бизнеса, IT и т. д. публикуют на своих страницах в социальных сетях фотографию с книгой. Просто фотографию с книгой, которую они сейчас читают, или прочли, или хотят прочесть. Ты вообще представляешь, насколько повысилась бы читаемость нации за одну неделю? Я считаю, что чтение должно стать настоящим интеллектуальным движением. И в этом случае синтез секса и книг очень хорошо работает на привлечение. Это две темы, с которыми сложно спорить. И секс, и интеллект являются основополагающими вещами в жизни человека.

Мне очень понравилась идея такого флешмоба. А почему вы сами до сих пор этого не сделали?

Уже сделала. Проект назвали #Must_Read, в черновом виде он уже готов – буквально на днях увидит свет. Всё равно получается, что я персонализирую проект как организатор, приглашая публичных личностей на фотосъёмки, а хочется, чтобы это стало всемирным движением.

Но вам было бы выгодно стать идеологом такого проекта, не так ли? В нашей стране нет профессии «книжный продюсер» как таковой. Вы могли бы стать популяризатором целого общественного движения.

Да. Кстати, в этом бизнесе я называю себя Диснеем. Когда Уолт начинал, все говорили, что он спятил. А он лишь твердил: «Я верю, что мультик сможет изменить мир». Возможно, это звучит дерзко и немного наивно, но я действительно считаю себя человеком, который может изменить мировую индустрию. Ведь если проследить за другими творческими сферами, то в основе любого фильма или спектакля почти всегда лежит книга.

Но мне кажется, что книжная индустрия, мировой книжный бизнес как таковой уже устарел. Нужно менять подход на корню: я «скопировала» подход из музыки – продюсирование. Ведь если бы не был создан фетиш Мадонны, то и вокруг ее музыки не было бы такого ажиотажа. Так же нужно действовать и с авторами. Необходимо вывести автора в новый формат, в формат книжного гения. Как, например, происходит с музыкантами или художниками. Существует слаженная система, которая позволяет им вырваться вперед. В нашей же стране тебе даже рукопись некому принести. А если ты еще и на русском пишешь, то сразу до свидания. Но так же нельзя. Мы все знаем два языка, и этим нужно гордиться! Нельзя политизировать этот вопрос.

А чтение должно существовать вне политики?

Я считаю, что да. Абсолютно. Ты приходишь к книжкам, когда хочешь учиться. Когда хочешь, чтобы твой мозг работал. Ты хочешь постигать. Это не относится к политике.

Я слышал о том, что существует литература, недоступная для широких масс. Это правда или нет?

Правда. Как минимум, существует библиотека в Ватикане, попасть в которую практически нереально. Там есть сотни книг, на которые историки просто молятся. И я думаю, что таких библиотек достаточно много. Есть ли запрещенные книги? Конечно есть. Их можно найти разве что в теневом интернете. Но не стоит забывать, что общество само делает эти книги запрещенными. Взять ту же «Поваренную книгу анархиста», которую сейчас нигде не найти и благодаря которой можно сделать бомбу у себя на кухне. Ты бы хотел, чтобы она попала в руки кому-нибудь в Донецке? Или чтобы она была у твоих соседей? Вряд ли.

Поговорим о животрепещущем. Насколько сильно бьет по имиджу автора его открытая ЛГБТ позиция?

Как издателя, меня совершенно не волнует личная жизнь автора. Мне важно само творение – интеллектуальный труд писателя. Хотя я всегда в добровольно-принудительной форме прошу автора обсудить со своими партнёрами сексуальные сцены, присутствующие в книге, дабы избежать в дальнейшем недоразумений. Как раз сейчас я осознанно издаю книгу, в которой чётко ясна гомосексуальная позиция автора. Для меня это личный вызов, и вызов нашему обществу. Виктор Бревис описывает жесткую циничную реальность, не заворачивая её в красивую обёртку. Для меня лично это был сложный выбор, я люблю «продавать красоту», а не «реальность».

Читайте также  Как стать лучшей версией себя: 10 самых полезных книг по саморазвитию

Я из тех людей, которым плевать на рынок. Я создаю тенденции.

Думала ли ты над тем, чтобы издать свою книгу? И если да, то о чем она будет?

Да, у меня есть такие планы. Это будет книга о книгах. Там будет правда о том, как устроен книжный бизнес, и моя теория по изменению мира.

