Как удалось спасти свыше 47000 людей во время теракта 11 сентября 2001 года

9/11: Истории пяти выживших в самом сердце катастрофы

14 лет назад, 11 сентября террористы направили два авиалайнера в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Эта катастрофа унесла жизни почти трех тысяч человек и изменила, наверное, и политику США, и ход нашей истории. Но когда мы вспоминаем о ней, то думаем не о политике, а невольно бросаем взгляд в окно, размышляя: а как я поступлю, если мой офис сейчас содрогнется от удара, вспыхнет огонь и хлынет вода из прорванных труб?

Поэтому мы собрали истории пятерых людей, выживших в самом центре ада. Их до сих пор мучают кошмары и чувство вины перед теми, кто выжил, хотя обвинять себя им и не в чем.

Фред Эйхлер

Фред, 54-летний страховой агент, 11 сентября 2001 года явился в свой офис на 83 этаже Северной башни в 8.15 утра. В 8.40 Фред отправился в уборную, но по дороге встретил четверых коллег, и они остановились поболтать. Оторопев, они наблюдали в окно как самолет летит в сторону их здания. В 8.46 он врезался в небоскреб, разрушая все на своем пути. Ударная волна раскидала Фреда и его коллег по полу. Придя в себя, мужчина позвонил 911, а затем дозвонился домой, чтобы поговорить с женой, дочерьми и родителями. Он был уверен, что больше никогда их не увидит.

Фред зашел в комнату для переговоров, к нему присоединились трое незнакомцев.

Один из них, юрист по имени Джонатан Джадд, 37 лет, рыдал: «Моя жена недавно родила ребенка. Я никогда их больше не увижу». Фред обнял его и сказал: «Мы выберемся».

Этаж постепенно затягивало дымом, по коридорам и лестницам неслись потоки воды из прорванных труб. Собравшиеся затыкали мокрыми ковриками и полотенцами щель под дверью, пытаясь остановить дым. Посовещавшись, они решили не открывать окна, боясь, что воздух раздует пламя.

В 9.02 и 54 секунды раздался второй удар: самолет врезался в соседнюю, Южную башню. Фред и его группа решили попробовать выбраться на пожарную лестницу. Но когда они добрались до двери, в здании погас свет. Они вернулись в комнату для переговоров и спрятались под столами. Им повезло. Всего этажом выше дым и жар были так сильны, что люди задыхались или выбрасывались из окон

В 9.30 Фред увидел свет фонарика. На их этаж добрался пожарный. Он спас найденных людей, но сам погиб. Пожарный вывел выживших к лестнице и посоветовал на 78 этаже свернуть направо и спускаться по другой. На 20 этаже они услышали новый звук удара. Все здание содрогнулось, порыв ветра наполнил воздух пеплом, скрипевшим на зубах. Это обрушилась Южная башня. Северная начала дрожать. Лифты падали в проемы, раскачивались лестницы. Когда Фред добрался до первого этажа, выбраться с него можно было только через разбитое стекло. На улице он попросил у кого-то телефон и набрал номер жены. Она закричала в трубку: “Беги, беги, беги!” То же кричали пожарные и полиция. Через несколько минут Северная башня обрушилась.

Дженис Брукс

Дженис Брукс, 42 года, персональный ассистент, отдыхала после 20-минутной пробежки по набережной. Она сидела за своим столом на 84 этаже Южной Башни, когда услышала странный, глухой звук. За окном офиса во все стороны разлетались бумаги. Кто-то закричал: “Бегите!” Дженис решила сначала спросить разрешения у начальника, уехавшего в Лондон. К телефону подошел другой коллега, который уже узнал новости по телевизору.

Дженис сказала: «Роб, тут что-то происходит, но мы в порядке и собираемся выйти».

Мужчина заорал в ответ: “Что-то происходит!? *** ад, Дженис, в вас самолет врезался. Вы*** оттуда!»

Дженис бросилась вниз по лестнице вместе с прочими. Они спустились на 12 этажей, когда по громкой связи передали сообщение, что башня стабильна, и все должны вернуться на свои места. Дженис стала подниматься и отстала от коллег. Когда она, наконец, добралась до двери, здание потряс удар, разрушивший этажи с 78 по 84-й. Разорванные на части алюминиевые панели и стальная мебель разлетелись во все стороны как раскаленная шрапнель. Когда Дженис и собравшиеся с ней на лестничной площадке люди смогли открыть дверь, им навстречу вывалились окровавленные пострадавшие. Одной женщине отрезало руку, грудь какого-то мужчины была утыкана осколками стекла, другая женщина, с окровавленным лицом, повторяла, что ничего не видит.

Спуститься было невозможно: пожарная лестница разрушилась. В дыму выжившие чудом нашли дверь на другую, единственную сохранившуюся лестницу. Дженис давно скинула туфли на каблуках и чувствовала как осколки бутылок с кока-колой из взорвавшегося автомата впиваются в ее ступни. Только в фойе первого этажа, усыпанном телами и обломками, она более или менее осознала, что произошло. Полицейский вывел ее и с остальными на улицу и сказал: “Только не смотрите вверх. Наклоните голову и бегите”.

Фрэнк Раззано

Утром 11 сентября знаменитый американский адвокат Фрэнк Раззано спал в своем номере на 19 этаже отеля “Марриот”, одного из 10 зданий, разрушенных в результате обрушения башен-близнецов. Он проснулся от звука первого удара, увидел летающие за окном бумаги и вернулся в постель. Через несколько минут раздался второй удар. Самолет врезался в Южную башню, на которую выходили окна Фрэнка. Раззано включил телевизор и услышал новости. Он все еще думал, что волноваться не о чем, ведь все проблемы этажей на 60 выше. Приедут пожарные, и все будет в порядке.

Фрэнк принял душ, оделся, собрал вещи и вдруг почувствовал как будто отель обстреливали из тяжелой артиллерии: это Южная башня начала разваливаться. В окно юрист увидел как с неба валятся, словно в замедленной съемке, горы бетона и стали. От отбежал к противоположной стороне номера и вжался в стену.

Только две мысли остались в его сознании: он не увидит свадьбу дочери и как было бы хорошо, чтобы его смерть оказалась быстрой и безболезненной.

Неожиданно грохот прекратился. Раззано выглянул в коридор и крикнул: «Есть кто живой?» Кто-то ответил: «Идите сюда». Пожарный направил Раззано к лестнице. Падая, башня проломила отель посередине, но дальняя лестница осталась цела. Раззано добрался по ней до третьего этажа, а там вместе с группой людей пролез через щель в стене на второй этаж. Через несколько минут Северная башня, обрушившись, завалила остатки отеля. Целым остался лишь южный край нескольких нижних этажей. Именно там был Раззано. Но тут ему и его спутникам стало нечем дышать. Воздух как будто состоял из одной грязи и пыли. Люди, кашляя, падали на землю и задыхались. Все-таки пыль опустилась, и людям удалось найти еще одну щель в стене и, с помощью ковровой дорожки, спуститься на гору обломков. Там полицейские помогли Раззано добраться до медиков – он получил травму черепа (где именно – Раззано так и не вспомнил).

