Самые шокирующие и эпатажные произведения в мире

Самые шокирующие и эпатажные произведения в мире

Сейчас в мире наметилась интересная тенденция: хочешь, чтобы о тебе узнали – затей скандал, да погромче! Удивительно, что тихие таланты находятся на обочине. Народ хочет зрелищ. Правда, долго свою популярность на одних скандалах не удержишь. Публика забудет тебя очень быстро, как только ты замолчишь.

А вот эти произведения не забываются десятилетиями, и еще долго ими буду зачитываться. Наверное, потому, что авторы ставили перед собой другие цели — отнюдь не прославиться и не оскандалиться. Но что получилось в итоге – читайте.

1. «Я приду плюнуть на ваши могилы», Борис Виан

Уже одно название чего стоит! Борис Виан, он же – Вернон Салливан, он же…еще плюс 23 литературных псевдонима. Французский писатель, певец, поэт, джазовый музыкант, сделавший так много за свою короткую жизнь.

Друг писателя, чье издательское дело стремительно шло ко дну, попросил Виана написать этот роман. Вначале тираж зашкаливал из-за читательского фурора. Но это длилось недолго. Вскоре произведение посчитали порнографическим, наглым и вульгарным. Возмущенные моралисты не поленились даже состряпать целое движение по борьбе с романом. Поэтому, как во времена инквизиции, книгу стали попросту сжигать. Однако рукописи не горят!

2. «Тропик рака», Генри Миллер

Роман известного американского писателя впервые был опубликован во Франции, поскольку на его родине произведение сочли за порнографию и запретили. Роман во многом автобиографический и имеет продолжение, а в 1970 году на экраны вышла одноименная картина.

Читателям книга полюбилась за откровенные описания сексуальных похождений главного героя – бедного парижского писателя 30-х годов прошлого века.

3. «Доктор Живаго», Борис Пастернак

Роман писался Пастернаком 10 лет, и был встречен литературной публикой тогдашнего времени (середина 20-го века) крайне негативно из-за неоднозначного отношения автора к истории Российской империи начала прошлого столетия, а затем и к Советскому Союзу. А в особенности – к революции 1917 года, события которой и отражаются в романе.

Как известно, Пастернака не только вынудили отказаться от Нобелевской премии, но и жизнь ему советская власть поломала изрядно. Именно тогда из-под его пера вышли известные строчки: «Быть знаменитым не красиво».

Книга была написана в 1955 году, но на родине автора вышла только в 1988 году.

4. «Мадам Бовари», Гюстав Флобер

Роман конца 19-го века под названием «Госпожа Бовари» вызвал моральный шок у читателей и стал шедевром мировой классики. Произведение простое и банальное, но идеальна и отшлифована до блеска подача сюжета. Флобера обвинили в посягательстве на моральные устои. Хотя сами моральные принципы того времени были лишь маской, красивым «фасадом».

Главная героиня Эмма заводит на стороне бесконечные любовные романы, чтобы отвлечься от скучной семейной жизни с доктором, провинциальной серости и внутренней пустоты.

5. «Превращение», Франц Кафка

В принципе, кто знаком с творчеством этого интересного писателя, не найдет ничего удивительного в этом произведении. Здесь автор себе не изменил – от всех его работ веет некоторой странностью. «Превращение» невероятно увлекательно. Может даже показаться, что это плод болезненного воображения. Собственно, это было присуще Кафке в некотором роде.

Главный герой просыпается в одно «прекрасное» утро и понимает, что он теперь не человек, а громадный жук. И это ему не кажется – семья также видит это страшилище. Но со временем привыкают к нему и забывают про то, что их сын и брат был любимцем. Но самое ужасное то, что «жук» все понимает, ведь он остается человеком в своем разуме.

6. «Американский психопат», Брет Истон Эллис

Произведение американского писателя 1991 года вызвало шок у читателей и даже общественный протест. Автора посчитали пропагандистом жестокости и насилия — настолько детально Эллис описывает убийства и насилие. История ведется от первого лица – успешного обитателя Манхэттена, который, видимо, от скуки и стал кровавым маньяком. Роман экранизирован.

7. «Любовник леди Чаттерлей», Дэвид Лоуренс

Вряд ли искушенный современный читатель найдет в этом произведении нечто убивающее мораль. К сожалению, бесконечные сексуальные похождения стали нормой. Роман же оскандалился откровенными любовными сценами, за что и попал под запрет во многих странах.

Произведение экранизировано неоднократно.

8. «Бегущий за ветром», Халед Хоссейни

Дебютное произведение 2003 года сразу получило запрет в Афганистане и частично в Америке за откровенную сцену изнасилования. Главный герой – мальчик Амир из Кабула, живущий со своим отцом. Однажды он случайно знакомится с парнем, который оказывается внебрачным сыном его отца.

