Падение систем, или Хаос во всем мире: как избежать

Падение систем, или хаос во всем мире: как избежать

социальные сети и Интернет сейчас занимают солидную часть отечественной повседневной досуга и офисной жизни, от общения с партнерами при помощи электронной почты до приобретений в Вебмагазинах и хранения информации на облачных серверах. Кроме того здравоохранение, государственные учреждения и социальное обслуживание переходят в цифровой режим работы.

Однако, мы должны без шуток беспокоиться таковой зависимости от глобальной паутины. Совокупности довольно часто являются лоскутное одеяло из взаимосвязанных одолжений, предоставляемых партнерскими связями и различными компаниями. Нарушение функционирования одного сегмента может привести к сбою в других.

К примеру, совсем сравнительно не так давно популярная платформа для общения Skype вышла из строя практически на весь день, тогда как Facebook прекращал собственную работу на час два раза за семь дней. А это указывает, что многие сайты, каковые зависят от Facebook-аккаунтов, временно утратили собственную сообщение с потенциальной аудиторией.

Обстановка с Facebook – это неприятность, которая ведет к личному дискомфорту. Но перерывы в работе совокупностей, связанных со здравоохранением, социальным обеспечением населения либо совокупностями управления, смогут привести к настоящему ущербу для жизни и экономики людей.

Пара недель назад центры обработки данных компании Гугл в Бельгии (Европа-Запад 1-б) были обесточены, по окончании того как молния четыре раза попала по местных сетевых серверах. Тогда как большая часть серверов были защищены батареями резервного хранения и резервного копирования, приблизительно 0.000001% дискового пространства было утеряно. Для Гугл это огромное хранилище, заполненное несколькими гигабайтами данных.

Единственный вывод, что мы можем сделать – это не доверять «облачным» провайдерам хранить ваши эти и их резервные копии. В действительности, как бы смешно это ни звучало, кроме того резервным копиям необходимы резервные копии. Отечественная зависимость от системы электропитания, которая создана из проводящего металла, чаще вторых страдает од таких неожиданных эксцессов, как удары молнии.

В то время, когда погаснет свет

Бывший американский глава МинОбороны Уильям Коэн сравнительно не так давно поведал о том, какими в действительности уязвимыми являются энергосистемы:

«Террористическая атака на национальную энергосистему — это наступление, которое приведёт к хаосу от Западного до Восточной части прибрежной полосы», — сообщил он. — «И эта угроза весьма настояща».

Исходя из этого появляется необходимость надёжного и надежного электропитания на случай, в случае если совокупности управления выйдут из строя. Другие либо резервные источники питания для ответственного оборудования – это бывает Сейчас. Но Коэн опасается, что большие отключения электричества смогут привести к гражданским беспорядкам.

Джанет Наполитано, бывший секретарь департамента нацбезопасности говорит, что кибер-атака на энергосети — это дело времени, а не случая. А бывший старший аналитик ЦРУ Петер Винсент Прай зашел так на большом растоянии, дабы утверждать, что наступление на американскую электрическая сеть может «забрать жизнь девяти из десяти обитателей США».

Ущерб, к которому может привести пыль в воздухе от атомного оружия, прекрасно известен. Но в современноммире многие сейчас считаюм, что сложный и взаимосвязанный темперамент промышленных совокупностей управления, известных как SCADA, есть главным причиной риска.

хорошим примером потенциальной неприятности есть случай 14 августа 2003 года на северо-востоке США, что оказал влияние на работу 265 отдельных электростанций. А это со своей стороны стало причиной прекращению подачи питания для 45 млн. человек в восьми штатах США и 10 млн. человек в Онтарио. Обстановка была позвана программной недоработкой в охранной совокупности диспетчерской Огайо, которая не предотвратила операторов о перегрузке.

Маленькая неточность стала причиной эффекту домино. В следствии потребовалось два дня, дабы вернуть энергоснабжение для предприятий и населения Америки.

Потому, что мир делается все более интернет-зависимым, инженеры создали сеть, которая снабжает резервные маршруты для передачи трафика от точки к точке. Но сбои в электрической системе так же, как и прежде смогут вывести из работы ядро схемы маршрутизации.

Совокупности управления – самое не сильный звено

Значительно чаще, это менее очевидные элементы инфраструктуры, каковые самый открыты для нападения. К примеру, сбой работы кондиционеров в центрах разрешённых может привести к перегреву, что способен расплавить оборудование (особенно ленточные накопители), применяемое для хранения огромных количеств данных. А это, со своей стороны, может оказать влияние на что угодно — от банковских сделок ценой в миллиарды либо пробок в центе мегаполиса к сбою в работе экстренных работ call-центра.

Так как мы становимся все более зависимыми от данных и их обработки, мы более склонны их утратить. Безопасность критически ответственных совокупностей напрямую связана с совокупностью управления механизмами, но эти механизмы смогут кроме этого подвергаться атакам и взломам.

«Облака», каковые мы создали и от которых мы все больше зависим, не так выносливы, как мы думаем. Сам Интернет да и то, как мы его используем, противоречит изначальной задумке. Мы так же, как и прежде через чур много надеемся на виртуальный мир, забывая о факторах, каковые смогут преградить отечественный доступ к данным.

К примеру, в инфраструктуре DNS (доменная совокупность имен) не сильный место – это всего 13 корневых серверов по всему мир, каковые хранят перечни всей всемирный веб-адресной книги.

Я не пологаю, что государства и крупные корпорации всецело продумали эту обстановку. Без питания, без подключения к Интернету, нет «облака». А без «облака» у нас будут громадные неприятности.