Паскаль Баззели

Паскаль Баззели с семьей

Паскаль, 43-летний инженер-конструктор, находился в лифте Северной башни, когда раздался первый удар. Лифт остановился на 44 этаже, и Паскаль увидел паникующих людей, но решил все-таки подняться в свой офис на 64 этаже. Он позвонил беременной жене и попросил ее включить ТВ и узнать, в чем дело. Когда она сказала ему, что происходит, Баззели и его коллеги сами окружили телевизор в офисе и увидели как самолет влетает в соседнюю башню. Они бросились к лестницам и успели спуститься на 22й этаж, когда здание начало падать.

Баззели оказался невероятно удачливым человеком – свернувшись комочком, он скатился по обломкам на 15 этажей вниз как серфер на огромной волне или как герой боевика и, что самое поразительное, выжил.

По пути вниз Баззели потерял сознание и пришел в себя спустя три часа на руинах седьмого этажа. Полет с такой высоты обошелся ему только сломанной ногой. Все его коллеги погибли. Паскаль долго не решался рассказать кому-либо о своем фантастическом везении, но нашлись свидетели его полета.

Рон ДиФранческо

Рон ДиФранческо (второй справа) с семьей

Во время первого столкновения 37-летний брокер находился на 84 этаже в своем офисе в Южной башне. Он увидел дым и пошел к пожарному выходу. В это время второй самолет врезался в Южную башню между 77 и 85 этажом. ДиФранческо впечатало в стену ударной волной, но он остался в сознании и бросился вниз по пожарной лестнице. По дороге он встретил группу людей, которые сказали ему, что лучше бежать наверх, потому что внизу разгорается пожар. Пока они спорили, раздался крик о помощи. ДиФранческо и его коллега побежали на звук, но Рон начал задыхаться в дыму и был вынужден повернуть.

Рон снова пошел вверх по лестнице в поисках чистого воздуха, но двери на следующей лестничной площадке оказались заблокированы. Дифранческо пошел обратно вниз.Он добрался до площадки в зоне удара и лег на пол, среди других задыхающихся людей. Его начала охватывать паника.

Чей-то голос велел ему подниматься и идти дальше. Рон закрыл голову руками, прорвался сквозь стену огня и побежал вниз по лестнице. ДиФранческо считается последним человеком, который успел выбраться из Южной башни прежде, чем она обрушилась. И, скорее всего, он один из всего четырех человек, которые вообще смогли выбраться из зоны столкновения.

Наконец, Рон дошел до первого этажа, где охранник направил его к выходу. Когда Рон подходил к двери, раздался чудовищный шум – это падало здание. Мужчина обернулся и увидел, как в его сторону несется раскаленная стена огня. Два дня спустя он очнулся в госпитале с ожогами по всему тела, порезами головы и переломом позвоночника.

Текст: Елизавета Пономарева

«Люди при ударе о землю раскалывались, как арбузы»: воспоминания россиян, выживших в трагедии 11 сентября 2001 года

Сегодня исполняется 17 лет со дня самого крупного теракта в мировой истории: 11 сентября 2001 года два пассажирских самолета, захваченных террористами, протаранили башни Всемирного торгового центра. Погибли почти 3 тысячи человек. Среди них были американцы, канадцы, англичане, французы, японцы, китайцы — люди всех возрастов и национальностей, в том числе и 25 выходцев с просторов бывшего СССР. Немногим удалось спастись. Двое из уцелевших, родившиеся и выросшие в Сибири, рассказали, какой они увидели трагедию 9/11, оказавшись внутри рушащихся башен-близнецов.

Андрей Ткач, уроженец Новосибирска, живет в США

— В 8:45 я был на работе, на 72-м этаже Северной башни Всемирного торгового центра. Как раз взял себе кофе и собирался засесть за отчет. Еще до того, как тряхнуло, услышал какой-то странный свист — потом, вспоминая, догадался, что это был шум от двигателя самолета на подлете к башне. И сразу следом все здание буквально сдвинулось на несколько метров, никто не смог удержаться на ногах, все попадали. Первая мысль — землетрясение. Мы замерли, не понимая, что происходит. Я подошел к окну, а там с неба почему-то падают бумаги и какой-то горящий мусор. Дыма и огня не видно, и совершенно непонятно, что происходит. Что делать дальше — тоже.

Мы дозвонились в Службу спасения. Там сказали: нужно оставаться на своих местах и дожидаться указаний. Мой коллега Дак Кинан, дольше всех работавший в нашей фирме, сказал тогда: главное — не паниковать, потому что в 1993 году во время теракта намного больше людей погибло не от взрыва, а из-за того, что их затоптала толпа, рванувшаяся к выходу. И теперь нужно вести себя спокойно и действовать организованно.

И тут до кого-то дозвонилась жена и сообщила: по CNN говорят, что в нас врезался самолет. Я сразу сказал: «Надо спускаться вниз». Мне возразили, что лучше дождаться инструкций. Все тот же Дак заявил, что если и идти, то на крышу, потому что в прошлый раз оттуда людей эвакуировали вертолетами. Начали спорить, уходить или нет, и куда. Решили узнать в Службе спасения. Долго не получалось набрать — не было связи или занято. А когда, наконец, дозвонились, там приказали оставаться на местах. И тут я увидел, как мимо наших окон пролетел мужской костюм. Честно скажу: в первую минуту не понял, кому и зачем пришло в голову сбрасывать вниз костюм. А потом вдруг догадался, что это был человек. Решил плюнуть на все и уходить. Остальные остались ждать указаний или спасателей.

Когда вышел в коридор, там уже был дым. Лестница тоже оказалась затянута им, было темно и очень жарко, почти невыносимо жарко. Сверху спускались несколько десятков человек, пока совсем немного. Некоторые были ранены, с ожогами — остальные помогали им, подбадривали. Вниз мы шли медленно, потому что с каждым пройденным этажом людей прибывало: они появлялись из боковых выходов, нужно было останавливаться и пропускать новую партию. Особенно много людей на лестнице стало, когда наконец-то объявили о всеобщей эвакуации. Некоторые двери перекосило и заклинило, мы помогали их открыть.

Обогнать идущих было нельзя — лестницы очень узкие, не разминешься. Из-за дыма и пыли дышать становилось труднее — люди кашляли, задыхались.

Я очень пожалел, что, как последний идиот, не догадался заранее намочить одежду, чтобы замотать рот и нос, а теперь было уже поздно, воды взять было негде. Прикрывал лицо платком. Тогда впервые мне пришла в голову мысль, что жизнь человека измеряется не прожитыми годами, а количеством сделанных вдохов. Гадал, сколько еще вдохов мне удастся сделать, прежде чем я умру.

Где-то на середине пути мы встретили первых пожарных, поднимавшихся наверх. Они шли в полной экипировке, несли оборудование. Казалось, что их бесконечно много. Из-за встречного потока на лестницах стало еще теснее. Когда они поднялись, на нас сверху начала литься вода из огнетушителей.

Не знаю, показалось мне или нет, но постепенно здание начало потрескивать и раскачиваться. Появился какой-то животный страх, он подталкивал, говорил: «Беги!»

Если бы не толпа, преграждавшая путь, я бы побежал, но такой возможности не было. Мы спускались все медленнее, а страх становился все сильнее. Когда мы были уже почти внизу, снова тряхнуло так, что многие попадали с ног. Нам в лицо вдруг ударил страшный поток раскаленного пыльного дыма. Я не понял, что случилось. Потом узнал — это оттого, что обрушилась Южная башня.

