Секс по древне-киевски: как это было

Голые девушки в поле и секс рассказы в церкви: интимная жизнь древних славян

Автор — Алексей Храмцов

Журналист, вебрайтер, блоггер. Рассказываю истории, которые нравятся читателям.

Эксперт — Виктория Фомина

Врач сексолог высшей категории, психиатр, психотерапевт. Работаю сексологом более 10 лет. Помогаю парам разрешить проблемы в сексуальной жизни.

  • 23500
  • 44 7 мин.

Историки знают очень много подробностей о личной и интимной жизни большинства европейских, американских и африканских народов. Но вот то, что происходило между любовниками в давние времена на Руси, до сих пор покрыто завесой тайны. Церковные служители считали своим долгом находить и уничтожать любые записи, свитки и летописи, в которых упоминались интимные отношения славян. Но это вовсе не говорит о том, что секса в Древней Руси не было. Строгое отношение религии к вопросам секса навсегда лишило современное человечество большей части этой информации.

Интимная жизнь славян i

Жители Руси особо не стесняли себя в вопросах сексуальных утех и не стесняли себя в сексуальных обрядах. До тех времён, как в страну пришло христианство, любовные развлечения сопровождали людей практически всё время. Ни один праздник, народный или семейный, не проходил без секса. Многие историки, изучающие быт древних славян, склоняются к мнению о том, что даже невинные на первый взгляд прыжки через костёр на праздник Ивана Купала являлись игрой с эротическим подтекстом.

Мужчины могли лицезреть все «прелести» юных девушек, которые неминуемо попадали на всеобщее обозрение в момент задирания их юбок при прыжках. Именно из-за этого христианские священники очень сурово относились к этому празднику в будущем и наказывали за соблюдение этой традиции.

До прихода новой веры на Русь, секс являлся неотъемлемой частью большинства обрядов язычников. Например, во время поры засеивать поля и огороды, проводились особые ритуалы. Юные девушки совершали обходы всех посевных земель совсем без одежды. Таким образом они делились своими силами деторождения с землёй, чтобы посевы взошли здоровыми.

Мужчины же традиционно засевали поля в нагом виде. Этот ритуал должен был скрепить связь между земледельцами и землёй, на которой они трудятся. А чтобы урожай был обильным и хорошим, пары занимались сексом прямо на пашнях и в огородах. В некоторых случаях, по поверьям, было достаточно просто сымитировать половой акт.

Сохранились сведения и о других эротических традициях. Например, историки обладают сведениями о том, что всего за 100 лет до появления новой религии на Руси, активно практиковалось лишение девственности девушки в ночь перед свадьбой. Причём проводилось это в бане с помощью нескольких волхвов. В наше время это может показаться дикостью, но тогда это действие имело глубоко религиозное значение. Князем Святославом был упразднён этот обычай. Обязанность лишения девственности девушки ложилась только на её собственного мужа.

Незадолго до появления на Руси христианства в обиход людей вошёл термин «блудница». Но никакого негативного или оскорбительного подтекста он в себе не нёс. Так называли девушек и женщин, которые разыскивали себе подходящего мужа. «Блудницы» очень созвучно со словом «блуждать».

После того, как новая вера укрепилась в этой стране, блудницами стали оскорбительно называть грешных женщин. Например, тех, кто лишился своей девственности до вступления в брак. Или тех, кто приводил мужчин в свой дом при живом муже. А также вдов, которые искали для себя новых мужей.

В знаменитой «Повести временных лет» содержится несколько упоминаний такого явления, как многожёнство. Историки, которые описывали свой опыт от путешествий по городам и деревням Руси, затрагивали тему многожёнства и интимных отношений славян. Например, в своих записках о быту славянских народов, историк Прокопий Кемарийский упоминал, что во многих семьях мужья имели сразу несколько жён.

Обычно их количество ограничивалось четырьмя, но встречались случаи, где их бывало и больше. Дальше всех зашёл князь Владимир с его двенадцатью жёнами и почти тысячью любовниц. Он часто путешествовал по городам, выполняя свои политические обязательства, и всегда находил время и возможность отдохнуть в компании девиц.

Чем больше влияния получала Христианская Церковь, тем сильнее она выступала против секса в Древней Руси. К моменту укрепления её безоговорочной власти в большинстве аспектов жизни обычного человека, интимные отношения и их обсуждения стали табуированными. Ограничения накладывались даже на секс между супругами, а всем остальным вовсе запрещалось иметь какие-либо сексуальные связи.