А где вы храните собственную данные, и как защищаете собственные эти?

Случайные статьи:

  • Каннский кинофестиваль 2017: лучший и самый смелый макияж звезд
  • Самые успешные фотомодели и топ-модели нового поколения

Юрий Пронько 29.09.2017 — НАБИУЛЛИНА ЛЖЕТ ИЛИ КОМУ ВЫГОДЕН ХАОС…

Подборка похожих статей:

Специалисты в области продаж, в большинстве случаев, придерживаются стойкой позиции в отношении применяемых стимулов для мотивации собственных…

Все мы видим мир через призму собственного восприятия. Эти ограничения основаны на отечественном опыте, культуре, контексте, окружении либо менталитете….

Вам знакомо выражение: «Самым полезным клиентом есть тот, кого нереально утратить?» Весьма легко сосредотачивать все свои силы на конвертации все новых и…

Алексей Пидоря Менеджер, Ростов-на-Дону Отечественные предприниматели на рынке FMCG игнорируют эволюционный путь, выбирая революционный, говорит Алексей…

Падение систем, или Хаос во всем мире: как избежать

Интернет и социальные сети сегодня занимают большую часть нашей повседневной офисной жизни и досуга, от общения с партнерами посредством электронной почты до покупок в Интернет-магазинах и хранения информации на облачных серверах. Даже здравоохранение, социальное обслуживание и государственные учреждения переходят в цифровой режим работы.

Тем не менее, мы должны серьезно опасаться такой зависимости от всемирной паутины. Системы часто представляют собой лоскутное одеяло из взаимосвязанных услуг, предоставляемых различными компаниями и партнерскими связями. Нарушение функционирования одного сегмента может привести к сбою в других.

Например, совсем недавно популярная платформа для общения Skype вышла из строя почти на целый день, в то время как Facebook прекращал свою работу на час дважды за одну неделю. А это означает, что многие сайты, которые зависят от Facebook-аккаунтов, временно потеряли свою связь с потенциальной аудиторией.

Ситуация с Facebook – это неприятность, которая приводит к личному дискомфорту. Но перерывы в работе систем, связанных со здравоохранением, социальным обеспечением населения или системами управления, могут привести к реальному ущербу для экономики и жизни людей.

Несколько недель назад центры обработки данных компании Google в Бельгии (Европа-Запад 1-б) были обесточены, после того как молния четыре раза ударила по местных сетевых серверах. В то время как большинство серверов были защищены батареями резервного копирования и резервного хранения, примерно 0.000001% дискового пространства было утеряно. Для Google это огромное хранилище, заполненное несколькими гигабайтами данных.

Единственный вывод, который мы можем сделать – это не доверять «облачным» провайдерам хранить ваши данные и их резервные копии. В реальности, как бы смешно это ни звучало, даже резервным копиям нужны резервные копии. Наша зависимость от системы электроснабжения, которая создана из проводящего металла, чаще других страдает од таких неожиданных эксцессов, как удары молнии.

Когда погаснет свет

Бывший американский министр обороны Уильям Коэн недавно рассказал о том, какими на самом деле уязвимыми являются энергосистемы:

«Террористическая атака на национальную энергосистему — это нападение, которое вызовет хаос от Западного до Восточного побережья», — сказал он. — «И эта угроза очень реальна» .

Поэтому возникает необходимость безопасного и надежного электропитания на случай, если системы управления выйдут из строя. Альтернативные или резервные источники питания для важного оборудования – это не редкость в современном мире. Но Коэн опасается, что крупные отключения электроэнергии могут привести к гражданским беспорядкам.

Джанет Наполитано, бывший секретарь департамента национальной безопасности говорит, что кибер-атака на энергосети — это дело времени, а не случая. А бывший старший аналитик ЦРУ Петер Винсент Прай зашел так далеко, чтобы утверждать, что нападение на американскую электросеть может « отнять жизнь девяти из десяти жителей США» .

Ущерб, к которому может привести пыль в воздухе от ядерного оружия, хорошо известен. Но в современном мире многие теперь думают, что сложный и взаимосвязанный характер промышленных систем управления, известных как SCADA, является основным фактором риска.

Ярким примером потенциальной проблемы является случай 14 августа 2003 года в северо-восточной части США, который повлиял на работу 265 отдельных электростанций. А это в свою очередь привело к прекращению подачи питания для 45 млн. человек в восьми штатах США и 10 млн. человек в Онтарио. Ситуация была вызвана программной недоработкой в охранной системе диспетчерской Огайо, которая не предупредила операторов о перегрузке. Небольшая ошибка привела к эффекту домино. В результате потребовалось два дня, чтобы восстановить энергоснабжение для населения и предприятий Америки.

Поскольку мир становится все более интернет-зависимым, инженеры создали сеть, которая обеспечивает резервные маршруты для передачи трафика от точки к точке. Но сбои в системе электроснабжения по-прежнему могут вывести из работы ядро схемы маршрутизации.

Системы управления – самое слабое звено

Чаще всего, это менее очевидные элементы инфраструктуры, которые наиболее открыты для нападения. Например, сбой работы кондиционеров в центрах данных может привести к перегреву, который способен расплавить оборудование (особенно ленточные накопители), используемое для хранения огромных объемов данных. А это, в свою очередь, может повлиять на что угодно — от банковских сделок стоимостью в миллиарды или пробок в центе мегаполиса к сбою в работе экстренных служб call-центра.

Так как мы становимся все более зависимыми от данных и их обработки, мы более склонны их потерять. Безопасность критически важных систем напрямую связана с системой управления механизмами, но эти механизмы могут также подвергаться взломам и атакам.