Читайте также  10 самых чудовищных экспериментов над психикой

Как только мы добрались до выхода из этого вертикального ада и появилась возможность бежать, я побежал. Рядом падали человеческие тела. Люди при ударе о землю раскалывались, как арбузы. Человека, бежавшего в нескольких метрах передо мной, раздавило упавшей бетонной глыбой, только кровь брызнула. Дальше толком и не видел, что было вокруг, мчался, не оглядываясь, как никогда в жизни.

Когда был уже метрах в пятистах, меня вдруг подняло в воздух и понесло над землей. Это рухнула Северная башня, но тогда я об этом не знал. Упав, полетел кубарем.

Когда поднялся, секунд десять не мог сориентироваться, куда бежать дальше. Все вокруг напоминало черно-белый фильм о ядерной зиме. Пыль и пепел клубами, повсюду толстый слой пыли и бетонной крошки, в воздухе кружатся бумаги и мусор. Чуть дальше по улице лежит перевернутая вверх тормашками пожарная машина. И почему-то колеса у нее крутятся в воздухе.

На меня нашло оцепенение. Помню: стоял и, не отрываясь, смотрел на эти колеса. Не знаю, как долго я простоял. Потом ко мне подошел какой-то человек, тронул за плечо и спросил, все ли со мной в порядке. Тогда я наконец-то пришел в себя, отряхнулся от пыли и пошел. Не помню, как добрался до Бруклинского моста. Там уже были тысячи людей — метро не работало, все шли пешком. Толпа была огромная, но было очень тихо. Настроение у всех было подавленное: Нью-Йорк после 9/11 вообще на какое-то время перестал улыбаться. Над нами в небе со свистом проносились истребители.

В Бруклине возле меня остановился автомобиль, водитель предложил довезти до дома. Я хотел заплатить за проезд, но он отказался категорически. Сказал, что уже отвез нескольких человек и собирается до вечера развозить тех, кто сумел невредимым выбраться с Манхэттена. По дороге мы увидели первые американские флаги, вывешенные с балконов и из окон. Потом этих флагов стало много.

Дым над Манхэттеном стоял еще четыре дня, пока 15 сентября не прошел дождь, а запах гари оставался в городе до весны, пока не вывезли последние обломки.

Александр Скибицкий, уроженец Красноярска, живет в Канаде

— 11 сентября 2001 года был прекрасный день — стояло бабье лето, которое в Штатах почему-то называют индейским. Настроение у меня было соответствующее, приподнятое: на выходных мы с женой собирались оставить сына с няней и впервые за долгое время расслабиться — махнуть на Гудзон. Помню, что я даже напевал про себя, когда запускал компьютер. Мой стол в офисе на 65-м этаже Южной башни стоял у окна, и мне очень нравилось, что в ясный день можно было увидеть даже кривизну горизонта. Перед тем как заняться делами, я по привычке подошел к окну, постоял, полюбовался видом, выпил кофе.

Самолета, врезавшегося в Северную башню, я не видел, взрыва тоже — окна нашего офиса выходили на другую сторону. Но взрыв мы почувствовали все: тряхнуло. Что произошло, никто толком и не понял.

Как только стало известно, что Северная башня горит, все тут же схватили телефоны и начали названивать родным. Рассказывали, что с ними все хорошо, что они не пострадали. А у меня была одна мысль: «Позвоню потом, а сейчас надо позаботиться, чтобы со мной и вправду было все хорошо». Сразу решил — нужно как можно быстрее выбираться, а то мало ли что. Вдруг Северная башня рухнет на нашу или еще что-нибудь случится. Разумеется, я и представить не мог, что скоро и в нашу башню врежется еще один самолет. Никто и не предполагал, что соседнюю башню атаковали специально, все решили — это случайность. Помню, еще удивлялись, каким же нужно быть идиотом, чтобы врезаться в небоскреб при такой отличной видимости, как сегодня.

По громкой связи объявили, что нам ничего не угрожает, эвакуация не требуется. Нужно оставаться на местах, чтобы не мешать полиции и пожарным, работающим вокруг Северной башни. Шеф решил подстраховаться и скомандовал на всякий случай начать упаковывать документацию и компьютеры. Мы с моим приятелем бангладешцем Волли переговорили в сторонке и решили: все равно, что говорят, надо выбираться. На скоростном лифте спустились вниз. Там потоку людей преградила путь охрана и объявила: всем следует немедленно вернуться на свои рабочие места, Южной башне ничего не угрожает. Дисциплинированные американцы повернули обратно и начали подниматься наверх на лифтах, а мы с Волли проскользнули наружу. Спустившись, попытался позвонить жене, сказать, что жив, но мобильная связь уже не работала.

Внизу все было завалено битым стеклом и бетоном, горели обломки самолета. Мы вынуждены были буквально через них перешагивать. Вокруг ревели сирены пожарных машин и скорых, в небе кружили вертолеты. Когда отошли на безопасное, как нам казалось, расстояние, то остановились посмотреть, что происходит. Из Северной башни валил дым — никогда раньше не видел настолько черного дыма. Успели разглядеть, как наверху, выше линии огня, люди выбираются наружу и как-то держатся, ухватившись за колонны. Видели, как несколько человек выпрыгнули или выпали из окон. Одна пара падала, до последнего держась за руки.

И тут мы услышали звук низко идущего самолета — было похоже, что к нам на огромной скорости приближается поезд подземки. И сразу после этого раздался взрыв. Мы перевели взгляд и увидели, что горит наша башня, Южная. Над ней взметнулся буквально шар огня. Я мысленно перекрестился: «Хорошо, что выбрался». А какой-то человек, стоящий возле меня, выдохнул: «Это война». И тут я понял, что он прав.

Вокруг начался настоящий ад. Люди выбегали из башен толпами, в копоти и пыли, окровавленные. Падали с вершин башен и разбивались о землю. Некоторые упавшие тела горели, их пытались тушить. Полиция старалась организовать эвакуацию, успокоить и упорядочить толпу, но у нее не очень-то получалось.

За линией оцепления многих уже ждали родственники, которые успели примчаться на Манхэттен, увидев новости о нападении. До сих пор помню, как на одного парня буквально прыгнули, чтобы его обнять, жена и двое детей. Все вместе они упали на землю, лежали и смеялись от счастья. Те, кто еще не дождался родных, молились. Женщины плакали.

Южная башня, обрушившаяся первой, рухнула так быстро, что какое-то время дым сохранил ее очертания. Понимаете: ее уже не было, а дым на этом месте был. Толпа вокруг нас только и успела в один голос выдохнуть «О, мой бог!», как все уже было кончено.

На нас обрушился огромный вал из дыма, пепла и пыли. Этот вал выглядел в точности так, как спецэффекты в кино, но только все это было по-настоящему. Сложно было в это поверить, не оставляло ощущение, что это все сон, декорации, так не бывает в жизни.

Когда пыль осела, мне показалось, что все вокруг как будто засыпало снегом. Как карточный домик, одна на одной лежат перевернутые машины. Стекла домов разбиты. В воздухе летают куски какого-то мусора, листы бумаги. Нельзя было разобрать, кто вокруг тебя, — настолько густым слоем пыли все были покрыты. Мне показалось, что такой же толстый слой пыли теперь и внутри нас. Легкие были полностью забиты — я тогда подумал, что уже никогда не смогу дышать нормально, не избавлюсь от этой пыли.