Мужу и жене запрещалось заниматься любовью в позе, отличной от миссионерской. Это объяснялось тем, что в других позах (конечно, только по мнению священнослужителей) шанс забеременеть был существенно ниже. Поэтому они признавались позами для получения удовольствия, а не для зачатия ребёнка.

Не все были согласны на такие ограничения. В народе ходило много шуток и поговорок на эту тему. Такое неуважение к религии вынудило церковников принимать меры для того, чтобы наставлять грешников на путь истинный. Каждый, кто приходил исповедоваться, был обязан рассказать обо всех своих поступках сексуального характера, выложить священнику все свои «грязные и греховные» мысли и очиститься от них таким способом.

В противном случае греховному человеку грозило наказание. Если не от самого Господа, то уж точно от местных властей. Были даже составлены специальные документы, на которые ориентировались священники во время принятия исповеди. Они содержали в себе вопросы, которые те обязательно должны были задать. И если человек отказывался говорить на эти темы, то он рисковал повлечь на себя кару.

В наше время часто попадаются на глаза попытки людей выдать желаемое за действительное – Древнюю Русь приводят в пример как чистое, невинное и целомудренное государство, в котором не было грязи, разврата и греха. Как доказывает практика – это не так. Сексом не только занимались при любом подходящем поводе, но и не стесняясь говорили о нём.

До наших дней дошло много песен, стихов, частушек, историй, шуток, поговорок и сказок эротического характера. Более того, на Руси тот, кто наиболее красноречиво, грубо, непристойно выражался, при рассказе воспроизводил самые бесстыжие движения, тот особо почитался в компании и считался отличным собеседником.

2159,Что обозначал секс в Древней Руси?

Ох уж эта Русь! Брага лилась рекой, нагие парочки прыгали через костер, а потом охотно овладевали друг другом, едва дойдя до дома. Мы собрали 9 самых необычных сексуальных традиций наших предков.

1. Этому дала, тому дала..

Девственность на Руси не ценилась. Если муж понимал, что новоиспеченная жена еще нетронута, он легко мог выгнать ее со словами: «Раз тебя никто до меня не любил, то ты ничего не стоишь.» И девки шли кутить, кто во что горазд. Знать тем более ничего не стеснялась: купцы могли предаться любви с девками при всем честном народе!

Времена язычества

До того, как начало свое существование христианство, жизнь наших праотцов тесно переплеталась с природой, и секс был явлением естественным, лишенным излишней стыдливости. Однако и глобальной распущенности в киевской Руси не наблюдалось. До нас дошли описания обрядов и ритуалов, пропитанных эротическим духом. Так, к примеру, дождь вызывали довольно экстравагантным способом: девушки и женщины выходили в поле и поднимали подол своей одежды. А поскольку считалось, что все природные явления (земля, вода, небо) имеют душу и нрав, то такие действия должны были возбудить небо, вследствие чего оно окропит землю долгожданной влагой.

Для того, чтобы земля была плодородной, в нее должно было упасть мужское семя, поэтому одобрялись занятия сексом прямо в поле, а мужчины сеяли зерновые в чем мать родила.

2. Брат за брата!

На Руси был очень распространен инцест. Никто не видел ничего дурного в том, что детские шалости между братом и сестрой могли приобрести далеко не благопристойный характер. Совокупление матери и сына, отца и дочери, брата и сестры вызывали только лишь улыбку, полную умиления. Славяне считали, что страсть между самыми родными людьми «оплодородит» землю. Удивительно, но эта традиция жила до XIX века.

Из старинных писаний

Из немногих писаний известно, что славяне шестого столетия н. э. купались полностью голыми в реке. Мужчины иженщины при этом занимались любовью. Об этом писал летописец Маврикий Стратег.

А из «Повести временных лет» известно о тогдашнем многоженстве: «имели мужчины и по две, и по три жены». Данные о многоженстве подтверждают и работы историка Прокопия Кесарийского. Так из его писаний мы можем узнать об интимной жизни князя Владимира Святославовича, у которого было двенадцать жен и больше восьми ста любовниц в разных городах древней киевской Руси.

3. Эй, хлопец! Я тебя живым закопаю!

Но не думайте, что славяне совсем не думали о правилах приличия. Если мужчина слишком много времени уделял чужой жене, его могли запросто закопать заживо. Однако если этот мужчина решал выкрасть ту самую чужую жену, законный муж дамы только радовался этому! Как говорится, «Баба с возу, кобыле легче!» Ведь «лишние» рты в семье, не приносящие никакой выгоды, воспринимались как «обуза». По этой же причине новорожденных девочек небогатые родители частенько топили.