9. «Сатанинские стихи», Салман Рушди

За свое произведение автору был вынесен заочно смертный приговор Высшим правителем Ирана Рухоллой Хомейни. Писатель скрывался многие годы от преследования. Аятолла проклял его публично, а также всех, кто был причастен к выпуску книги. Он призвал всех мусульман исполнить смертный приговор. У этих верующих закон такой: если приговор не отменен, то он вечен. Так и случилось: Хомейни умер, но смертную казнь не отменил.

Роман английского писателя вышел в 1988 году. В стиле мистического реализма описывается жизнь эмигрантов, сама проблема эмиграции и необходимость возвращаться к корням.

Не только «Лолита»: 9 самых скандальных книг в истории литературы

Подписаться

Поделиться

Сегодня, 22 апреля, день рождения Владимира Набокова. Хотя блистательный эстет, литературовед и энтомолог написал множество великих романов, в массовом сознании он часто воспринимается как автор скандальной «Лолиты». Главный редактор крупнейшего книжного сервиса по подписке MyBook Екатерина Писарева к 122-летию Набокова рассказывает про девять произведений, которые по тем или иным причинам оказались под пристальным вниманием общественности.

«Лолита» Владимир Набоков

Впервые роман был опубликован в парижском издательстве «Олимпия-Пресс» в 1955 году, но до этого рукопись неоднократно отклоняли — в США ее посчитали запрещенной и порнографической. Собственно, в «Олимпии-Пресс», в которой она и вышла, издавали подобную «бесстыдную» литературу, и роман, конечно, потерялся бы, если его не заметил писатель Грэм Грин. Он назвал никому не известную «Лолиту» лучшей книгой года, после чего со всех сторон на роман посыпались гневные отзывы и упреки в том, что главный герой — извращенец и педофил. В итоге о книге узнали те, кто даже не интересовался литературой. Дошло до того, что парижское издание «Лолиты» было изъято и арестовано. Скандальная слава принесла Набокову сумасшедшую популярность — первое американское издание стало супербестселлером. «Лолита» до сих пор волнует умы, ее продолжают горячо обсуждать и спорить о том, что же хотел сказать своему читателю великий Набоков.

«Моя темная Ванесса» Кейт Элизабет Расселл

Недавно вышедший роман американки Кейт Элизабет Расселл называют главным текстом эпохи #metoo. Внимательный читатель заметит отсылки к Набокову в названии – и возникают они здесь неслучайно. В центре сюжета – романтическая история 15-летней Ванессы и ее 42-летнего учителя литературы Джейкоба Стрейна. Расселл пыталась показать и рассказать, что же чувствует девочка, оказавшаяся на месте условной Долорес Гейз. Каково это – быть ребенком, которого вожделеет взрослый мужчина? И как эта якобы любовная история отразится на будущем героини? Получилось страшно.

Когда роман вышел, случился скандал. Латиноамериканская писательница Венди Си Ортис написала, что «Моя темная Ванесса» подозрительно похожа на ее роман «Раскопки». Расселл обвинили в плагиате и беллетризации опыта сексуального насилия, в том, что она, белая писательница, сделала себе имя на чужой травме. В социальных сетях Расселл как только не распинали до тех пор, пока она не призналась — работа над романом неслучайно шла более 15 лет, а в основе сюжета — ее реальный жизненный опыт.

После публикации на русском языке, роман тоже стал событием. В социальных сетях возникали полярные мнения, жаркие споры и ссоры, вплоть до перехода на личности. Главные вопросы, волнующие всех: была ли любовь между Ванессой и Стрейном и может ли любовь оправдывать насилие?

«Сатанинские стихи» Салман Рушди

Роман британского писателя индийского происхождения Салмана Рушди «Сатанинские стихи» (в другом переводе – «Шайтанские аяты»), вышедший в 1988 году, оказался в центре мирового скандала. Прочитав его, иранский духовный лидер аятолла Хомейни проклял автора и приговорил к смертной казни. Шутка ли – Рушди позволил себе критиковать ислам и иронично изображать пророка Мухаммеда. Аятолла Хомейни издал фетву, призывавшую мусульман казнить писателя и всех причастных к публикации этого оскорбительного произведения. За голову Рушди была назначена немыслимая денежная награда – более трех миллионов долларов.

Имя Рушди было у всех на устах. По мусульманскому миру прокатилась волна демонстраций, роман был запрещен, а в США и Англии поджигали и громили книжные магазины. Великобритания, выступившая в защиту писателя, разорвала с Ираном дипломатические отношения. На тот момент он уже был лауреатом Букеровской премии (1981 г.) за роман «Дети полуночи» и публичным человеком, который не мог выйти на улицу из-за религиозных фанатиков. Его жизнь была в постоянной опасности, даже несмотря на то, что его охраняла британская полиция. Прошло уже более тридцати лет, но фетва Хомейни все еще имеет силу и признана «действительной навеки». Правда, это не мешает Рушди писать и издавать произведения (жизнь после «приговора» он описал в романе «Джозеф Антон») – в этом году в российском издательстве Corpus выйдет его новая книга «Кишот», в 2019 году попавшая в шорт-лист Международного Букера.