«Облака», которые мы создали и от которых мы все больше и больше зависим, не так выносливы, как мы думаем. Сам Интернет и то, как мы его используем, противоречит изначальной задумке. Мы по-прежнему слишком много полагаемся на виртуальный мир, забывая о факторах, которые могут преградить наш доступ к данным.

Читайте также  Как возбудить равнодушного мужа: 15 приемов, которые превратят его в сексуальное животное

К примеру, в инфраструктуре DNS (доменная система имен) слабое место – это всего 13 корневых серверов по всему мир, которые хранят списки всей мировой веб-адресной книги.

Я не думаю, что крупные корпорации и государства полностью продумали эту ситуацию. Без питания, без подключения к Интернету, нет «облака». А без «облака» у нас будут большие проблемы.

А где вы храните свою информацию, и как защищаете свои данные?

Просто о сложном: почему все вокруг стремится к хаосу и как это остановить

Теории и практики

Когда порой вы чувствуете нарастающий уровень энтропии, но не понимаете почему, ответ кроется в физике: стремление мира к хаосу — фундаментальное свойство природы. Из чего состоит хаос, обратим ли он, можно ли его как-то измерить и почему существует выражение «ломать — не строить»? Обо всем этом T&P рассказал научный журналист, сотрудник кафедры физики и астрофизики МФТИ Айк Акопян в рамках проекта «Физтех.Читалка».

Что происходит, когда мы приводим в движение маятник? Он начинает колебаться, каждый раз уменьшая амплитуду. Через некоторое время мы обнаружим, что маятник остановился. Но куда делась энергия маятника? Те, кто в школе на уроках физики слушал учителя внимательно, ответят, что энергию заберут молекулы воздуха. Но почему не происходит обратное? Почему молекулы вдруг не могут собраться и, наоборот, передать энергию маятнику?

Дело в том, что стремление мира к хаосу оказывается фундаментальным свойством природы. Направленное движение частиц маятника превращается в хаотичное движение молекул воздуха. Направленное течение воды рано или поздно превратится в хаотичную струю с турбулентными вихрями и извивающимися, переплетающимися друг с другом потоками.

Наша природа вовсю стремится к хаосу, но неужели это стремление бесконечно? В какой момент система достигает какого-то спокойствия? В какой момент это стремление прекращается? В XIX веке Максвелл и ряд других физиков показали, что, если оставить систему в покое, она действительно придет к определенному состоянию «спокойствия». Это состояние называется равновесным, и, чтобы его понять, нужно забыть об индивидуальной скорости, координате каждой частицы и взглянуть на коллективные характеристики системы. Например, на то, сколько частиц на данный момент имеют определенные скорости.

Если мы построим график числа частиц от скорости, то увидим удивительную вещь: система из любого состояния, каким бы это состояние ни было изначально, в итоге приходит к одному определенному распределению числа частиц от скорости, которое называется распределением Максвелла. Это состояние является конечным пунктом назначения любой системы, и в ней достигается максимальный хаос.

Но… Как вообще измерить хаос? В физике для измерения хаоса используют величину, которая называется энтропией системы. Чем больше энтропия, тем менее упорядочена система. В состоянии равновесия энтропия максимальна. Больцманом в XIX веке была доказана так называемая H-теорема, которая гласит, что в замкнутой системе энтропия со временем всегда возрастает.

На практике это несет за собой вполне понятные последствия. Если мы, например, возьмем шарик с гелием и взорвем его в углу комнаты, то газ через некоторое время разлетится по всей комнате, заполнив равномерно ее всю. Таким образом, энтропия газа увеличится до максимума и… Да, в , и все. Сколько бы мы ни ждали, гелий никогда не соберется обратно в кучу в углу комнаты. То есть процессы в нашем мире необратимы: из конечного состояния мы никак не можем узнать начальное, так как конечное состояние одинаково для всех начальных состояний. Это вполне понятно, наш опыт вполне этому соответствует. Всегда легче что-то сломать, чем построить, легче разбросать, чем собрать воедино. Это все вполне логично, так?

Не совсем. Представьте, что у вас есть замкнутая комната с кучей шариков, которые летят и врезаются друг в друга. Все абсолютно идеально, столкновения упругие, никаких потерь энергии. Через достаточное количество времени распределение скоростей будет в точности максвелловским, энтропия необратимо возрастет до максимума.

Данные телескопа Planck показали, что примерно 98% энергии нашей Вселенной не заключено в звездах и вообще в обычном веществе, из которого состоим мы

Но давайте взглянем на каждый шарик по отдельности. Дело в том, что для каждого шарика мы можем узнать в точности его скорость и координату, а также действующую на него силу. Из второго закона Ньютона можем узнать ускорение — и все: движение каждой отдельной частички можно совершенно однозначно задать. Закон Ньютона по времени обратим, так как, если повернуть время вспять, свою форму закон не изменит. Это означает, что и движение каждого отдельного шарика тоже обратимо: из конечного состояния шарика можно понять, откуда он пришел и как двигался, но… Но движение всех шариков вместе оказывается необратимым.

То есть в основе нашего необратимого мира лежат вполне себе обратимые законы. Это весьма странно. А что, если никакой необратимости нет, а это всего лишь иллюзия? Что, если движение просто настолько сложное, что оно кажется нам хаотичным, а на самом деле оно вполне регулярно?