Скажи, где ты любишь бывать в Киеве?

Если речь идёт о клубах – CHI, L8Park и Closer, но клубы все же посещаю крайне редко. Из баров – Barman Dictat и #местокоторогонет. Что касается ресторанов — это зависит от того, в каком районе живу и работаю. Я переезжаю каждые 1,5-2 года, поэтому всё меняется. Например, сейчас это ресторан «Одуван» на Севастопольской площади.

А алкоголь? Какой алкоголь любишь?

Обожаю смешивать белое сухое вино с яблочным соком. Вообще нравится все сладкое. Иногда позволяю себе самбуку или текилу.

Если я правильно помню, ты водишь автомобиль. Это так?

Да, я вожу и очень это люблю. С учётом того, что я когда-то училась ездить на «Ладе», обожаю все, что на механике, даже старой. Но и любое новое авто – это всегда удовольствие.

Книжный продюсер Алена ЛАЗУТКИНА: «Без книг человечеству придет п*здец»

Алена Лазуткина — человек, который уже 15 лет занимается литературным бизнесом и точно знает, как написать книгу, которая не будет пылиться на складе. Поговорили о том, почему просто издать роман — неправильная цель для писателя, работает ли в литературе черный пиар, можно ли написать хорошую книгу за месяц и о многом другом.

Начнем с главного вопроса: можно ли, заключив с вами контракт, стать звездой?

Скажем так, со мной этот путь может быть короче и быстрее. Есть ли 100% гарантия? Нет. От вас все будет зависеть настолько же, насколько и от меня, и даже больше. Но у меня есть нужный опыт. Я адаптировала систему продюсирования из шоу-бизнеса к литературе, и это работает.

Я вмешиваюсь в текст, со мной каждый автор первым делом дорабатывает свою книгу

Какие методы раскрутки нового имени вы используете? Можете ли, например, отправить автора в тур?

Ну, о турах сейчас говорить не приходится. Не только из-за карантина: у нас другая ситуация на книжном рынке, издательства сейчас на промоушн новых авторов закладывают минимум. Это связано с тем, что в Украине, по сути, умерла книжная розница. Не осталось крупных сетей, которые бы вкладывались в продвижение своих книг, а именно они раньше финансировали туры авторов, потому что наибольшую прибыль магазинам дают собственные издательства. А теперь есть один лидер рынка, дотационный, который убивает свободную конкуренцию. Новоиспеченным писателям тот же тур придется оплатить из своего кармана, книжный магазин разве что бесплатно даст помещение под презентацию.

Так что основные методы раскрутки сейчас — соцсети, реклама в них и активность самого автора в первую очередь. Есть еще разные интересные маркетинговые штуки — QR-коды, например, или буктрейлеры.

На самом деле моя главная задача — хороший текст. Сейчас это мое основное условие: я вмешиваюсь в текст, со мной каждый автор первым делом дорабатывает свою книгу. Где-то подкрутить сюжет и сделать его интереснее; где-то — упростить подачу информации; где-то — глубже провести исследование. Я горжусь любым своим проектом и считаю, что авторы тоже должны ими гордиться. Когда человек кайфует от изданной работы — это чувствуется, и продаются такие книги намного лучше.

Книжный бизнес — игра вдолгую: вы издаете произведения, которые должны будут годами нести какие-то ценности

Есть ли в книжном мире такой прием, как черный пиар?

Он есть везде. Но я считаю, что литература как отрасль культуры должна быть выше этого. Ни в коем случае не хочу обидеть остальные виды искусства, но все-таки книги должны нести другое. Книжный бизнес — игра вдолгую: вы издаете произведения, которые должны будут годами нести какие-то ценности. Я не очень люблю хайп. Порой он действительно продает книги, но я предпочитаю этого избегать. Хайп крайне редко приводит к длительному результату.

Какой должна быть книга, чтоб вы взяли ее в работу? А что брать не будете?

Очень не люблю мат. Обожаю материться в устной речи, но не приемлю нецензурщину в письме. Хотя некоторые слова, по-моему, из мата постепенно превращаются в сленг — к примеру, «хер». Так что тут двойственно. Но я все равно стараюсь максимально убирать из книг своего издательства ненормативную лексику.