Читайте также  Мужчины, живущие в Сети

«120 дней до Содома, или Школа разврата» Маркиз де Сад

К слову, о скандалах и насилии – невозможно не вспомнить маркиза де Сада (полное имя – Донасьен Альфонс Франсуа де Сад), аристократа и провокатора, половину жизни отсидевшего в заточении. Его книги были запрещены после смерти – как возмутительные и извращенные. В своих романах он описывает всевозможные сексуальные девиации, торжество плоти и жизнь во имя удовольствий. Он как бы нарочно расставлял акценты так, чтобы вызвать максимальное отторжение у читателя и плюнуть в лицо ханжеству. До сих пор имя маркиза де Сада прочно связано со скандалом, садизмом и извращениями. Многие относят его романы к литературному порно, не замечая в них философского подтекста.

«120 дней до Содома, или Школа разврата» был написан в Бастилии, во время очередного заключения маркиза. По мотивам романа итальянский кинорежиссер Пьер Паоло Пазолини снял не менее скандальный фильм «Сало, или 120 дней Содома» – о закате итальянского фашизма.

«Голубое сало» Владимир Сорокин

Сегодня писатель Владимир Сорокин уже считается уважаемым классиком. А раньше его книги не раз оказывались в центре литературных скандалов. Самый громкий случился после выхода романа «Голубое сало», в котором углядели фрагмент совокупления Никиты Хрущева и Иосифа Сталина. Молодежная организация «Идущие вместе» сначала обвинила писателя в порнографии, а затем и вовсе подала в суд за клевету. Они же организовали митинг у стен Большого театра, в ходе которого бросали книги автора в унитаз из пенопласта. Демонстранты выкрикивали «Нет Сорокину!» и ходили с изрезанными книгами автора. Акция была связана с договором Сорокина и Большого театра о создании либретто по «Голубому салу».

Спустя много лет, в 2008 году, против Сорокина объединились православные хоругвеносцы – те пошли дальше и сожгли его книги «Сахарный Кремль» и «День опричника». Они заявили, что подобная литература «несет сатанинскую издевку и иронию над православной русской историей». Что интересно, в 2013 году ироничный Сорокин написал свой тринадцатый роман «Манарага», в центре сюжета которого – сжигание книг.

«Доктор Живаго» Борис Пастернак

Роман «Доктор Живаго» Бориса Пастернака был запрещен к публикации из-за неоднозначной позиции автора – его посчитали антисоветским манифестом. Ни одно советское издательство не рискнуло опубликовать роман. Тогда писатель передал его издателю Джанджакомо Фетринелли, и в 1956-м роман вышел на итальянском языке (на русском его впервые опубликовали в 1988 году в журнале «Новый мир»). Все осложнилось, когда в 1958 году писателю присудили Нобелевскую премию: начались гонения и травля, Пастернака исключили из Союза писателей и признали предателем. «Доктора Живаго» назвали клеветническим произведением, искажающим историю, а Пастернака даже предложили изгнать из страны и лишить советского гражданства. В «Литературной газете» были опубликованы письма советских граждан, осуждающих писателя: его называли «пасквилянтом», «позором», а роман «Доктор Живаго» – «оплаченной клеветой». Пастернак принял решение отказаться от премии, но ситуация была уже непоправима. Роман имел шумный успех за рубежом, а на родине писателя затравили. Через два года Пастернак умер от рака легких.

«Благоволительницы» Джонатан Литтелл

Американец французского происхождения Джонатан Литтелл написал исторический роман, по праву завоевавший внимание читателей по всему миру. Во Франции «Благоволительниц» наградили множеством престижных премий – например, Гонкуровской и Большой премией Французской академии. В центре сюжета 700-страничной книги – осмысление Холокоста с документальной точностью, а главный герой, глазами которого мы видим происходящее, Максимилиан Ауэ – офицер СС. И это совершенно новый, неожиданный, взгляд на знакомый исторический период.

Скандал вокруг этого романа в России был связан даже не с его темой (некоторые называли его «порнографией насилия»), а с переводом. Спустя десять лет выяснилось, что из русской версии (издательство Ad Marginem) было вырезано около 600 фрагментов – об этом писателю рассказал его латвийский переводчик Денс Диминш. Он прочитал роман на русском и написал Литтеллу о том, что «Благоволительницы» подверглись цензуре. Главный редактор Ad Marginem Александр Иванов дал интервью, в котором рассказал о том, что редактор Мария Томашевская действительно внесла в текст сокращения, чтобы сделать роман лучше и литературнее. После препирательств и взаимных обид (Литтелл заявил в интервью порталу «Горький», что они «напечатали не его книгу») в 2019 году в России вышла новая версия легендарного романа – уже без купюр.