Для примера того, что имеется в виду, возьмем очень интересную систему. Она называется клеточный автомат. Представьте, что ваша Вселенная — это простой ряд из белых и черных клеточек. Вы — бог этой Вселенной, и вам нужно заложить какое-то правило эволюции по времени. И вы закладываете очень простое правило: если сама клетка черная и соседние две клетки тоже черные, то в следующем шаге клетка будет белой (на картинке снизу слева), если клетка черная, сосед слева тоже черный, а сосед справа белый, то в следующем шаге клетка станет черной и так далее. Таким образом можно задать универсальное правило (физику) вашей Вселенной. Записать этот закон можно с помощью нулей и единичек или, если перевести их в десятиричную запись, с помощью просто одного числа. В данном случае (на картинке) это будет правило 90. Эволюция такого клеточного автомата показана ниже.

Таких правил существует очень много. Есть правила, которые опираются на два предыдущих шага вместо одного или на нескольких соседей. Есть правила для двумерного клеточного автомата, где у нас теперь не ряд из черных и белых клеточек, а целая плоскость.

С помощью клеточных автоматов уже получают совершенно сложные, непредсказуемые фигуры — их используют в архитектуре и игровом дизайне для построения реалистичного ландшафта. Но, что удивительно, все это разнообразие, эти непредсказуемые формы и образы задаются всего лишь правилом из одного числа, все остальное — дело времени.

Но что, если все разнообразие нашего мира, все сложные образы, создаваемые нашей природой, и весь тот хаос, к которому стремится наш мир, — это всего лишь реализация какого-то клеточного автомата? Что, если мы просто являемся симуляцией клеточного автомата в компьютере?

Как мы поняли в первой части, в самой глубокой основе нашего мира лежат вполне обратимые законы, где по конечному состоянию можно восстановить начальное. Поэтому если мир и есть клеточный автомат, то он должен также быть обратимым. Такие клеточные автоматы действительно есть, но у них есть одна проблема. У любого обратимого клеточного автомата есть цикл: через определенное число шагов Вселенная воссоздается в своем первоначальном виде снова, затем снова — и движется так по циклу.

В нашем мире, к сожалению, такого нет… Или есть? Французский математик Анри Пуанкаре для определенного типа систем заметил интересную вещь: в результате эволюции этих систем со временем они возвращались в свое первоначальное состояние, хотя изначально казалось, что стремятся они лишь в сторону хаоса. Такой цикл назвали циклом Пуанкаре.

Напрашивается очень интересная мысль. Да, действительно, газ из взорвавшегося гелиевого шарика в одну кучу обратно не соберется, но что, если подождать еще дольше? Что, если цикл Пуанкаре для такой системы очень большой? Есть целые космологические модели, основанные на гипотезе возврата Пуанкаре, одна из них принадлежит известному математику Пенроузу. По его мнению, Вселенная сначала раздувается, затем схлопывается обратно, затем снова взрывается, раздувается и вновь схлопывается, повторяя в точности предыдущий цикл.

Но у такой теории циклической Вселенной есть большой минус: мы пока не знаем процессов, способных заставить Вселенную схлопнуться. Где их искать? Так ли хорошо мы знаем нашу Вселенную? Данные телескопа Planck показали, что примерно 98% энергии нашей Вселенной не заключено в звездах и вообще в обычном веществе, из которого состоим мы. Мы с грехом пополам знаем лишь о 2% нашей Вселенной, а об остальных 98% не знаем вообще ничего. То есть если представить, что наша Вселенная — это большой прекрасный замок с башнями, мостами, тронными залами и прочим, то из подвала мы пока не выходили, и кто знает, какие тайны ждут нас там, наверху.

Теория хаоса и стратегия мышления

Сейчас осуществляется революция, которая может изменить стратегическое мышление. Горько-сладкая правда состоит в том, что эта революция имеет мало общего с «новым мировым порядком», установленным после окончания Холодной войны и успешной операции «Буря в пустыне». Настоящая революция происходит в науке, и ее влияние может изменить как характер войны, так и эталоны стратегического мышления. Наше внимание пока еще заострено на краткосрочной международной реорганизации. Будучи захваченными этим переходным моментом, мы упускаем эпохальное.

Научные достижения толкают нас за пределы ньютоновских концепций в экзотическую теорию хаоса и самоорганизованую критичность. Эти новые направления научных изысканий возникли лишь в течение последних 30 лет. Говоря в двух словах, они утверждают, что структура и стабильность находятся внутри самой видимой беспорядочности и нелинейных процессах.

Необходимость понимания изменений в науке состоит в том, что наше восприятие реальности основывается на научных парадигмах. Мир зачастую представляется нам как место, полное противоречий и беспорядка и мы ищем такие рамки, которые наполнят его смыслом. Эти рамки были полностью установлены физическими науками, подобно тому, как в 18 веке бытовало мнение, что движение небесных тел подобно работе огромного часового механизма. Научные достижения, кроме того, показывают нам новые пути понимания окружающей среды и могут подразумевать инновации по решению политических дилемм. Несмотря на желание стратегического сообщества ухватиться за технологические преимущества, которые можно извлечь из изменений, вполне возможно адаптировать эти достижения для стратегического мышления.
Всякий раз, когда психологи, социологи или экономисты хотят приблизиться к научности, они естественно обращаются к базовой концепции ньютоновской физики».Как одна из социальных наук, военная наука сталкивается с такими же предпосылками. Будет вполне верным сказать, что эта специфическая дисциплина механики — наука движения и действия сил и тел — захватила наше воображение.
Мир становится более сложным, традиционные теории менее способны на объяснения. Разрыв между теорией и реальностью существует на уровнях и национальной и военной стратегии. В военном отношении, количество вооружений и разновидности войн, разработанные в прошлый век, недостаточно подходили к классической стратегии. Новые вооружения разработать относительно легко, но трудно внедрить в рамки доктрины. Биологическое и ядерное оружие являются двумя такими примерами. Конечно, и сам процесс сражения беспорядочен. В армейской доктрине сейчас открыто говорится: «Боевые действия высокой и средней интенсивности хаотичны, интенсивны и очень разрушительны… Операции в основном будут иметь линейный характер».
Жизнь все еще слишком сложна, чтобы описать или объяснить ее взаимодействием нескольких простых переменных.
Нам необходимо изменить метод, который мы используем для осмысления стратегии. Это не очень приятная задача. Стратегическое мышление прошедших столетий не предоставляет достаточно пространства для инноваций.