Человека, стоявшего неподалеку от нас, ранило обломком. Я подошел к полицейскому, говорю: «Там раненый». Он оборачивается ко мне — а у него поверх слоя пыли на лице бороздки от слез. Почему-то именно эта картинка запомнилась мне больше всего. Мы с Волли помогли раненому добраться до ближайшей скорой.

Еще запомнилось, как какая-то пожилая женщина металась по улице, бросалась к каждому прохожему, с отчаянием и надеждой в голосе спрашивая: «Френки?» Пыталась стирать пыль с лиц, чтобы рассмотреть, он это или нет. Люди в ответ только отрицательно мотали головой — говорить никто не мог. Так и не знаю, кем был ей этот Френки — сыном, мужем, братом?

Нам повезло поймать такси. По дороге таксист еще два раза останавливался и подбирал идущих людей, посыпанных пеплом. Даже посадил человека на переднее сиденье, чего обычно нью-йоркские таксисты никогда не делают. Только в такси я по-настоящему поверил, что остался жив. Мы тогда думали, что в башнях ВТЦ погибли не тысячи, а десятки тысяч людей. Цинично звучит, но очень повезло, что жертв оказалось намного меньше.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

«Люди выпрыгивали из горящих небоскребов». Русские из США – о трагедии 11 сентября 2001 года

11 сентября 2001 года мир содрогнулся от самых ужасных в истории человечества терактов, унесших жизни более трех тысяч человек. Два самолета, захваченные сторонниками террориста «номер один» Усамы бен Ладена и его «Аль-Каиды» (террористическая группировка, запрещенная в РФ), врезались в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, третий – в здание Пентагона в Вашингтоне, а еще один, пассажиры которого оказали злоумышленникам сопротивление, рухнул в поле в штате Пенсильвания. Говорят, захватчики собирались направить его на Белый дом или Капитолий.

В интервью «Правмиру» очевидцы тех событий – священники и журналист – вспоминают, как люди спасали друг друга из ада, как молились и отпевали погибших, как оказывали помощь тем, кто выжил. Как Господь спасал тех, кто мог оказаться в рухнувших небоскребах.

«Просто помог двум-трем людям и пытался диктовать репортаж»

В 2001 году я работал в ИТАР-ТАСС и 10 сентября приехал в командировку в Вашингтон. На следующий день мне, как вновь прибывшему, дали отгул. В итоге нам пришлось всерьез продумывать план эвакуации в посольство России на случай войны.

В то утро один из моих коллег увидел, как самолет делает круг над Пентагоном. Зная о том, что уже произошло в Нью-Йорке и что обычно самолеты здесь не кружат, он понял, что нужно поскорее убираться. Вскоре этот лайнер рухнул, и другой мой товарищ по работе, едва проехавший мимо военного министерства по оживленному шоссе, услышал взрыв. По его рассказу, никакого шума мотора слышно не было, и даже нельзя было представить, что произошло.

Третий коллега в это время выходил из дома и должен был проехать вблизи Пентагона через несколько минут. Услышав взрыв, он понял, что на работу не попадет.

В Нью-Йорке в это время к месту событий прорывался еще один на тот момент корреспондент ИТАР-ТАСС Юрий Кирильченко. Позднее американские журналисты о нем будут рассказывать, что русский двухметровый гигант помогал пострадавшим выбраться из пекла. Правда, сам Юрий скромно уверяет, что ничего подобного не было и «людей пачками» он не спасал: «Просто я помог двум-трем людям сориентироваться и выйти к скорой помощи и полицейским. И одновременно пытался по телефону диктовать оперативные репортажи».

Кирильченко признает, что не был одержим журналистским азартом, но таков закон профессии. По его словам, чувство долга оказалось сильнее боязни.

«Сразу стало понятно, что гибнут тысячи людей. В таких случаях думать о себе как о супер-драгоценной единице даже как-то стыдно», – отмечает он.

Было решено, что руководитель отделения Алексей Бережков останется в офисе следить за оперативной информацией, а Юрий попытается прорваться к месту событий.

В итоге Бережков потом и спас Кирильченко, когда у того не выдержало сердце. По телефону Юрий смог передать свое местоположение, а Алексей вместе с женой Кирильченко каким-то немыслимым способом сумели убедить автоматчиков, оцепивших район трагедии, что там, внутри, погибает коллега и муж, которому срочно нужна помощь.

О том, как ему самому удалось пробраться в эпицентр событий, Кирильченко рассказывает как-то буднично, но очевидно, что это было непросто. К тому моменту весь Манхэттен уже был оцеплен, а в небе барражировали истребители.

К приезду Юрия южная башня уже рухнула, из северной валил дым. Кирильченко вспоминает о душераздирающих картинах, как обезумевшие люди выбирались из-под обломков. Он рассказывает, как девушка, работавшая в одном из небоскребов, смогла чудом выйти оттуда и сразу же встретила своего брата, который ждал ее около кордонов. Они стиснули друг друга в объятиях и в голос разрыдались.

Юрий рассказал, что люди в тот момент проявили себя с самой лучшей стороны. Они не только не расходились, но и стихийно пытались создавать дружины спасателей, формировали отряды для помощи выжившим. Многие буквально штурмовали кареты скорой помощи, чтобы у них прямо на месте взяли кровь.

Удивительно, но в соседних с местом трагедии районах сохранялось спокойствие. «Была чуть ли не библейская картина – спокойствие и катастрофа. Вот справа от тебя ад, горящие и рушащиеся небоскребы, а слева жилые кварталы, которые живут своей абсолютно мирной жизнью», – вспоминает Кирильченко.

Местные жители выносили на улицу телевизоры, вокруг которых сразу же собиралась толпа, чтобы одновременно смотреть на то, что происходит, и следить за свежими новостями.

В спешке Юрий забыл взять из офиса фотоаппарат, и ему пришлось забежать в ближайшую лавочку за одноразовой «мыльницей». Попутно он поинтересовался, заходят ли туда посетители. Хозяин ответил – конечно. Оказалось, самым ходовым товаром тогда были сигареты и вода.

Сердце у Кирильченко дало сбой, когда вся работа уже была выполнена. Несмотря на серьезность положения, он находился в полном сознании и помнит, как подъехала «хасидская» карета скорой помощи и оттуда выскочили медбратья с пейсами. Они сразу же определили, что произошел разрыв аорты, и во мгновение ока довезли до ближайшей больницы.

«Насколько мне известно, в тот день в Нью-Йорке я был единственным человеком с таким диагнозом, которому пришлось делать операцию», – говорит Кирильченко.

Сознание он потерял уже в приемном покое, но все равно продолжал общаться с медиками на уровне простейших знаков.

Читайте также  10 самых востребованных профессий в Украине: кому платят больше всех

Операция продолжалась 6 часов.

«Когда аорта дает трещину, пациенты редко доживают до операционной, но врачи все сделали для того, чтобы меня спасти. И тот факт, что я сейчас, почти 20 лет спустя, жив, свидетельствует о качестве их работы», – говорит Кирильченко с улыбкой.