После крещения Руси

Во времена православия понятия о сексе совершенно поменялись. И если бы не продолжение рода человеческого, этот процесс запретили бы совсем. Заниматься сексом можно было только замужним парам, только в разрешенные дни, а это всего пара месяцев в году, с вычетом церковных праздников, поста, пятниц, суббот и воскресений.

Кроме того, занятия сексом должны были происходить в одной единственной позе и даже без самых невинных поцелуев в губы (не говоря уж об оральных ласках). Особо тяжкими, по мнению церкви, были такие обычные для нашего времени позы как: муж сзади, жена сверху и секс стоя. За такие «извращения» (выяснялось это на исповеди) провинившемуся нужно было каяться в течении трех – десяти лет.

4. Подмени меня

Это сегодня зять и теща традиционно немного недолюбливают друг друга, а раньше все было ровно наоборот. Так как дочерей выдавали замуж в 9-12 лет, часто до начала полового созревания, супружеский долг за нее исполняла… мама. В середине XIX века разрешили венчать невест лишь по достижении 16 лет, а женихов — 18. Вот теща и перестала быть нужной. И любимой.

Устное народное творчество

Недостаток секса простой люд компенсировал песнями, сказками да прибаутками. В них то муж недалекий высмеивался, обманутый хитрой и распутной супругой; то Дурак, которого хотели поженить, а ему не известно, что надо делать в первую брачную ночь. Отголоски такого творчества докатились и до наших времен. Например, истории, где кум имеет сексуальные отношения с кумой, и сейчас веселят народ.

Радует тот факт, что времена запретов и осуждения на любовно-сексуальные утехи прошли, и сегодня мы свободны в выборе и действиях, а также имеем возможность разнообразить сексуальную жизнь специальными средствами и найти необходимую информацию в любых источниках без цензуры. Секс стал неотъемлемой частью нашей жизни и культуры, и нужно этим пользоваться сполна.

5. Иван Купала

Праздник Ивана Купала на Руси всегда сопровождался любовными игрищами. Девушки прыгали через костер, и их интимные места неизменно оголялись. После этого к ним присоединялись юноши, и все заканчивалось бурными оргиями.

6. Посевная пора древних славян

Секс являлся неотъемлемой частью посевной поры. Девушки гуляли по полю ночью голышом, чтобы поделиться силой деторождения с землей. Мужчины тоже нередко раздевались при засеивании. Ну, и чтоб урожай был хорош наверняка, славяне занимались сексом прямо на поле или имитировали его, перекатываясь туда-сюда.

7. Гарем князя Владимира I Святославича

Судя по «Повести временных лет», можно сделать вывод, что на Руси кое-где практиковалось многоженство. В одной семье могло быть от двух до четырех жен. Широко известен факт многоженства князя Владимира Святославича. Только официальных избранниц у него было двенадцать, это если не считать 800 наложниц.

Читайте также  15 вдохновляющих фильмов для семейного просмотра

8. Бесовской разгул

«Сексуального пика» наша страна достигла в XVI веке — «простой народ погряз в разврате, а вельможи изощрялись в противоестественных формах этого греха при попустительстве, а то и двойственной позиции церкви». Совокуплениями занимались не только в кабаках, но порой и на улице. Главными же борделями стали бани, общие в то время для мужчин и женщин. Свадьбы имели обыкновение отмечать два-три дня, причем уже во второй день невозможно было найти ни одного трезвого, и совсем немногие гости к этому времени не имели половых связей с тремя-четырьмя представителями противоположного пола.

9. Блудницы

Понятие блудницы означало лишь то, что девушка ищет мужа (блуждает). В конце VIII века, когда волхвов подрядили на трудную роль дефлораторов — в «девичьей бане» за день до замужества они лишали девственности тех невест, которые по каким-то причинам не лишились ее ранее, — понятие «блудница» изменилось. Ими стали называть всех дам, лишившихся девственности. С XII по XVII век блудницами считали незамужних девиц, вступавших в интимную связь, и вдов, принимавших у себя мужчин. Лишь в XVIII веке благодаря титаническим усилиям церкви слово блудница стало ругательным. Но не оскорбительным, чего очень бы хотела церковь.

Эротические традиции и обряды древнего Киева

Свидетельств о том, каким был секс в Киевской Руси не так уж много. Мы можем быть точно уверены лишь в одном: он там определенно был, иначе нас с вами бы сейчас не было.