Читайте также  Ищем подарки к 8 марта: полезные советы и ссылки на скидки

Дисциплина хаоса
— Теория хаоса прилагается к динамическим системам — системам с очень большим количеством подвижных компонентов;
— внутри этих систем существует непериодический порядок, по внешнему виду беспорядочная совокупность данных может поддаваться упорядочиванию в разовые модели;
— подобные «хаотические» системы показывают тонкую зависимость от начальных условий; небольшие изменения каких-либо условий на входе приведут к дивергентным диспропорциям на выходе.
— тот факт, что существует порядок, подразумевает, что модели могут быть рассчитаны как минимум для более слабых хаотических систем.
Вращение Земли вокруг Солнца не является хаотичным. Небольшое изменение в орбитальной скорости может лишь чуть-чуть изменить путь вращения. Наоборот, столб дыма, уходящий в атмосферу хаотичен по своей природе. Какое-то время он идет ровно вверх, а затем резко разбивается в турбулентную массу завитушек, изгибов и зигзагов. Кажется, что эти петли не следуют какому-то определенному порядку, однако при прослеживании, математическое моделирование обнаруживает регулярные модели. Небольшое изменение скорости потока дыма сформирует совершенно другую группировку завитушек и потоков — однако и второй поток дыма приведет к математически регулярным моделям.
«Хаос» — это не совсем удачное выражение для такой дисциплины. Слово вызывает ассоциации с бесформенностью и чистой случайностью, которые осложняют концептуальную задачу. «Нелинейная динамика» менее перегруженный и более описательный термин, но хаос это широко употребляемый научный ярлык, так что мы будем применять именно это слово.
Парадигма хаоса не противоречит классической парадигме. В действительности, теория хаоса происходит их классической физики и математики, но она превосходит их. Классический подход описывает линейное поведение отдельных объектов; теория хаоса описывает статистические тенденции очень многих взаимодействующих объектов.
Как эта наука может быть применима для стратега? Как минимум ее применение может осуществляться на двух уровнях. На материальном уровне технологические инновации, которые эксплуатируют теорию хаоса, изменят основы войны. На теоретическом уровне, она предлагает новые основы стратегического мышления.
Ядерная бомбардировка может стать более точной, придавая теории хаоса возможность моделировать нестабильную турбулентность.
Остается немало исследований, которые нужно произвести в отношении применения теории хаоса к операционному и тактическому анализу. С одной стороны, процесс сражения повсеместно известен как неупорядоченное явление и поэтому поддается нелинейному анализу. С другой стороны, в боевых действиях принимает участие ограниченное количество действующих лиц, как мы их определяем это, в основном, одна сила против другой; следовательно, уровень театра военных действий, вероятно, выпадает из теории хаоса, которая описывает поведение большого количества акторов. Кроме того, командиры прилагают большие усилия для того, чтобы заставить вооруженные силы действовать и взаимодействовать в линейном, механицистском и поочередном порядке. Такие изобретения как иерархия званий, воинская дисциплина, структура подразделений, военные традиции и структурированный порядок операций служат для обеспечения регламента и устранения беспорядочного поведения. Это в дальнейшем ограничивает динамизм систем и подразумевает, что теория хаоса может иметь лишь ограниченное применение на уровне военной стратегии. В действительности же является ли сражение хаотичным или нет? На этот вопрос можно дать два полноценных ответа. Один состоит в том, что процесс боя рассматривается как исключительно хаотичный, но модерируемый организованной системой с различными степенями успешности, как было уже указано ранее. Вторая возможность состоит в рассмотрении процесса боя как исключительно линейного и нехаотичного, и утверждает, что беспорядочным является индивидуальное восприятие боя. В любом случае, эти вопросы приведут к новым исследованиям.