Прихожане видели, как люди выпрыгивают из окон горящих «близнецов»

Ключарь Синодального Знаменского собора Русской Зарубежной Церкви в Нью-Йорке протоиерей Андрей Соммер признался, что день 11 сентября 2001 года помнит так, будто это было вчера, а запах гари от башен-«близнецов», даже живя вдалеке от места трагедии, чувствовал еще несколько недель.

«Сначала на телевидении появились новости о том, что самолет, возможно, врезался в одну из башен Всемирного торгового центра (ВТЦ). Мы видели огонь и дым. А потом уже в прямом эфире мы увидели, как еще один самолет врезается в другое здание. Это было ужасно», – рассказывает отец Андрей.

Вскоре ему позвонил один из прихожан и сообщил, что у него была встреча в одной из башен, но он не успел на нее. «Он видел, как здание горело, как люди в отчаянии выпрыгивали из окон», – рассказывает священник. По его словам, такие ситуации, возможно, остаются с человеком на всю жизнь.

У другой прихожанки тоже была назначена встреча в ВТЦ, но она опоздала на час и приехала, когда он уже вовсю полыхал. «Каждый год 11 сентября она вспоминает и переживает события того дня. Конечно, мы все вспоминаем, но она – более ярко. Она благодарит Бога за то, что Он ее уберег», – говорит отец Андрей.

Священник вспоминает и еще об одном чудесном спасении. Его знакомые должны были лететь в том самолете, который был захвачен террористами и разбился в поле в штате Пенсильвания. Они опоздали на рейс и теперь тоже благодарят Бога за это. «Иногда Божий Промысл так сохраняет нас, чтобы мы могли жить и помогать другим», – отмечает протоиерей. По его словам, сейчас эти люди ведут очень деятельную церковную жизнь.

Заочно отпевал троих

К счастью, отца Андрея трагедия напрямую не затронула. В момент взрывов он находился на другом конце Манхэттена, но даже за 80 кварталов чувствовался сильный запах гари. И так продолжалось несколько недель. «Особенно это ощущалось по ночам. Мы закрывали окна, потому что выдержать было невозможно. Это ведь не просто что-то на сковородке сгорело – это был запах человеческих тел», – говорит священник.

Кроме того, повсюду – на стенах зданий, на автобусных остановках – висели фотографии пропавших без вести.

«Пострадал весь город, эта боль коснулась каждого», – считает он.

Отец Андрей не знает точных данных о том, сколько именно русских православных погибло в том аду, но сам он заочно отпевал трех человек. Останки двоих из них найти так и не удалось, в третьем случае они были обнаружены намного позже.

Протоиерей Андрей Соммер

«Одна женщина подошла ко мне в воскресенье, через несколько дней после теракта, и сказала, что у ее мужа была назначена встреча в одной из башен и он так и не вернулся. Прошла еще неделя, и мы решили совершить заочное отпевание», – вспоминает священник.

Через пару месяцев прах удалось найти с помощью анализа ДНК.

«Мы поехали на кладбище и там захоронили урну. В этом заключился полный процесс отпевания, – рассказывает отец Андрей. – Конечно, эта женщина страдала, но обнаружение праха стало для нее малым утешением, потому что она смогла похоронить мужа по православному обычаю».

По его словам, Русская Зарубежная Церковь деятельно отреагировала на свершившееся. «Мы проводили пастырские встречи. Священники, и я в том числе, пытались утешить людей, подкрепить их веру, объяснить временность нашего пребывания на земле», – говорит он.

Священник считает, что людей удалось успокоить. Однако, уверен он, пережитое останется с ними навсегда: «Представьте, каково видеть, как люди падают из окон. Это как если на войне видишь, как стреляют, и сам стреляешь и убиваешь. Это горе, которое наравне с войной. На самом деле это и есть битва добра со злом».

Праздник, повторения которого мы не хотели бы никогда

Вскоре после терактов в Нью-Йорке третий самолет обрушился на здание Пентагона. В вашингтонском русском храме святого Иоанна Предтечи в это время завершалась служба, посвященная престольному празднику – Усекновению главы Пророка.

«Для нас этот день стал незабываемым. Это был праздник, повторения которого мы не хотели бы видеть никогда», – сказал настоятель собора отец Виктор Потапов. Даже спустя 18 лет в его голосе угадываются нотки волнения, когда он говорит о случившемся.

Никто из прихожан не пострадал, хотя некоторые из них находились во время теракта в Пентагоне. К счастью, они были в других секциях здания, и им удалось эвакуироваться.

Отец Виктор вспоминает, как около 9 утра его супруга Мария Потапова прибежала и сообщила, что в Нью-Йорке произошло что-то ужасное. Взрыв в Пентагоне произошел несколько минут спустя, но прихожане его не слышали, хотя это было минутах в 15 езды от храма.

Тут же была отслужена панихида по погибшим, а затем – молебен о тех, кто остался жив.

Настоятель признается, что они с женой очень переживали за своего сына Сергея, который к тому времени только демобилизовался из Корпуса морской пехоты. Дело в том, что тогда еще нельзя было исключить объявления полномасштабной войны, а по закону военнослужащие, недавно ушедшие в отставку, в таких случаях вновь могут быть призваны. К счастью, этого не произошло.

Кстати, Сергею тоже пришлось эвакуироваться, поскольку он тогда по работе находился в главном здании конгресса США – Капитолии.

Одна из дальних родственниц священника работала в ВТЦ в Нью-Йорке, но, к счастью, ей удалось спастись. «Она очень четко помнит, как прыгала в реку Гудзон, когда увидела гигантское облако дыма. Люди прыгали в воду, чтобы спастись», – рассказывает он.

Свои чувства в тот момент отец Виктор характеризует одним словом – шок. «Невозможно было представить, что все это скоординировано небольшой группой фанатиков. И в то же время я задумывался о последствиях случившегося – ввяжутся ли США в войну. К счастью, этого не произошло, хотя мы надолго увязли и в Афганистане, и в Ираке, и все знают, к чему это привело», – говорит он.

Каждый год 11 сентября в Знаменском соборе теперь служат панихиды по погибшим. Если первоиерарх Русской Зарубежной Церкви митрополит Иларион (Капрал) находится в Нью-Йорке, то служит он. Но поскольку владыка довольно часто ездит по приходам в другие города и страны, его подменяют другие церковнослужители.

«Официально мы ничего не назначаем, но служащий священник обычно проводит такое богослужение», – говорит отец Андрей Соммер.

11 сентября Русская Церковь отмечает один из важнейших праздников – Усекновение главы святого Иоанна Предтечи, поэтому панихиды служатся после традиционной праздничной литургии. «Для нас это особая личная трагедия», – говорит священник

Дмитрий Злодорев. Вашингтон

Истории про 11 сентября, которых вы не знали

11 сентября 2001 года 19 боевиков, связанных с исламской экстремистской группировкой «Аль-Каида», захватили четыре самолета и совершили нападения на несколько объектов в США. Два самолета были отправлены в башни-близнецы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, третий самолет врезался в Пентагон — штаб-квартиру Министерства обороны, а четвертый самолет разбился на поле в Пенсильвании.

Во время терактов 11 сентября погибли почти 3000 человек, среди которых 400 полицейских и пожарных. Мы решили вспомнить факты, о которых многие забывают — истории очевидцев трагедии, героические поступки и просто незаметные, на первый взгляд, события.