Десять самых скандальных произведений в истории искусства

Автор фото, Getty Images

«Журнальный столик» британского художника Аллена Джонса — одно из произведений современного искусства, вызывающих противоречивую реакцию публики

Недавно два самых известных музея мира отказались выставлять экспонаты, которые вызвали возмущение публики. В свете этих событий арт-критик BBC Сulture рассуждает о роли цензуры в истории искусства и о десяти наиболее спорных художественных произведениях.

Недавнее решение двух известных музеев мира убрать из своей экспозиции несколько провокационных произведений искусства всколыхнуло борцов за свободу слова, озабоченных распространением цензуры.

Действия музейного руководства, однако, побуждают задуматься о том, что многие другие произведения в современной истории, хотя и шокировали зрителя, коренным образом изменили наше представление об искусстве.

В прошлом месяце протесты активистов по защите прав животных заставили нью-йоркский Музей Гуггенхайма отказаться от инсталляции трех экспонатов, объединенных под названием «Театр мира».

Среди них два видеоролика, один из которых изображает спаривание татуированных свиней, а другой — двух питбультерьеров, оскалившихся, рычащих и готовых вот-вот броситься друг на друга.

Третий экспонат представляет собой огромный террариум из фанеры и сетей, внутри которого разворачивается настоящая жестокая борьба за выживание среди голодных гекконов, кузнечиков, сверчков и тараканов, которые оказались в смертельной ловушке.

Запрещенные экспонаты, созданные современными китайскими художниками, были сначала выбраны для выставки «Искусство и Китай после 1989 года», которая открылась 6 октября.

Автор фото, Huang Yong Ping/Guggenheim Museum

«Театр мира» современного китайского художника Хуана Юн Пина сняли с выставки в Музее Гуггенхайма из-за возмущения активистов по защите прав животных

Примерно в то же время Лувр отменил планы выставить скульптуру голландского художника и дизайнера Юпа ван Лисхаута из-за опасений, что откровенная сексуальность его произведения вызовет возмущение публики.

12-метровая фигура с нечеткими контурами типа конструктора «лего» похожа на мужчину, который совершает половой акт с четвероногим созданьем.

Скульптуру под названием Domestikator («Одомашниватель») планировали выставить в саду Тюильри в рамках ежегодной Международной ярмарки современного искусства. (Впоследствии произведение согласился выставить Центр Помпиду).

Пораженный такой цензурой, ван Лисхаут назвал решение музея лицемерным и объяснил, что его произведение не связано с сексом как таковым, а скорее поднимает тему вмешательства человека в природу.

«Многие скульптуры в Лувре изображают обнаженных женщин, сцены насилия и скотоложества, гораздо более откровенные, чем моя скульптура», — отметил художник.

В этом голландский художник, безусловно, прав.

В Лувре хватает произведений, которые можно было бы обвинить в безобразии — от картины Жана-Оноре Фрагонара «Сброшенная рубашка» до «Большой одалиски» Энгра. Когда в 1814 году произведение впервые увидела публика, его также назвали «оскорбительным».

Автор фото, Wikipedia

«Большая одалиска» Жана Огюста Энгра также вызвала возмущение, когда публика впервые увидела ее в 1814 году

Но кто сегодня краснеет от полотен Фрагонара или Энгра, какими бы шокирующими они не казались изначально?

Знатоки истории искусства, безусловно, оценят момент противоречивых запретов. Ведь он точно совпадает со столетней годовщиной известного в современной истории скандала с цензурой.

В 1917 году Общество независимых художников Нью-Йорка, нарушая собственные принципы и убеждения, запретило демонстрацию концептуальной скульптуры Марселя Дюшана «Фонтан».

Произведение в виде обычного писсуара с хулиганской надписью «Г. — болван» стало самым известным реди-мейд (то есть готовым объектом, который сам художник не создавал) в истории современного искусства.

Впрочем, такая «круглая дата» заставляет вспомнить и ряд других скандальных арт-объектов, которые в свое время разожгли горячие публичные дебаты и заставили зрителей задуматься о самой сути современного искусства.

«Стертый рисунок де Кунинга» Раушенберг, 1953

Автор фото, Wikipedia

Критики «Фонтана» Дюшана, которые считали, что вместе с водой его писсуар смыл и предназначение всего художественного искусства, вряд ли оценили бы по заслугам картину (или скорее ее отсутствие) американского художника Роберта Раушенберга.