Не трогаю тему религии, абортов — считаю, это слишком личное. Политику тоже стараюсь не трогать, только если в формате журналистики или в ироничной форме — скажем, «Сетка» Светланы Крюковой про фальсификации в 2004 году и выборы в целом. Или, например, веселые истории из депутатской жизни со стороны пресс-секретаря — надеюсь, издадим такую книжку с Ярославой Кобой, «Под мандатом».

Обожаю крутые сюжеты. Разделяю понятия «писатель» и «автор»: для меня писатель — это тот, кто придумал свой мир, то есть fiction. А автор — это человек, который может написать абсолютно нехудожественную книжку по своей профессии. Есть еще пласт переходящих журналистов-писателей: они уже не авторы, но все равно пишут нон-фикшн. Так вот, если это нон-фикшн, то мне интересно, чтобы это было хорошо продуманное, оригинальное исследование.

Я не скрываю, что полагаюсь исключительно на свой вкус, у меня нет помощников, которые читали бы за меня. И даже читаю я сейчас на платной основе.

А как вообще выстраиваются отношения «автор-продюсер»?

У меня — за деньги. Три года назад моя сеть («Литературный салонЪ» — прим. ред.) пережила рейдерский захват, а теперь еще и пандемия, так что бизнес сильно просел, и сейчас я не выкупаю права на издание книг. Цены на мои услуги варьируются от 500 до 5000 долларов — зависит от того, какой пул работ я выполняю для автора.

Какие три главных совета вы бы дали начинающим писателям?

Первое: определите ценность своей книги и постарайтесь ее расширить. Что вы хотите донести, что нового принесет миру ваша книга, над чем заставит задуматься? Я говорю не о литературной новизне, о смысловой. Конечно, может, вы гений слога и переливами вашего текста нужно наслаждаться — но тогда вам будет очень сложно в современном литературном мире.

Второй совет: правильно подойти к выбору издателя. Не распихивать свою книгу всем подряд: «Возьмите, напечатайте, дарю!», не обесценивать свое творение, а все-таки искать возможности — литературные конкурсы, к примеру.

Отсюда логично исходит третий совет: быть активным. Насколько при этом нужно быть в литературной тусовке — большой вопрос. Я лично считаю, что нужно не тусить, а изучать, что происходит в украинской литературе — для этого нужно взять и купить книжку, почитать и сложить свое мнение.

Еще нужно иметь в виду, что очень отличается городская, столичная литература от региональной. Ту активную и разноплановую жизнь, которую проживает читатель из города-миллионника, невозможно сравнить с жизнью даже в десяти километрах от него. Этот «городской» читатель — искушенный, ему нужны более динамичные, технологичные, интересные сюжеты. Так что определите свою целевую аудиторию: живет она в городе или поселке; где продавать ей книгу; возраст — на кого ориентироваться и какие слова/сленг использовать; пол (чаще всего ваш же), финансовое положение — сколько будет стоить книга и каким будет качество ее печати.

На ваш взгляд — что важнее: талант и вдохновение или трудолюбие и маркетинг?

Трудолюбие — однозначно! Писательство — это тоже навык. Если ты талантлив, но не развиваешь свой навык — одной книжкой все и закончится.

Многие люди, мечтая стать писателями, хотят просто издать книгу — а я считаю, это абсолютно разные цели: выпустить книгу и стать писателем. Можно заработать денег в любой другой сфере, нанять меня и издать свою книжку: я ее сделаю качественной, у нее будет цель, какая-то аудитория — все, ты исполнил свою мечту, за деньги. Но если хочешь действительно стать писателем, намного правильнее задаться целью продать миллионный тираж.

Трудолюбие — однозначно! Писательство — это тоже навык. Если ты талантлив, но не развиваешь свой навык — одной книжкой все и закончится

То есть писателями могут считаться только те, кто именно зарабатывает на своем творчестве?

Или хотя бы публикуются. В Америке, например, писатель — это любой, кто пишет; изданный писатель, printed writer — это уже следующий уровень, более престижный. Однако ты все еще можешь, будучи неизданным, называться писателем. В нашей культуре так исторически сложилось, что писатель — это тот, кого публикуют. «Я пишу на ЛитРес» у нас не особо котируется. Вот «меня издала Лазуткина» — это уже другой разговор.

А есть ли вообще сегодня у писателя шансы стать коммерчески успешным, учитывая не самое лучшее состояние рынка?