Стив Бушеми вернулся в свою пожарную команду

В начале 1980-х годов звезда фильмов «Бешеные псы», «Армагеддон», «Большой Лебовски» и многих других до начала своей голливудской карьеры работал обычным пожарным в Нью-Йорке. И, пожалуй, мы бы никогда не вспомнили об этом, если бы не теракт 11 сентября.

Нью-йоркский пожарный Стив Бушеми, 1981 год

В тот день Бушеми вернулся в свое бывшее подразделение и в течение нескольких дней работал вместе с другими пожарными, ища выживших под обломками Всемирного торгового центра.

«Я был обязан сделать это. Было здорово соединиться со своей командой и с некоторыми из парней, с которыми я работал десятки лет назад. Мне было бы гораздо труднее пережить те события, если бы я не принимал в них непосредственное участие«, — рассказывал позже сам Бушеми.

Уничтоженные работы Пикассо и другие ценности

Арт-потери после трагедии эксперты оценили в более 100 миллионов долларов. Показательна история ярко-красной скульптуры «Bent Propeller» Александра Колдера, которая стояла при входе во Всемирный торговый центр. Вещь, как и большинство человеческих жизней, не удалось спасти. По крайней мере, целиком — осталось только сорок процентов. Но упорство пожарных в спасении реликвии поразительно. Сначала части объекта находились на территории аэропорта Кеннеди, а затем были перенесены в мемориальный музей, расположенный на месте трагедии.

Кроме того, во время разрушения башен была потеряна обширная коллекция скульптур и рисунков Огюста Родена, принадлежавших брокерской фирме Cantor Fitzgerald. Также были уничтожены работы Пабло Пикассо, Роя Лихтенштейна и Ле Корбюзье, принадлежавшие различным компаниям с офисами или предприятиями в зданиях.

Собака-поводырь по кличке Розелла

Майкл Хингсон, менеджер по продажам компании Fortune 500 Quantum, находился на 78-м этаже башни Северной башни, когда 11 сентября 2001 года террорист «Аль-Каиды» Мохаммад Атта и еще четыре угонщика направили в здание самолет «Американских авиалиний». Помимо всеобщей паники, дыма и огня, у Хингсона была еще одна проблема — он был незрячим.

Но рядом с ним был его друг — верный лабрадор-поводырь по кличке Розелла. Животное смогло найти выход к эвакуационной лестнице, после чего начался мучительно долгий спуск вниз.

«Мы начали спускаться, и я почувствовал сильный запах, немного похожий на керосин. Внезапно я понял, что это. Я ​​летал по всему миру, и я чувствовал этот запах на взлетно-посадочных полосах. Это был запах реактивного топлива. Тогда я подумал. а что, если самолет врезался в здание?«, — рассказывал позже Хингсон.

Хингсон продолжал следовать за лабрадором, прислушиваясь к ритму ее дыхания. Он вспоминал, что вскоре запах авиационного топлива стал настолько сильным, что буквально жег глаза. Когда они спустились до 70 этажа, Майкл уже начал чутко контролировать, как он дышит, поскольку температура росла.

Спустя час Розелла вывела хозяина, а через несколько минут Северная башня рухнула.

«Тогда нас поглотило чудовищное облако песка и гравия. Оно заполнило мое горло и легкие, но я пытался дышать. Мы продолжали бежать, и Розелла прекрасно меня вела. Она ни разу не остановилась«, — рассказал Хингсон.

В итоге Розелла прожила еще 10 лет, а мужчина написал о ней книгу.

Лодки надежды

Башни-близнецы располагались на острове Манхэттен — деловом центре Нью-Йорка. Поэтому после терактов, когда весь общественный транспорт перестал работать, владельцам лодок удалось вывезти более полумиллиона человек с острова.

Лодки спешат на остров Манхэттен после трагедии

Более 150 паромов, буксиров, кораблей береговой охраны и частных прогулочных катеров работали вместе, чтобы доставить людей в другие районы города. Сплоченные действия владельцев личных лодок в течение дня могут сравниться с эвакуацией из Дюнкерка 339 тысяч солдат во время Второй мировой войны, которая длилась девять дней.

Выступая перед CNN в августе 2017 года, офицер полиции Нью-Йорка Тайрон Пауэлл рассказал о масштабах помощи:

«У нас был Ноев ковчег. У нас все были на этой лодке. У нас были животные. У нас были дети без родителей. Все были покрыты сажей«.

Через несколько лет после трагедии моряки, помогавшие людям на Манхэттене, начали серьезно болеть. По оценкам, 120 капитанов судов и работников лодок зарегистрированы в программе здравоохранения Всемирного торгового центра. Они страдают от разных заболеваний дыхательных путей — от астмы до рака.

Стресс у собак

Во время разбора завалов после 11 сентября, поисково-спасательные собаки нашли так мало живых людей, что это вызвало у них большой стресс, потому что они считали, что потерпели неудачу. Проводникам и спасателям приходилось регулярно прятаться в завалах, чтобы порадовать животных и поддержать их дух.

Собака ищет выживших под завалами башен Всемирного торгового центра

Многие собаки продолжили страдать от стресса и депрессии после операции. Например, Ворф, 12-летняя немецкая овчарка в первые дни нашла тела двух пожарных, а затем отказалась работать, легла и свернулась калачиком на одном месте. Кроме того, она ничего не ела и отказывалась играть с другими собаками. Майку Оуэнсу, ее партнеру, пришлось вернуться с ней в родной Огайо.

«Там было так много смерти. Это было тяжело морально для собак», — заявил спасатель.

«Падающий человек»

Пожалуй, самым символическим снимком 9/11 является фотография, сделанная Ричардом Дрю и получившая неофициальное название «Падающий человек». На ней снят неопознанный по сей день мужчина, летящий вниз головой из башни Всемирного торгового центра.

«Падающий человек»

По оценкам, в тот день около 200 человек выпрыгнули из горящих башен. Сначала через щели, которые пробили врезавшиеся самолеты, а затем люди и сами начали разбивать окна, поняв безысходность своего положения.

Они прыгали, чтобы убежать от дыма и огня, чтобы не попасть под обрушивающиеся потолки и пол, чтобы в последний раз свободно вздохнуть перед смертью. В среднем падение продолжалось около 10 секунд. Некоторые напрасно пытались использовать занавески в качестве парашютов — никто из них не выжил.

«Возможно, это одна из самых ярких иллюстраций человеческого отчаяния, не имеющая аналогов по силе эмоционального воздействия в современном искусстве. Вся суть его кристаллизована всего лишь в одном снимке», — заявил теолог Марк Д. Томас.

Катастрофа замедленного действия

Дочь героя 9/11 Уильяма Гормли Бриджет собирает деньги, чтобы помочь тем, кто борется с последствиями трагедии. Ее отец — пожарный, и после теракта он находился в эпицентре событий, но вернулся домой живым: «Мы думали, что нам так повезло, ведь все были живы» (спасателями работали еще пять членов семьи Гормли), однако вскоре после этого у отца семейства диагностировали рак.

Читайте также  8 лучших комедий о женской дружбе

Гормли провел несколько месяцев в районе Граунд-Зиро и умер в возрасте 53 лет от болезни, вызванной терактом. Бриджет запустила краудфандинговую кампанию на сайте Indigogo и планирует собрать с ее помощью около 35000 долларов на создание документального фильма, рассказывающего о проблеме. Она убеждена, что 3000 человек, погибшие непосредственно 11 сентября 2001 года, далеко не единственные жертвы теракта:

«Количество жертв последствий в конечном итоге превысит число погибших 11 сентября».