Задумавшись о том, можно ли создать художественное произведение с помощью резинки, а не карандаша, кисти или резца, Раушенберг убедил своего друга, голландско-американского абстракциониста Виллема де Кунинга принести в жертву свой недавний эскиз.

Читайте также  Великолепные отели Княжества Монако

В результате появилась бумага, на которой почти невозможно разглядеть следы бывшего рисунка. Она побуждает зрителя решить самостоятельно, является ли картина без изображения произведением искусства или это — лишь рамка, обрамляющая пустоту и символизирующая бессилие художника.

«Дерьмо художника» Пьеро Мандзони, 1961

Самые противоречивые и шокирующие произведения искусства

Искусство всегда было противоречивым еще с начала его существования. Даже великие художники не избежали дурной славы.

Однако некоторые творческие люди пытаются шокировать публику, чтобы запомниться и стать известными.

До сих пор ведутся споры о том, что можно считать искусством и что можно считать оскорбительным, непристойным и даже опасным.

Вот несколько противоречивых произведений искусства, вызвавших неоднозначную реакцию у публики.

«Выстрел», Крис Бурден

В своем перформансе художник Крис Бурден попросил своего друга прострелить ему левую руку из винтовки .22 калибра.

В своих так называемых «опасных произведениях» он часто подвергал себя физической опасности, например, прибил себя гвоздями к автомобилю или голодал больше 20 дней.

«Страшный суд», Микеланджело

Когда была создана фреска «Страшный суд» для Сикстинской капеллы, некоторые люди, включая церемониймейстера Папы римского Бьяджо да Чезены, раскритиковали эту работу за изображение большого числа обнаженных тел в церкви.

В ответ на критику и обвинения, Микеланджело изобразил Чезену на фреске, поместив его в ад с ослиными ушами и змеей, кусающей его в пах.

Успение Марии, Караваджо

Эта картина вызвала шумиху из-за того, как была представлена смерть Девы Марии. Вместо того, чтобы вознести ее на небеса, Караваджо решил написать ее смерть более реалистично. Более того, моделью для Девы Марии по слухам была девушка легкого поведения, которая умерла незадолго до того. Это также означает, что картину рисовали с мертвого тела.

Сам Караваджо не был чужд противоречиям, и его жизнь также была наполнена скандалами, драками и даже убийством.

Self, Марк Куинн

Эта работа является одной из нескольких скульптур, созданной из 4,5 литров крови самого художника. Кровь он собирал в течение 5-ти месяцев. Каждые 5 лет он делает слепок своего лица, наполняя ее собственной кровью, и держит скульптуры замороженными в специальном холодильнике.

«Происхождение мира», Гюстав Курбе

Здесь картина изменена по цензурным соображениям. Картина вызвала большой резонанс в 19-м веке, и остается скандальной по сей день. Курбе написал ее в качестве протеста против правил изображения наготы, которую идеализировали и рисовали в мифологическом контексте.

Святая Дева Мария, Крис Офили

На этой картине художник изобразил чернокожую Мадонну, окруженную, как кажется, бабочками. На самом деле, это не бабочки, а вырезанные непристойные изображения. Кроме того, его картина включала слоновий навоз.

Когда коллаж был представлен в Бруклинском музее искусств, он вызвал противоречивые чувства, а мэр Нью-Йорка пригрозил лишить музей финансирования. Позже один из посетителей залил картину белой краской.

Портрет Мадам Икс, Джон Сарджент

Это произведение шокировало парижскую публику 19-го века по ряду причин. Во-первых, по слухам, Мадам Икс была известна многочисленными внебрачными связями. Кроме того, вырез на платье и спадающая бретелька, а также розовый оттенок уха, намекали на вульгарность, что было воспринято публикой отнюдь не благосклонно.

Позже художнику пришлось переписать бретельку платья и поднять ее на плечо, но его репутация уже была запятнана.

«Радость плоти», Кароли Шнееманн

Этот перформанс впервые был показан в 1964 году, когда несколько женщин и мужчин катались по полу в смеси сырой рыбы, цыплёнка, колбасы и краски.

Искусство перформанса того времени было довольно странным, но Шнееман была известной своими эксцентричными перформансами, исследующими тело и сексуальность.

Piss Christ, Андрес Серрано

Это работа представляла собой фотографию с изображением пластикового распятия, погруженного в мочу художника. Это вызвало скандал и споры, касающиеся свободы самовыражения и разделения церкви и государства.

Серрано получал множество угроз и гневных писем в адрес его работы, что сделало художника еще более знаменитым.

Некоторые защищали произведение, считая его заявлением в отношении того, что современный мир сделал с христианством.