Настоящая ценность теории хаоса находится на высшем уровне — в сфере национальной стратегии. Хаос может изменить метод, с помощью которого мы рассматриваем весь спектр человеческих взаимодействий, и в котором война занимает лишь особую часть. Международная среда является превосходным примером хаотической системы. Интригующее место теории хаоса — «самоорганизованная критичность» — превосходно соответствует ей в качестве анализа.
В IBM исследуют эту теорию применяя песочные кучи: песчинки складывают одна к одной до тех пор, пока в результате критического состояния последняя не создаст лавину. После такого катастрофического перераспределения система становится относительно стабильной до тех пор, пока не происходит следующая перегруппировка.
Есть ли рамки, в которых может быть лучше описано переустройство миропорядка, чем самоорганизованная критичность? Метафора «тектонических плит», базирующаяся на классическом подходе неверна. Она заявляет о первоначальной стабильности, разрушенной из-за перестройки некоторых основных сил. Вся сложность ситуации в воображении читателя улетучивается. В последние годы СССР представлял похожий случай для исследования. Классические рамки принуждали нас мыслить в простых терминах борьбы за власть: ельцинские популисты, горбачевские реформаторы и консерваторы. Классический подход имеет уклон к стабильности и статус кво, тогда как только при относительно спокойных условиях классические стратегические и дипломатические принципы остаются рабочими. Поэтому мы и увидели повторяющиеся угрозы «советского хаоса» со стороны пугливых дипломатов и осторожных политиков. Согласно традиционной точке зрения распад СССР был началом приближения катастрофы, из-за чего нужно было обеспечить сплоченность и сильный центр. Самоорганизованная критичность, наоборот, показывает нам огромное разнообразие акторов в критическом состоянии, которое неизбежно будет прогрессировать в сторону временной стабильности после катастрофического переустройства. Здесь нет необходимости в стабильности в отношении применения модели: критическая точка зрения на «советский хаос» является частью объяснимого процесса. Критичность приветствует подъем республик и падение союзного правительства как предусловие нового, продуктивного и метастабильного плана.
Конфликтная энергия заложена в основы человеческих свойств с того момента, когда индивидуум стал базовым блоком глобальных структур. Конфликтная энергия отражает цели, ощущения и ценности индивидуального актора — в сумме, идеологическое обеспечение каждого из нас запрограммировано. Изменение энергии конфликта людей уменьшит или направит их по пути, желательному для наших целей национальной безопасности, поэтому нам нужно изменить программное обеспечение. Как показывают хакеры, наиболее агрессивный метод подмены программ связан с «вирусом», но не есть ли идеология другим названием для программного человеческого вируса?
С этим идеологическим вирусом в качестве нашего оружия, США смогут вести самую мощную биологическую войну и выбирать, исходя из стратегии национальной безопасности, какие цели-народы нужно заразить идеологиями демократического плюрализма и уважения индивидуальный прав человека. С сильными американскими обязательствами, расширенными преимуществами в коммуникациях и увеличивающимися возможностями глобального перемещения, вирус будет самовоспроизводящимся и будет распространяться хаотическим путем. Поэтому наша национальная безопасность будет иметь наилучшие гарантии, если мы посвятим наши усилия борьбе за умы стран и культуры, которые отличаются от нашей. Это единственный путь для построения мирового порядка, который будет иметь длинный период (хотя, как мы видим, никогда нельзя достичь абсолютной постоянности) и будет глобально выгодным. Если мы не сможем достичь такого идеологического изменения во всем мире, у нас останутся спорадические периоды спокойствия между катастрофическими переустройствами.

Стивен Манн, журнал Parameters, 1992 Autumn: 54-68

Пандемия — мать беспорядка. Мир входит в эпоху хаоса

Новый доклад Deutsche Bank о глобальных трендах подводит черту под эпохой глобализации, констатируя, что 2020 год будет началом эпохи «глобального беспорядка», ужесточения конкуренции между государствами, увеличения экономического неравенства и роста противостояния между Китаем и США. Пандемия коронавируса дала толчок для нескольких апокалиптических докладов, в которых не только анализируются экономические проблемы, но и ускорение миграции, нехватка доступа к чистой воде и гибель дикой природы.

В мире наступает хаос, и наступающая глобальная эра беспорядка пройдет под знаком противостояния между Китаем и США. Все это будет проходить на фоне усиления экономического неравенства, роста инфляции и ужесточения конкуренции между поколениями. Более молодые люди будут определять пути развития государств, когда к 2030 году догонят по численности старшие поколения. Таким, для кого-то пугающим, а для кого-то радостным, выглядит прогноз, опубликованный экспертами Deutsche Bank.

Будущее принесет с собой «беспорядок», свидетельствуют авторы доклада. При этом они отмечают, что не всякий беспорядок «плохой»: «Мы должны подчеркнуть, что наступление нового времени не следует воспринимать как причину отказываться от покупки финансовых активов, поскольку новая эпоха принесет масштабные интервенции [монетарных властей] и ликвидность», — говорится в докладе.

Станция «Молодежная», далее везде

В порядке нового «беспорядка» правила игры будут определять миллениалы, которые получат политическую власть в странах и будут использовать ее для распределения богатств от старшего поколения к младшим: «Фактически, проблема, которая быстро становится политической идей, — это разрыв между поколениями», говорится в докладе.

Наблюдатели отмечают, сегодня у власти находятся последние из могикан старшего поколения — возрастные политики, которые уже через несколько лет сойдут с политической арены. Аналитики Deutsche Bank полагают, что приход к власти «младого племени» приведет к серьезным изменениям: «Подобный сдвиг в балансе сил может означать более жесткий режим налогообложения наследства, меньшую защиту доходов пенсионеров, увеличение налогов на собственность, а также более высокие налоги на прибыль и корпоративные налоги и более широкую политику перераспределения», — говорится в отчете Deutsche Bank.

В политическом отношении «эра беспорядка» будет ознаменована противостоянием между Китаем и США. КНР будет и дальше, по мнению экспертов, бросать вызов США как экономическая супердержава, которая отвергает принципы западного либерализма. Авторы доклада называют это «столкновением культур и интересов».

О том, что конфликт США и Китая возможен, ранее говорило немало уважаемых американских экспертов: «Я предполагаю, что США и Китай могут быть вовлечены в войну, хотя, конечно, это не самый вероятный сценарий», — говорил в беседе с автором этой статьи ведущий аналитик Atlantic Council Мэфью Берроуз.

Хаос на фоне пандемии

Авторы доклада не скрывают: поводом для апокалиптического анализа будущего стала пандемия коронавируса, которая отразилась на экономической и общественной жизни всего мира. В докладе говорится, что 2020 год знаменует собой начало нового «структурного суперцикла», который «формирует все, от экономики до цен на активы, политики и нашего общего образа жизни».