По данным на июнь 2018 года 9795 человек живут с раком, связанным с последствиями 9/11, и еще 420 человек с подобным диагнозом погибли. Болезни вызывают дым и ядовитая пыль, находившиеся в эпицентре трагедии.

Вид из космоса

Астронавт Фрэнк Ли Калбертсон уже месяц находился на борту Международной космической станции, когда произошли нападения 11 сентября. И он мог следить за событиями дня с высоты более 480 километров над Землей.

Так вышло, что в момент террористических атак Калбертсон оказался единственным американцем в космосе. 11 сентября он передал на Землю фотографии Нью-Йорка, сделанные цифровым фотоаппаратом Kodak DCS 460c.

Дым исходит от горящих башен Всемирного торгового центра

«Трудно описать, каково это — быть единственным американцем, который покинул планету в такое время. Чувство, что я должен быть там со всеми вами, справляться с этим, помогать, ошеломляет», — писал Калбертсон в те дни.

9/11 также стал для него и личной трагедией:

«Я узнал, что капитаном самолета American Airlines, который врезался в Пентагон, был Чарльз Берлингейм, мой одноклассник в Военно-морской академии США. Какая ужасная потеря, но я уверен, что он храбро сражался до конца».

Алгоритм для связи семьи

Имена на мемориале памяти жертвам 9/11 расположены по родству, а не по алфавиту. Сделано это с помощью специального алгоритма, чтобы сохранить узы семьи и дружбы, и показать связи между людьми, которые изменили жизнь друг друга в тот день.

«Речь идет о том, чтобы наполнить мемориал смыслом не только для людей, которые знали погибших, но и для людей, которые идут туда почтить память. Таким образом, посетители могут изучать человеческие отношения и истории под самими именами. Если, например, вы видите 650 сотрудников из Cantor Fitzgerald, вы понимаете, что целая компания была почти уничтожена. Если бы они были расположены в алфавитном порядке, этот смысл был бы утрачен, — рассказал один из авторов проекта Джейк Бартон.

Террористическая атака 11 сентября 2001 года. Как это было

11 сентября 2001 года, 7:30 по нью-йоркскому времени. В аэропорту Логан города Бостона производится посадка на рейс 11 American Airlines, следующего по маршруту Бостон – Лос-Анджелес. На борт поднимаются 92 человека, среди них пять террористов во главе с египтянином Мохаммедом Аттой.

7:59. Рейс 11 (самолёт «Боинг 767) с 14-минутной задержкой вылетает из Бостона и берёт курс на Лос-Анджелес.

8:13. Экипаж рейса 11 проводит последний сеанс связи с наземными службами, после чего перестаёт отвечать на вызовы. В этот момент угонщики врываются в кабину экипажа и берут «Боинг» под свой контроль.

8:19. Стюардессе рейса 11 Бетти Онг удаётся связаться с офисом авиакомпании по бортовому телефону. Она сообщает, что неизвестные распылили слезоточивый газ, несколько человек ранены, и самолёт, по-видимому, захвачен.

8:20. Из аэропорта Даллес, город Вашингтон, вылетает «Боинг 757» авиакомпании
American Airlines, следующий рейсом 77 Вашингтон – Лос-Анджелес. На его борту шесть членов экипажа и 58 пассажиров, среди которых пять террористов.

8:24. Рейс 11 совершает разворот и берёт курс на Нью-Йорк. При этом террорист ошибочно нажимает кнопку связи с наземными службами вместо кнопки внутрисалонной связи, и диспетчеры слышат слова угонщиков, адресованные пассажирам: «У нас несколько самолётов. Ведите себя тихо, и всё будет хорошо. Мы возвращаемся в аэропорт».

8:37. Сообщение о захвате рейса 11 диспетчеры передают американским военным, точнее, командованию Восточного сектора ПВО.

8:42. Из аэропорта города Ньюарк вылетает «Боинг 757» компании United Airlines, следующий рейсом 93 Ньюарк – Сан-Франциско. На борту лайнера, вылетевшего с 40-минутной задержкой, 37 пассажиров, среди которых четыре террориста.

8:43. Террористы захватывают рейс 175.

8:44. С борта рейса 11 в офис авиакомпании American Airlines звонит стюардесса Эми Свини. Она сообщает, что происходит что-то непонятное, самолёт стремительно снижается. Последняя фраза стюардессы: «О, Боже…» После этого звонок прерывается.

8:46. На скорости около 800 километров в час рейс 11 врезается в северную башню Всемирного торгового центра в Нью-Йорке на уровне 93–99 этажей здания. Самолёты-перехватчики, подготовленные в связи с информацией о захвате рейса 11, всё ещё остаются на аэродроме.

8:48–8:49. Американские телекомпании начинают прямые репортажи с места катастрофы. Информации о том, что произошёл теракт, пока нет.

В северной башне ВТЦ начинается сильный пожар. Люди, отрезанные огнём на верхних этажах здания, начинают выбрасываться из окон. В течение последующих полутора часов таким образом покончат с собой не менее 100 человек. Один из выбросившихся станет причиной смерти пожарного, на которого рухнет с огромной высоты.

8:51. Происходит захват рейса 77.

8:52. Бортпроводник рейса 175 связывается по бортовому телефону с офисом авиакомпании United Airlines, сообщая что самолёт захвачен, оба пилота убиты, ранен бортпроводник, а лайнером управляют угонщики.

8:53. В воздух подняты два самолёта-перехватчика, однако им поставлена лишь задача патрулирования района Лонг-Айленда.

8:55. Президенту США Джорджу Бушу, который находится в начальной школе им. Эммы Букер флоридского города Сарасота, докладывают о том, что самолёт врезался в башню ВТЦ в Нью-Йорке.

8:56. Террористы, находящиеся на рейсе 77, отключают ответчик на борту, и диспетчеры теряют возможность наблюдать за самолётом. Лайнер берёт курс на Вашингтон.

8:58. Рейс 175 берёт направление на Нью-Йорк.

9:00. Пассажир рейса 175 Питер Хенсон с борта самолёта звонит своему отцу и сообщает, что пассажиры в панике, стюардессы ранены, самолёт делает резкие движения, снижаясь, и, скорее всего, врежется в какое-нибудь здание. «Не волнуйся, папа. Если это произойдёт, всё будет очень быстро. Боже мой, боже мой», — это последние слова Питера Хенсона.

9:03. На скорости около 960 километров в час рейс 175 врезается в южную башню ВТЦ на уровне 78–85 этажей.

9:05. Президенту Джорджу Бушу докладывают о втором самолёте, врезавшемся в башню ВТЦ, со словами: «Америка атакована».

9:08. Вводится запрет на вылет всех самолётов, чей маршрут пролегает в воздушном пространстве Нью-Йорка.

9:17. В качестве организатора атаки на Америку впервые названУсама Бен Ладен — версия принадлежит корреспондент CBS News Джиму Стюарту.

9:23. Экипаж рейса 93, последнего из тех, на которых находятся террористы, и который ещё не захвачен, получает предупреждение: «Остерегайтесь вторжения в кабину — два самолёта врезались в ВТЦ».