«Моя кровать», Трейси Эмин

Эта инсталляция по заявлению художницы представляла собой кровать, на которой она лежала несколько дней в глубокой депрессии из-за проблем в отношениях. Публика была шокирована, увидев презервативы, белье, запятнанное кровью, мусор и бутылки спиртного, и посчитала это оскорбительным.

Один из критиков назвал художницу «распущенной» на основании этой инсталляции. Еще двое художников перформанса устроили импровизированный бой с подушками на кровати, но их увели сотрудники охраны.

«Дерьмо художника», Пьеро Мандзони

В 1961 году итальянский художник Пьеро Мандзони представил 90 консервных банок с собственными фекалиями. Баночки, в которых было 30 грамм фекалий, продавались по текущей цене золота.

Более того, баночки пользовались популярностью, а одна из них была продана по цене больше $ 100 000. Это произведение считается сатирой над художественным рынком и потребительством.

Будет жестко: книги не для слабонервных читателей

Мир литературы – удивительное место, где каждый сможет подобрать себе что-то по вкусу. Есть читатели, которые навсегда полюбили прекрасные детские книги и не хотят расставаться с ними даже во взрослом возрасте. Есть читатели, которым по душе глубина классической литературы. Есть всеядные книжные червячки, которые с удовольствием пробуют разные жанры и формы. И есть те, кто находит особое удовольствие в смаковании предельно жестких, странных, грубых и вообще местами невообразимых книг из разряда 21+.

Специально для таких читателей (а также интересующихся и сочувствующих) – подборка книг, которые не стоит брать в руки слабонервным, беременным, людям с сердечными заболеваниями и детям.

Владимир Сорокин «Голубое сало»
Классик постмодернизма уделал этим романом всех своих злопыхателей и добавил счастливых минут благодарным поклонникам. Сакральные символы эпохи, великие люди и знаковые памятники культуры – все пошло в общий котел фирменной сорокинской фантасмагории. Сделать краткую сводку сюжета нелегко, уж больно много чудесатостей вперемешку с жесткачом бухнул на страницы книги Владимир. Например, бункер, в котором стукнутые ученые клонируют известных русских писателей ради вырабатываемого клонами голубого сала, которое потом отправляется в советское прошлое, а еще у Сталина мозг размером со Вселенную, некоторые клоны представляют собой стол и прочую нечеловеческую муть, и все это описано очаровательной смесью из русских, китайских и выдуманных на непонятном языке слов.

Джеймс Хэвок «Мясная лавка в раю»
Личность Хэвока – отдельная история. У него даже был своеобразный культ такого представителя человеческой расы, как Жиля де Ре, прообраза Синей Бороды. В реальности его обвиняли в растлении и убийстве мальчиков и девочек, сатанизме, некромантии, оккультизме, сексуальных извращениях и куче всего еще. Под пытками Жиль, само собой, во всем сознался. А теперь о сборнике – только вслушайтесь в названия рассказов: «Сатанокожа (фотоснимки из ада)», «Белый Череп: Книга Миссьона»… Ничего хорошего ждать не приходится, правда? Так и есть – жесткий поток сознания с натуралистичными подробностями и фрагментами жутковатых видений автора. На трезвую голову или под веществами – история умалчивает.

Энтони Бёрджесс «Заводной апельсин»
Несмотря на то, что и до, и после Бёрджесса было написано очень много действительно странных и жестких вещей, эта книга все равно остается в списке жесткача. И, наверное, еще долго будет в нем. Во-первых, сам главный герой. Мальчик-подросток, чья жестокость каким-то действительно чудесным образом сочетается с любовью к великолепию классической музыки. Он уже вор, уже мародер, уже насильник, уже почти убийца. Во-вторых, система перевоспитания. Не менее жестокая, чем сам герой – через боль, через тошноту, через пытки заставить человека испытывать отвращению к жестокости. В-третьих, отношение к перевоспитанному герою. Теперь он слаб, а значит, можно миру поменяться ролями с тем, кто когда-то ставил его на колени.

Ежи Косински «Раскрашенная птица»
Косински рассказ историю войны глазами не солдата, не голодающей женщины, не мудрого старика, а через своеобразный взгляд шестилетнего ребенка. Более того, совершенно одинокого ребенка без взрослых рядом, без средств к существованию, без возможности защитить себя от ужасов толпы. Конечно, потихоньку психика адаптируется и обрастает броней. Так в мире становится на одного жестокого человека больше… Эту книжку называли самым жестоким произведением того времени, когда жил и творил Ежи. И да, это жесткач и чернуха.

Пьер Гийота «Могила для 500000 солдат»
Продолжаем военную тему через призму воспаленного воображения культовых писателей 20 столетия. Гийота – это символ своей эпохи. Книги, написанные Пьером, ужасают неподготовленного читателя и заставляют критиков и культурологов испытывать литературный экстаз. Очень много войны, очень много секса, продуктов жизнедеятельности человеческого организма, жестокости, сюрреализма, кошмарных видений и фантазий, мерзких подробностей. Ну просто режим «Все включено»! Но это совсем не так книга, которую стоит читать на сон грядущий или во время пляжного отдыха в отпуске.