Конечно, есть! И живые кейсы есть. Катерина Бабкина — прекрасный пример женщины, которая зарабатывает литературой, еще и поэзией. Андрей Кокотюха — у него уже несколько книг экранизировали. Антон Фридлянд тоже давно монетизировал свое творчество. Тамрико Шоли — бестселлеры моего издательства, зарабатывает на изданных мною книгах, преподает, редактирует, пишет в качестве журналиста.

Если ты хочешь зарабатывать на своем писательстве, ты должен быть очень гибким. Издание книги работает скорее на популяризацию твоего имени и увеличение гонораров за другие услуги, которые ты, как творец слова, можешь оказывать: редакторскую работу, SMM, соавторство, корректуру.

Books around me: интервью с книгоблогером юлией яковлевой

Автор: xboxtra · Опубликовано 02.08.2017 · Обновлено 29.05.2018

В статье про увлекательных русскоязычных книгоблогеров я писала о прекрасных девушках, каковые обожают книги. Само собой разумеется, выбирала Youtube-каналы, ориентируясь на предпочтения и собственные наблюдения. Как раз благодаря той статье я смогла познакомиться с Юлией Яковлевой, канал которой сама наблюдаю уже больше года.

А сейчас предлагаю и вам познакомиться с ней, конечно определить о жизни книгоблогера, остающейся за кадром.

Привет! Поведай, прошу вас, мало о себе.

Меня кличут Юля, мне 23 года и я студентка, но мое образование никак не связано с тематикой моего канала. Первое образование у меня денежное и оно все еще длится – я в ходе написания магистерской диссертации. Второе образование у меня юридическое, которое к слову мне сильно помогает при работе с Youtube. О собственных хобби я стараюсь открыто говорить на канале и первое, конечно, это чтение книг. Так же я занимаюсь изучением новых языков.

У меня имеется опыт обучения и с репетиром, и в языковой школе – и об этом я желаю поведать подробнее в будущих видео. И, третье главное хобби – это рисование, рисую я фактически с детства.

Как ты стала книгоблогером? Что подвигло?

В большинстве случаев у книгоблогеров, в то время, когда их задают вопросы об этом, имеется долгая и увлекательная история как они к этому пришли и как полгода подготавливались. У меня всё весьма легко: я всегда рассказывала своим приятелям о книжках! Со временем им надоело слушать и в один вечер (я данный момент отлично не забываю), они мне говорят: «Юля!

Всё, надоело! Заводи собственный канал и будешь говорить в том месте, сколько желаешь!». И практически на следующий сутки, я записала собственный первое видео — «Любимый автор». Само собой разумеется, позже было довольно много монтажа, я кроме того не поразмыслила, что необходимо написать какой-то сценарий либо как-то к этому готовиться. Но у меня не было ощущения страха либо боязни оценки.

Но на данный момент я, кстати, над видео переживаю значительно больше, в то время, когда его выкладываю, чем в первые несколько месяцев.

Это связано с тем, что аудитория выросла и тревожит оценка со стороны?

В то время, когда тебя наблюдают 200 человек, и ты знаешь, что им вправду весьма интересно, то кроме того в случае если видео чем-то не понравится, претензий очень не будет. А вот на данный момент, стоит тебе высказать вывод чуть-чуть хорошее от мнения большинства, в обязательном порядке найдется отрицательная реакция. К этому необходимо готовься , а я, в то время, когда начинала заниматься Youtube, к этому готовой не была.

Как ты подготавливаешься к видео? Какие конкретно имеется этапы от идеи видео до его финального вида?

Определенно, всё начинается с идеи, а по окончании начинаешь думать над формой ее реализации. У меня в большинстве случаев это происходит в виде сбора информации. В случае если это фильм, о котором я желаю поведать, то я фиксирую какие-то собственные мысли на протяжении просмотра либо записываю время, с определенными кадрами.

В случае если это книга, то я в обязательном порядке делаю какие-то пометки, оставляю закладки. Позже в сети просматриваю критику, статьи. В то время, когда необходимое количество информации набирается, я осознаю, в каком формате лучше это осветить: детальное одно видео о книге, в формате «Прочтённое» либо в другом виде.

Читайте также  7 упражнений, которые можно делать прямо на рабочем месте

Какие конкретно этапы даются несложнее, какие конкретно легче?