Как отмечает в беседе с Finam.ru программный директор Российского совета по международным делам Иван Тимофеев, Covid-19 «способствовал различным рефлексиям» со стороны экспертов по оценкам стратегической реальности. Но тезис о хаотизации международных отношений не нов, его ранее делали и российские эксперты, отмечает Тимофеев.

В пример Тимофеев приводит доклад клуба «Валдай» «Осыпающийся мир», опубликованный в 2018 году, где говорилось об одном из сценариев развития будущего как «мира без полюсов». Это сценарий острого кризиса, который ведёт не столько к новому балансу сил, сколько вообще к полной перезагрузке институтов, власти, способов производства и международных отношений.

Читайте также  Топ-10 самых опасных туристических направлений этого года

Правда, эксперт не согласен с выводами немецких коллег о том, что «хаотизация» будет продолжаться 10 лет, по его мнению, она продлится дольше.

Система неуправляемости будет усиливаться, согласен с выводами доклада эксперт клуба «Валдай», профессор СПбГУ Станислав Ткаченко. Однако, эксперт считает, что «хаос» слишком сильное слово и скорее речь идет об анархии: «Это будет не война всех против всех, а обострение между полюсами в мировой системе».

Противостоянию будет способствовать снижение жизненного уровня обеспеченных слоев в развитых странах и рост развивающихся государств Азии. При этом он уверен, что планета не повторит события предыдущих мировых войн, «масштабы которых не снились никаким варварам».

В свою очередь, партнер международной консалтинговой компании Control Risks Наби Абдуллаев, видит растущим фактором риска экономический национализм государств. Как отмечает эксперт, он «размывает глобализацию и расшатывает американоцентрический, но все же глобальный порядок, установившийся после «холодной войны».

Его главным драйвером, говорит Finam.ru Абдуллаев, стал президент США Дональд Трамп, однако созданные им условия дали возможность и другим странам «преследовать собственные интересы, пусть даже в ущерб групповым и глобальным». Углублению этого тренда, отмечает эксперт, способствовали падение цен на нефть и пандемия коронавируса, после чего страны обособились еще сильнее и «каждая стала выбирать свою стратегию в зависимости от баланса между национальной экономикой и общественным здоровьем». «Падение цен на нефть обостряет конкуренцию между производителями, а затяжная пандемия замедляет экономику. Мир оказался в ситуации, когда каждый сам за себя, включая самых крупных игроков, вокруг которых строилась мировая финансовая, политическая и силовая инфраструктура».

Воды нет и птичку жалко

Пандемия коронавируса стала катализатором для нескольких экспертных докладов апокалиптического характера, вышедших в последние несколько дней. Один из них, вышедший из-под пера экспертов Institute for Economics and Peace (IEP), прогнозирует, что к 2050 году из-за роста населения и уменьшения доступности пищи и воды более 1 миллиарда человек станут мигрантами.

При подготовке исследования, которое цитирует Reuters, его авторы ссылались на данные ООН, и они выглядят весьма удручающими. Экономическую мощь Китая может подорвать дефицит пресной воды, который угрожает и многим другим государствам. По данным авторов доклада, в настоящее время в мире на 60% меньше доступных запасов пресной воды, чем это было 50 лет назад. В то же время, спрос на еду увеличится на 50% в следующие 30 лет, что будет продиктовано экспансией среднего класса в Азии.

В свою очередь, ученые из Фонда дикой природы WWF в недавнем докладе отметили «настораживающее» сокращение количества млекопитающих, птиц, рыб и рептилий. Согласно исследованиям, опубликованным в докладе WWF «Живая планета», c 1970 года популяция рыб птиц и млекопитающихся сократилась на 68%.

Глава WWF Марко Ламбертини, комментируя итоги доклада, отметил, что разрушение человечеством природы оказывает «катастрофическое воздействие не только на население дикой природы, но и на здоровье человека и все аспекты нашей жизни». Наиболее тяжелые последствия для природы деятельность человека принесла в странах Латинской Америки и Карибского бассейна.

Уничтожение природы ведет к новым пандемиям, при которых болезни животных могут передаваться к человеку, пишут ученые из WWF.

Еще недавно подобная фраза вряд ли вызвала большой интерес со стороны широкой общественности. Пандемии бывали и раньше: над «свиным гриппом» смеялись, а страшная лихорадка Эбола казалась проблемой далекой Африки. Пандемия коронавируса заставила мировую общественность серьезнее задуматься об экологических проблемах.

Однако, согласно недавнему опросу ВЦИОМ, только 12% россиян посчитали, что должны сократить потребление для борьбы с глобальным потеплением. При этом, в отличие от других стран мира, в России проблемы экологии больше волнуют пожилых людей, а не молодых. Как отметили социологи, среди молодых людей 18-24 лет изменение климата назвали актуальным 52%, это на 10% меньше, чем в среднем по стране.

Возможно, молодые россияне с большим энтузиазмом возьмутся за перераспределение богатств, как предрекают в своем докладе аналитики Deutsche Bank. Правда, в случае России — это, скорее, будет происходить под руководством «старших товарищей». Как известно, у нашей страны свой особый путь даже в условиях всеобщего хаоса.

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

А нужен ли США мировой хаос?

Сегодня на просторах интернета, и на АШ в частности, очень популярна мысль, что США, после прихода к власти Дональда Трампа, пытается сделать две вещи: перевезти производство из стран юго-восточной Азии назад, на свою территорию, и погрузить весь мир, и особенно своих конкурентов, в хаос. Целью всех этих действий является выход СЩА из сложившегося экономического кризиса. Говорится, что согласно этому плану, в мире останется только один остров спокойствия – США, в бушующем море мирового пожара, и именно это позволит им остаться мировым гегемоном.