Мэттью Стокоу «Коровы»
Немного о том, как гниет заживо Великая Американская Мечта. Как в ней копошатся черви и трупный яд брызжет во все стороны. В общем, как вы уже поняли, опять много физиологических подробностей не для слабонервных. Стивен и его мать Зверюга живут в одной квартире, содержат пса-инвалида, в зависимости от обстоятельств тихо или громко ненавидят друг друга по соседству с очень странной девушкой. Стивен идет работать на бойню при мясокомбинате, где коровы жаждут обрести свободу и отомстить людям за ежедневные жертвоприношения во славу человеческого желудка. Не найдя общего языка с людьми, Стивен присоединяется к коровам…

Читайте также  10 лучших криминальных книг, которые вас удивят

Дмитрий Бортников «Спящая красавица»
Немного лютого русского андеграунда вам в ленту блогов. Жесткач, не испорченный коммерческим успехом, как в случае с Сорокиным. Хотя Дмитрий и отличился в плане номинаций на премии, знают его немногие. Итак, мальчик-подросток очень много времени проводит в «тайной комнате», где восседает на белом друге и размышляет о полезных свойствах своих продуктов жизнедеятельности из прямой кишки. Кроме того, фантазирует о сестренке. Она и живая вполне даже ничего, но мальчику особенно по душе представлять себе сестренку мертвой – этакая Спящая красавица. Мама мальчика примерно с такими же фантазиями живет, потому что в ее воображаемом мире все еще хлеще получается, особенно, когда она свое воображение в реальность переносит.

Чак Паланик «Кишки»
Говорят, что при публичных чтениях этого рассказа американские слушатели падали в обморок пачками. Вполне может быть, что это всего лишь маркетинговый ход, однако рассказ и правда жесткий. Собственно, в фирменной манере раннего Паланика. Немного о том, как проводят свободное время жаждущие секса мальчики-подростки, у которых нет доступной подружки. Каждый уважающий себя мальчик придумывает такой способ получить удовольствие, о котором никому не стоит знать. Один, например, загоняет в свое достоинство всякие тонкие палочки. Другой забирается на дно бассейна и садится на слив, который сильно и мощно втягивает в себя воду либо же кое-что другое…

Илья Масодов «Мрак твоих глаз»
Масодов славится большой любовью к эпатажу. Его хлебом не корми, дай что-нибудь этакое с советскими школьниками и школьницами сотворить. Прекрасная девочка-вампирша очень хочет стать комсомолкой, но вынуждена разбираться с Первым Страшным Талисманом и пробуждением от вечного сна товарища Ленина. Среди ее друзей, знакомых и врагов – гниющие детишки с химической фабрики и мертвые партизаны в количестве одиннадцати штук, дочь Сатаны и мертвые коммунисты… Такая, очень общительная, у Масодова девочка-вампирша.

Уильям Берроуз «Джанки»
Джанки – это наркоман. Собственно, о буднях наркомана и вся книга культового Берроуза, который нежно любил запрещенные вещества и просто обожал об этих запрещенных веществах писать книги. Книги у него получались на редкость остросоциальные и, по совместительству, мерзкие. Все подробности загона иглы в вену, все детали гниющих мест прокола, все передозы и выпадения на измену. Все, что добропорядочные граждане обходят стороной и яростно осуждают. Главный герой знает сто и один способ, как добыть дозу. Без дозы будни наркомана – это фотовспышки из глубин ада, где ломка перекрывает все другие ощущения и не дает возможности ни на секунду расслабиться.

12 скандальных художников, которые вошли в историю, не прибивая мошонок

Когда-то художники умели удивлять, не прибивая мошонки к брусчатке. Впрочем, в разные периоды был разный градус предпочтений. В этой подборке — 10 самых скандальных работ художников, которые не просто умели эпатировать публику, но и вошли в историю.

«Большая одалиска», Жан Энгр, 1819 год

Картина Энгра стала невероятно скандальной для своего времени. А всё потому, что он писал её для сестры Наполеона Каролины Мюрат. Картина так и не была принята заказчицей. Знала бы она, от чего отказалась.

Кресло от дизайнера Аллена Джонса, 1969 год

Художник Аллен Джонс в середине 60-х был известен как один из самых ярких представителей британского поп-арта, а его работы считались радикальными, эпатажными, экстраординарными. Большинство работ художника вызвали резкую волну критики от женского населения и считались «сексистскими» за чрезмерную откровенность. В марте 1986 года активистами эта работа была облита краской.