Для меня сбор информации – это самый неинтересный и нелюбимый период. В то время, когда у меня появляется мысль, то хочется скоро все сделать, пока имеется воодушевление. Но я осознаю, что в случае если буду так снимать, то окажется сумбур и лишь мое субъективное вывод.

Принципиально важно дать не только собственные эмоции, но совершить анализ книги, что-то увлекательное о ней поведать. И тогда необходимо просматривать рецензии, сравнивать, обращать внимание на недочёты в произведении, каковые нашли другие люди. И именно данный этап самый продолжительный и трудоемкий, а потому нелюбимый.

Какие конкретно видео снимать легче, а какие конкретно несложнее? Какие конкретно рубрики любимые?

Самая любимая рубрика – это отдельный обзор на книгу. Еще мне нравится снимать совместные видео с другими книгоблогерами. А, к примеру, рубрика «Книжные приобретения» — не весьма любимая, я тянула с её введением на канал какое-то время.

Неизменно стараюсь что-то прочесть к моменту съемки, дабы не только показывать обложку книги, и вдобавок и что-то о ней поведать.

Собственные видео ты делаешь сама либо имеется ассистенты?

Я со всем справляюсь сама, не смотря на то, что весьма бы хотелось ассистентов. Единственное, что далось непросто, это разговор одни на один с камерой. Я не теряюсь, в то время, когда выступаю на публике, но до сих пор ощущаю себя довольно глупо, говоря одна в помещении.

В то время, когда я снимала видео первые 2-3 месяца, то просила маму посидеть за камерой, дабы было как-то легче.

Не редкость ли усталость от канала, чувство рутины? Как преодолеваешь?

Время от времени не редкость, в особенности в то время, когда режим выхода видео плотный и не совсем мне подходящий. В большинстве случаев оказывает помощь паузу, в то время, когда по большому счету никак не взаимодействуешь с Youtube. Меня воодушевляет что-то извне: новая книга, занимательный фильм либо музыка.

Какие конкретно замыслы развития канала? Каких рубрик ожидать подписчикам?

Я себе уже написала целый замысел возможностей на 2017 год. Желаю ввести пара рубрик, расширяющих тематику книжного канала. Это будут видео о рисовании и об изучении языков, именно то, чем увлекаюсь сама и могу поделиться опытом.

Каким ты видишь собственный канал через несколько лет?

Мне бы хотелось, дабы видео выходили в четкой упорядоченности. Имеется последовательность видео-тематик, каковые я желаю снимать систематично, и они должны быть в четком балансе, а не иногда. Мне думается, так зритель лучше принимает, в то время, когда видит какую-то структуру.

Что тебе дает ведение канала? Из-за чего ты этим занимаешься?

Прежде всего, это огромная зрительская отдача – комментарии под видео, сообщения Вконтакте. Я вижу, что людям это весьма интересно, они меня поддерживают, и это огромное вдохновение и бесценные ощущения. Само собой разумеется, имеется денежная сторона, но ведение книжного канала с аудиторией в 10 тысяч подписчиков – это маленькие деньги, разрешающие окупить книжки, не более.

Также, ведение канала оказывает помощь быть в курсе событий, к примеру, издательства приглашают на презентации либо присылают книжки на обзор.

С кем ты познакомилась благодаря собственному каналу, не считая блогеров? Показались ли новые приятели?

У меня появилось четверо друзей по переписке, с которыми общаемся и в сети, и обмениваемся бумажными письмами. Я неизменно открыта для тех, кто мне пишет Вконтакте, к примеру, в то время, когда задают какой-то вопрос, просят совет либо говорят что-то о себе. Время от времени из этого вырастают занимательные беседы, каковые продолжительно продолжаются.

Не считая общения с подписчиками, показались приятели и среди видеоблогеров, не только из области буктьюба.

Какое место в твоей жизни занимает книжный канал? Видишь ли ты себя в будущем занимающейся лишь каналом либо это нереально?

Начиналось это как хобби, но на данный момент у меня все мысли направлены на это. Что бы я ни делала, я всегда отмечаю, что об этом необходимо поведать, это также необходимо включить в видео, а из данной идеи окажется отдельный ролик. Так что это уже обязательный атрибут моей жизни. Мне бы хотелось, дабы моя профессия была к этому близка, что-то связанное с издательством книг.

Но как главный вид собственной деятельности, я это не вижу.