На первый взгляд план хорош. Но давайте приглядимся к нему по внимательнее.

Итак, что это за кризис, в котором весь мир, в том числе и США, сегодня пребывает? А это системный кризис капиталистической модели развития, описанный ещё Карлом Марксом. В мире закончились свободные рынки сбыта, и как следствие, остановился рост платёжеспособного спроса. Капитализм упёрся в стену. Подробнее об этой стене тут

Кризис этот возник не вчера, и даже не в начале двухтысячных. Запад столкнулся с этой проблемой в семидесятые годы прошлого века. Рост платёжеспособного спроса в западной системе остановился именно тогда. Выходом из кризиса стало введение экономических мер, под названием «Рейгономика». Эти меры включали в себя снижение затрат на производство, путём переноса производств в страны с дешёвой рабочей силой и низкими налогами (своё же население распределялось в сферу обслуживания и в финансовый сектор), а так же стимулирование спроса путём раздачи населению кредитов. Ставки по кредитам стали снижаться и в двухтысячных упали до нулевых значений. Однако, и эти меры на сегодня выработаны и рост платёжеспособного спроса вновь остановился и даже стал падать, в силу закредитованности населения. Решением этой проблемы стало бы разбрасывание денег с вертолётов, но на этот шаг почему то не пошли.

Итак, имеем ситуацию: все рынки сбыта с платёжеспособным спросом заполнены под завязку; стоимость кредитов снижать не возможно, так как ставки и так нулевые; производство падает, так как нет свободных рынков сбыта; падение производства увеличивает безработицу и уменьшает доходы населения, что приводит к падению спроса на переполненных рынках сбыта. Круг замкнулся.

Теперь рассмотрим действия США, которые они планируют проводить.

1.Перенос производства на свою территорию.

Что даст этот шаг, и как именно его можно осуществить? Мы видим, что Трамп вводит пошлины на ввоз зарубежных товаров в США, накладывает санкции на конкурентов и пытается уничтожить глобальные торговые и финансовые институты. Для чего? Мысль такова: это позволит США выправить торговый баланс и создать новые рабочие места на своей территории, что должно привести к росту спроса населения США и уменьшению зависимости американской экономики от долговой пирамиды трежерис. Однако, давайте рассмотрим эту ситуацию более внимательно.

Перенос производства на территорию США совсем не означает, что заводы в юго-восточной Азии закроются. Они будут продолжать работать, а стало быть, при неизменном (или уменьшающемся) мировом спросе увеличится мировое производство товаров. Кому американцы смогут продавать свои товары? Только гражданам США, с помощью запретительных пошлин стимулируя спрос на свои товары внутри страны. Но проблема капитализма в том, что рынки сбыта должны всё время увеличиваться. США не смогут замкнуться внутри себя в рамках капиталистической модели. Ни либеральный капитализм, ни классический, не предполагает возможность ограничения рынков сбыта своей территорией. Капитализм просто не сможет существовать в такой замкнутой системе.

Стало быть, США планируют захват чужих рынков. Но как они смогут это сделать? Чужие рынки уже поделены и заполнены, и в ответ на введение пошлин правительством США, страны – конкуренты начнут вводить пошлины на американские товары. У США сегодня нет эксклюзивной продукции. Всё что они сегодня могут производить у себя, уже производится кем то ещё и успешно продаётся. Повторюсь, восстановление производств в штатах увеличивает мировой выпуск продукции, но не увеличивает мировой спрос. Наоборот, в условиях повышенной конкуренции начну закрываться часть производственных мощностей, что приведёт к увеличению безработицы и падению платёжеспособного спроса. То есть, в рамках борьбы с мировым экономическим кризисом эти шаги бессмысленны.

Рассмотрим тезис о хаотизации окружающего мира и особенно конкурентов США. Итак, создание хаоса на Ближнем Востоке, в Китае, России и ЕС может, на первый взгляд, принести США ощутимую выгоду. Производство у конкурентов в условиях хаоса начнут закрываться, и американские товары заменят их. У части стран, в условиях хаоса, можно будет отжать их ресурсы. Все финансовые активы польются в США, так как это будет единственной спокойной гаванью. Всё вроде бы хорошо. А теперь давайте подумаем.

Если конкуренты США скатятся в хаос, то вместе с производством у них начнут исчезать рабочие места. Начнут обнуляться все социальные обязательства этих государств. Не будет ни пенсий, ни пособий, ни медицины, ничего. То есть, уровень жизни жителей этих стран обрушится стремительным домкратом. И тут мы вновь подходим к всё той же стене капитализма. Куда и кому будут продавать свои товары США, если в странах, где они уничтожили конкурирующие производства, осталось нище население, не способное купить не только айфон, но и новые джинсы? Где рынки сбыта? Для чего нужны отжатые ресурсы, если продукцию, произведённую из этих ресурсов, некому продать? Рынков сбыта то нет. Их станет ещё меньше чем было до хаоса. А стало быть, производства в США тоже начнут сокращать выпуск продукции, со всеми вытекающими последствиями. И ситуация в штатах в конечном итоге не будет отличаться от тех мест, где штаты посеяли хаос. Хаос в США возникнет чуть позже чем у их конкурентов, но возникнет непременно.

Итак, и перенос производственных мощностей, и хаотизация мира, не позволяет США выйти из сегодняшнего кризиса. Напротив, эти меры лишь усугубят текущее положение, и в конечном итоге приведут к краху самих Соединённых Штатов. Есть нюанс: всё вышеописанное верно только в капиталистической системе. Но ведь никаких других систем сегодня нет, не так ли?