«Театр мира», Хуанг Йонг Пинг, 6 октября 1989 года

Основная критика была направлена на три видеоработы выставки «Искусство и Китай после 1989 года», в которых животных использовали в качестве экспонатов. На первом видео были сняты две спаривающиеся свиньи, почти полностью покрытые татуировками; на втором — восемь американских питбулей, расположенных парами друг напротив друга в состоянии агрессии, но прикованных к беговым дорожкам; на третьем — прозрачный купол, где находились сотни насекомых и рептилий, которые в итоге охотились друг на друга и погибали.

«Стёртый рисунок Де Кунинга», Роберт Раушенберг, 1953 год

В 1953 году Раушенберг продемонстрировал всем работу под названием «Стёртый рисунок Де Кунинга» (Erased De Kooning Drawing) — карандашный набросок Виллема Де Кунинга, который был стёрт. Художник своей работой поставил под сомнение саму идею традиционного искусства. Люди задались вопросом, может ли стёртая работа другого художника стать полноценным творческим актом и самостоятельным произведением. В своё время эта работа считалась вызовом и провокацией.

«Дерьмо художника», Пьеро Мандзони, май 1961 года

В мае 1961 года Пьеро Мандзони сообщил поклонникам современного искусства о создании нового произведения: он разделил собственные фекалии на порции по 30 граммов, разложил в 90 баночек и запечатал их. Баночки были пронумерованы, и на каждой красовались надписи на четырёх языках — «Дерьмо художника», а также автограф самого Мандзони. Каждая баночка была соответствовала по стоимости одному грамму золота на тот период.

«Званый ужин», Джуди Чикаго, 1979 год

Своей работой «Званый ужин» художница решила покончить с патриархатной традицией сохранения мужских гениев, создав канон из 39 выдающихся женщин разных периодов истории. Художница изобразила своих героинь в виде вагин, разложенных по тарелкам на большом треугольном столе. Тринадцать женщин по каждую сторону стола в инсталляции отсылают к знаменитой работе Леонардо да Винчи «Тайная вечеря».

«Наклонная арка», Ричард Серра, 1981 год

«Наклонная арка» Ричарда Серра, установленная в 1981 году на Федеральной площади Нью-Йорка, вызвала ожесточённые споры среди общественности. Люди, работавшие в зданиях, расположенных на площади, выражали недовольство тем, что скульптура Серра якобы мешает движению. По итогам общественных слушаний (1985) было принято решение о перемещении скульптуры на другую площадку, но Серра утверждал, что она была создана специально для данного пространства и поэтому не может быть размещена нигде больше. В конечном счёте в 1989 году работа была демонтирована и пущена на переплавку.

«Окаймлённые острова», Жанна-Клод де Гийебон, 1983 год

В 1982 году художники Кристо и Жанна-Клод де Гийебон покрыли 11 островов в заливе Бискейн в Майами розовой полипропиленовой тканью. Экологи выступили против работы, беспокоясь о влиянии синтетического пластика на ламантинов.

«Я», Марк Куинн, 1991 год

Британский художник Марк Куинн (Marc Quinn) сотворил поистине безумный проект под названием Self — «Я», в рамках которого он создаёт скульптурные автопортреты из собственной крови. Это странный и тревожный проект художник стал реализовывать ещё в 1991 году. Каждые пять лет Марк изготавливает новую скульптуру своей головы из крови, чтобы запечатлеть себя и понаблюдать за собственным старением.

«Моя кровать», Трейси Эмин, 1998 год

«Моя кровать» представляет собой неряшливую, неубранную постель, вокруг которой разбросан различный бытовой мусор. Считается, что произведение отражает новую, современную эстетику, превращающую внешне безобразные объекты в предмет искусства. В 2014 году инсталляция была продана за $4,3 млн на аукционе Christie’s.

«Акула», Давид Черни, 2005 год

Скульптура чешского художника Давида Черни «Акула» в 2005 году сначала получила специальный приз Пражского биеннале, а после была запрещена. Инсталляция изображает полуобнажённого Саддама Хусейна, плавающего в аквариуме с формальдегидом. Сам Черни говорил, что это пародия на произведение Дэмьена Хёрста «Физическая невозможность смерти в сознании живущего», однако на её демонстрацию всё равно наложили запрет в ряде стран, например в Польше и Бельгии.

«Дерево», Пол Маккарти, 2014 год

В октябре 2014 года на площади Вандом в Париже была установлена гигантская скульптура, вызвавшая смятение среди жителей города. Многие сравнивали её с секс-игрушкой. Художник даже был избит за свою работу. Незнакомец ударил его три раза по лицу со словами: «Ты не француз! Тебе нечего делать на этой площади!» — и убежал. В социальных сетях жители возмущались, что Вандомская площадь обезображена, а Париж унижен.