Как по-твоему, начинается ли буктьюб в целом? И куда?

Конкретно начинается и об этом свидетельствует то, что появляются новые каналы — и они сходу качественные. Практически с первых видео красивая картина, увлекательный подбор литературы, поставленная обращение, хороший монтаж и все на уровне. Это показывает, что буктьюб-сообщество завлекает гениальных людей, каковые приводят больше зрителей.

И так, само сообщество растет, и появляются новые возможности для сотрудничества и реализации.

Отличается ли русскоязычный буктьюб от зарубежного?

Русскоязычный буктьюб меньше и каждого, кто приходит ко мне подмечают фактически сходу. Через какое-то время человек вливается в сообщество, о нем начинают сказать, с ним начинают сотрудничать издательства и без того потом. Зарубежный буктьюб представлен громадным числом каналов, людей в том месте довольно много и существуют какие-то группки, но не появляется единения в целом.

Несколько слов о твоих любимчиках: жанры, авторы, книги/серии.

Самый любимый жанр это городское фэнтези. К нему меня подвел Терри Пратчетт, благодаря которому я познакомилась с Нилом Гейманом. И на сегодня Нил Гейман мой любимый автор, у него я нахожу совершенный баланс фэнтези, мифологии, настоящей жизни, и все это в весьма грамотной оболочке.

Говоря о серии, мне весьма нравится серия книг АСТ «Мастера волшебного реализма» — весьма крепкая, хорошая и могу дать совет.

Как именно ты выбираешь себе литературу? На что ориентируешься: жанр, создатель, отзывы, что-то в аннотации?

У меня имеется пара параметров. Во-первых, это так именуемые, автопокупаемые авторы, другими словами те писатели, книги которых я постоянно покупаю, легко вследствие того что обожаю их творчество. У меня такая история с Нилом Гейманом. Во-вторых, это книга увлекательного мне жанра и она в новинках, к примеру, какая-нибудь новая фантастика в бестселлерах с хорошими отзывами.

И в-третьих, это чей-то совет, меня весьма легко увлечь.

Пишешь ли ты сама? В случае если да, то, что и какие конкретно замыслы на эту деятельность?

Да, я писала в свое время фанфики, и это было целым периодом в моей жизни. В будущем мне это помогло, я не теряюсь при работе с текстом. Но в случае если сказать, о том, дабы я написала книгу и издала ее под своим именем, то речи об этом нет, и я не пологаю, что это вероятно.

В скором будущем совершенно верно, но я не исключаю таковой возможности.

За каким жанром, по-твоему, будущее литературы?

Мне думается, что какого-либо одного преобладающего жанра существовать не будет. Книги просматривают люди различного возраста, различных социальных групп и с различными предпочтениями. Я весьма надеюсь, что будет дальше развиваться жанр социального романа и будут оказаться сильные авторы, отражающие реальность не только с пессимистичной точки зрения.

Какой совет ты можешь дать нашим читателям и своим зрителям?

Мой основной совет, которому я сама стараюсь направляться, — не опасайтесь пробовать новое, не опасайтесь экспериментировать. Пускай это будет новое хобби либо книга в новом для вас жанре. Все время пробуйте новое и лишь так со временем вы сможете отыскать то, что вправду будет частью вас самих, что станет любимым и сможет приносить воодушевление в будущем.

Надеюсь, что всем нам хватит смелости направляться этому красивому совету и воплощать в судьбу собственные грезы так же, как это делает Юлия.

О сокровенном… с Юлей Books around me

80% продаж популярных художественных книг делает Киев

В нынешней ситуации вопрос популяризации современной украинской литературы на самом деле очень важен. Но если говорить об издании произведения начинающего автора, да еще если он хочет самостоятельно управлять своим тиражом, то ему проще сделать это за свои деньги. Только при этом нельзя забывать обо всех возможностях, которые предоставляет широкий спектр инструментов рекламы и самопиара, так как без стимулирования продаж о новой книге просто не узнают. Такое мнение «Аналитической службе новостей» (АСН) высказала книжный продюсер Елена Лазуткина.