9:28. Террористы на борту рейса 93 штурмом берут кабину пилотов, что слышат наземные диспетчеры.

9:29. Первое публичное заявление президента Буша относительно террористической атаки на башни ВТЦ. У окружения президента нет информации о ещё двух захваченных самолётах.

9:37. Рейс 77 врезается в западное крыло здания Пентагона в Вашингтоне.

9:43. В Вашингтоне идёт полная эвакуация Белого дома и Капитолия.

9:45. Воздушное пространство США полностью закрыто, все вылеты запрещены, самолётам, находящимся в воздухе, приказано садиться в ближайших аэропортах.

9:57. Пассажиры рейса 93, благодаря звонкам родным и знакомым знающие о том, что случилось с ранее захваченными самолётами, поднимают бунт против террористов.

9:59. Происходит полное разрушение южной башни ВТЦ в Нью-Йорке.

10:03. Рейс 93 разбивается в 129 км юго-восточнее Питтсбурга в графстве Соммерсет, штат Пенсильвания. Позднее из записи речевых самописцев стало известно, что террористы направили самолёт в землю в тот момент, когда в кабину ворвались пассажиры, пытавшиеся вернуть контроль над самолётом.

10:10. Происходит обрушение повреждённого крыла здания Пентагона.

10:11. Вице-президент США Дик Чейни, не зная о падении рейса 93, отдаёт приказ военным о его уничтожении.

10:28. Происходит разрушение северной башни ВТЦ. Полностью разрушен также отель «Мариотт», находившийся между двумя башнями.

17:20. Обрушивается 47-этажное здание ВТЦ 7, получившее масштабные повреждения во время разрушения «башен-близнецов».

В результате террористической атаки на США 11 сентября 2001 года погибли 2977 человек, не считая 19 террористов-смертников, более двух десятков человек считаются пропавшими без вести. Среди погибших, помимо граждан США, были граждане 91 государства. 96 из них были гражданами стран бывшего СССР или выходцами из них.

Удивительные повороты судьбы, благодаря которым эти люди остались живы 11 сентября 2001 года

Я помню это солнечное утро. Зашла за подружкой, чтобы вместе пойти в школу, а ее взволнованная бабушка сообщила о теракте в Америке. Было около восьми часов, по «России» передавали новости. Мы прилипли к экрану, жуткие кадры облетели мир. Голубое небо, башни — близнецы, самолеты, пожар и бегущие, плачущие люди. В тот день школа «гудела», обсуждая страшное событие.

Трагедия унесла жизни простых американцев. Но судьба сложилась так, что в живых остались те, кто должен был оказаться в башнях в то роковое утро.

Мама дважды подарила жизнь

Холли Винтер недавно закончила колледж. Она проживала в Денвере (штат Колорадо) и очень скучала по своим друзьям. 11 сентября планировалась встреча с ними, в офисе одного из друзей, расположенном во Всемирном торговом центре. Наша героиня должна была появиться в его офисе в 8 часов утра.

Счастливая девушка позвонила маме, живущей в северной части Нью-Йорка, и поделилась своими планами. Женщина заявила, что едет к Холли в этот день. Как не просила мисс Винтер перенести визит, мать оставалась непреклонна.

Юная особа отменила встречу. Ее друзья встретились в восемь утра, как и планировалось, позвонили Холли. Некоторое время они смеялись и шутили, затем решили попрощаться. На этот раз — навсегда.

Редкий отпуск спас жизнь

Каждый сентябрь Бренда Кристенсен встречалась с редакторами и репортерами СМИ для того, чтобы ее бизнес по связям с общественностью развивался успешно. Встречи проходили в одной из башен-близнецов, но 11 сентября 2001 года женщина встретила во Франции. Она ушла в отпуск, изменив своим ежегодным планам. Включив телевизор, Бренда оцепенела. Она понимала, что потеряла многих коллег и знакомых.

Опоздал на работу

Герой следующей истории занимался продажами акций. Его рабочее утро начиналось в 9:00 с планерки. В тот день Джеймс Стефурак выбился из привычного графика, он не торопился на работу.

О происходящем Джеймс узнал из выпуска новостей. Его квартира находилась неподалеку от башен-близнецов, на крыше дома располагалась терраса с видом на них. Мужчина поднялся на крышу, на его глазах произошло обрушение зданий.

Разбитое сердце помогло

Как спаслись люди, которые должны были оказаться во время теракта в башнях? Истории различны, к кому-то приехала мама, кто-то опоздал, а эта женщина отказалась выходить замуж и переезжать в Нью-Йорк.

Кристал Браун-Татум возглавляет компанию Crystal Clear Communications. В июне 2001 года, она должна была выйти замуж и переехать к супругу. Будущей жене предложили работу в компании World Trade Tower 2, расположенной во Всемирном торговом центре.

Обстоятельства сложились так, что наша героиня отменила свадьбу. Переезд не состоялся, что спасло ей жизнь. Во вторник, 11 сентября 2001 года, Кристал смотрела новости и замирала от ужаса. В этот день она оказалась бы там, на месте событий, переехав к несостоявшемуся супругу.

Проблемы с машиной

Джордж Китх купил новую машину. Вечер 10 сентября оказался омрачен проблемами с ней, мужчина отправился в автосалон на следующее утро. Он прибыл туда к 7 часам, но механики отказались работать до 8 утра. Джорджу пришлось ждать час, чтобы проверить машину.

В раздражении он сел за руль, опаздывая на работу. У нашего героя была назначена встреча на 73 этаже одной из башен-близнецов. Джордж опаздывал, он попал в пробку и сжимал от ярости зубы. Вдруг мужчина увидел, как из первой башни валит дым. Пораженный Джордж включил радио, чтобы узнать, что случилось. Его внимание привлек небольшой самолет, летящий по направлению ко второй башне. Джордж вспоминает, что самолет шел ниже, чем обычно. На его глазах произошел второй теракт. Мужчина запомнил огромный огненный шар и клубы черного дыма.

Вышла покурить

Грир Эпштейн была исполнительным директором компании Morgan Stanley. В половине восьмого утра она приехала на работу, проверила электронную почту и спустилась в кафе, чтобы выпить утренний кофе с булочкой и вернулась на рабочее место. В 8:40 ей позвонил сотрудник и предложил «переговорить за сигаретой», Грир взяла свою пачку сигарет и направилась к лифту. Кабину трясло, она постоянно подпрыгивала и очутившись на первом этаже, женщина недовольно подумала, что в следующий раз воспользуется иным лифтом.

Выйдя из здания, она увидела огромную дыру в первой башне-близнеце. Люди бежали из нее, кричали и плакали. Несчастные, оказавшиеся в момент теракта на верхних этажах, выпрыгивали из окон. Стоял ужасный шум, в воздухе повис запах гари.

Грир и ее коллега бросились прочь от страшного места. Женщина вспоминает, как страшно было в тот момент. Казалось, что наступил конец света.

Увольнение

Нашу последнюю героиню уволили накануне теракта. Лаура Сорокофф Гельман должна была поехать в бюро трудоустройства, находящееся рядом со Всемирным торговым центром. Но она решила дождаться, когда в метро спадет час-пик, это ожидание спасло ей жизнь.

Вот такие истории чудесного спасения произошли в тот день.