«Пример того, как люди раскручивают себя сами без денег, если мы говорим о современных украинских молодых авторах, – Тамрико Шоли, которая имеет уже несколько книг, или Антон Фринлянд, в арсенале которого уже 4 книги и готовится новая. Они, пользуясь всеми доступными инструментами рекламы, очень умело продвигают свое имя как некий литературный бренд, который впоследствии работает уже на продвижение книжки. Но, к сожалению, на самом деле в Украине таких немного. А сам автор, даже имея имя, скорей зарабатывает не с книг, а с сопутствующих заказов — рецензии, статьи в СМИ, редактура или в соавторстве», – поясняет эксперт.

С начинающими писателями, по словам Лазуткиной, работают многие издательства, среди них – «Фолио», «Саммит-книга», «Меридиан», «Махаон» и другие. При этом активно ищут и издают детскую литературу практически все большие детские издательства, прежде всего «Зеленый Пес», «А-Ба-Ба-Га-Ла-Ма-Га», «КМ». Тем не менее, гонорары, особенно учитывая нынешнюю экономическую ситуацию в стране, не особенно высоки, от тысячи гривен до тысячи долларов, и то не всегда. Чаще всего же верхняя граница «выручки» за новую книгу – не больше 10-15 тысяч гривен.

«Если мэтры украинской литературы, среди которых – и Лада Лузина, и Люко Дашвар, и тот же Андрей Кокотюха, впоследствии получают за свои книги роялти, начинающим приходится сложнее. И в любом случае, – отмечает Елена Лазуткина, – они чаще приходят к выводу, что нежели соглашаться на подчас не очень выгодные условия, на которых работают с начинающими авторами издательства, лучше финансировать свои первые проекты самостоятельно или привлечь деньги извне (ныне книга как инструмент пиара активно используется разными брендами — от алкоголя до заправок или строительства). Именно потому, что автору, который хочет создать себе имя и планирует вкладывать в этот процесс какую-то часть финансирования, а также собственное время, лучше самостоятельно управлять тиражом, особенно посещая литературные вечера и встречи со своими читателями, где продажи наиболее активны».

Очень много в плане продвижения, утверждает книжный продюсер, «зависит и от самого писательского проекта, а также от того, каким будет тираж. Поэтому, к примеру, при тираже в три тысячи стоит выбрать издательство, которое имеет дистрибьюторскую сетку хотя бы из 120–150 точек продаж по Украине. Если человек собирается печатать огромные тиражи в 5–10 тысяч и распространять их, то есть речь о масс-маркетовском проекте, понадобится издательство с самой большой сеткой (300 и более точек). Оно в таком случае будет самым полезным. Поэтому нужно понимать, что далеко не всегда непосредственно цена тиража является отправной точкой, в случае выбора «полиграфии» друга/племянника/с работы. Многие гонятся за ценой самой книги, а потом сталкиваются с огромными проблемами именно в распространении. Большинство книжных сетей не работают с частными лицами, соответственно, следует обращаться к дистрибьюторам, которых ещё не так легко найти и заинтересовать, и цена книги для покупателя вырастет в 1,5–2 раза».

Если говорить о государственной поддержке начинающим литераторам, то нельзя сказать, что ее нет совсем. К примеру, отмечает эксперт, чаще всего предоставляются площадки, где такой автор может абсолютно бесплатно встречаться со своими читателями. Есть авторы, которые активны в соцсетях, в журналистике, – и целый ряд публичных людей могут спокойно репостить их, что очень хорошо работает на имидж. При этом нельзя забывать об инструментах, которые условно можно подогнать под категорию «ты мне – я тебе». Есть так называемое правило пяти рук, которое тоже работает достаточно эффективно. Безумное количество разнообразных вариантов бесплатных инструментов раскрутки предлагает сейчас Интернет. Главное, уметь правильно воспользоваться такими инструментами.

«В любом случае очень важно правильно подобрать издательство, помня, что львиная доля продаж – до 80% – приходится на Киев. Регионы, к сожалению, чаще всего не могут финансово потянуть даже одну среднюю книжку за 150-200 гривен. Но уступать в качестве книги ради цены — для большинства книжных проектов не совсем рационально», – отмечает эксперт книжного рынка.

Авторские блоги и комментарии к ним отображают точку зрения их авторов. Точка зрения редакции информационного агентства ASN может отличаться от точки зрения авторов блогов, колонок на сайте и комментариев к ним. Редакция агентства ASN не несет ответственность за достоверность материалов из раздела «Блоги», «Колонки», сайт агентства только обнародует данную информацию.