А почему известно нам так мало о эротических пристрастиях наших предков, тоже вполне понятно. Грамоте были обучены в основном монахи, для которых тема секса была табуирована. В основном всю информацию о том, как это было, мы черпаем из фольклора – сказок, былин, присказок, пословиц, поговорок и старинных обрядов, ну и немножко все-таки из древних летописей.

О чем рассказывают летописи

В языческие времена к сексу относились как к вполне нормальному явлению. Разврата у наших предков не было, но и излишней скромностью они тоже не отличались. Как правило, селились древние славяне по берегам рек. В трудах византийского историка 6-го столетия Маврикия Стратега, есть упоминания о том, что мужчины и женщины часто вместе купались нагишом и предавались в воде любовным утехам. Особенно часто это происходило по праздникам. У древних славян вообще было множество традиций, обрядов и ритуалов, связанных с эротикой. Например, во время посевной, чтобы земля хорошо уродила, было принято работать нагишом или заниматься любовью прямо на поле.

Также из некоторых исторических источников мы можем узнать, что вполне нормальным среди наших предков было двоеженство или многоженство. Например, в известной нам со школы летописи «Повесть временных лет» говорится: «А радимичи, вятичи и северяне имели общий обычай: жили в лесу. и браков у них не бывало, но устраивали игрища между селами, и сходились на эти игрища, и здесь умыкали себе жен по сговору с ними. имели же по две и по три жены».

Подтверждает этот факт и византийский историк Прокопий Кесарийский. В своих трудах он рассказывает об укладе жизни знатных и состоятельных особ Киевской Руси. Как он утверждает у Владимира I Святославовича, крестившего Русь, их было двенадцать – и это только официальных (плюс 800 наложниц, «300 в Вышегороде, 300 в Белегороде, 200 на Берестовем»).

Новые правила

После крещения Руси (988 г.) отношение к сексу кардинально изменилось. Церковь пыталась искоренить все, что было связано с язычеством. Теперь разрешалось предаваться любовным утехам только тем, кто вступил в законный брак, да и то не ради развлечения, а ради продолжения рода.

Но даже мужу с женой категорически запрещалось это делать в пост, по религиозным праздникам, а также пятницам, субботам и воскресеньям. В общем, если собрать вместе все дни в году, в которые можно было исполнять супружеский долг, их набегало не более двух месяцев. А если еще учитывать, что в одной избе (которая обычно состояла из одной большой комнаты) жили несколько поколений – молодежь, дети и старики, то можно лишь диву даваться изобретательности наших предков. Чтобы придаться плотским утехам пары уходили в поле или на сеновал.

Регламентированные позы

Кроме жестких ограничений в том, когда дозволено заниматься сексом, существовали правила, регламентирующие сам процесс. «В законе» была лишь одна поза «миссионерская», или лицом к лицу, именно в ней супругам было предписано зачинать наследника. И если на исповеди оказывалось, что прихожанин нарушил предписание ему полагалось долгое (от 3 до 10 лет) покаяние.

Категорически запрещалось заниматься сексом в позициях «женщина сверху или мужчина сзади», также греховным и противоестественным считался секс в позиции стоя. Также было рекомендовано воздержаться от поцелуев и не только в интимные части тела, но и в губы. Ведь от поцелуев дети не рождаются, а все что не способствует продолжению рода – великий грех.

Брачный ритуал

Если до прихода христианства словом «блудница» называли незамужнюю девицу, которая свободна и «блуждает» в поисках подходящего избранника, то теперь оно приобрело негативный подтекст и стало ругательным. Великой добродетелью стала считаться девственность, а ее потеря до брака чуть ли не смертным грехом. Поэтому у комнаты, где должно было свершится таинство первой брачной ночи, оставались постельничие. Именно им жених должен был сообщить о том, все ли условности соблюдены и была ли его невеста невинна. Если все было в порядке, те отправлялись к тестю и теще и передавали слова благодарности за сохранение дочери.

Конечно, новые правила не слишком нравились народу, и он реагировал на них по-своему: сочиняя фривольные песни, сказки да прибаутки, в которых рассказывалось о том, как хитрая жена обманывает незадачливого мужа, или о том, как решили женить дурака, а он не знает, что делать в первую брачную ночь. Многие примеры устного народного творчества дошли и до нашего времени, трансформировались в украинские народные песни и частушки. А истории о том, как кум бегает до кумы и по сей день вызывают у нас улыбку. Нескучной вам ночи!

Целование срамоты и тарантас для мастурбации: интимные традиции Руси

Наших предков часто приводят в пример как невинных и целомудренных людей, которым чужды разврат и грех. Но на самом деле они были совсем не такими: занимались сексом и мастурбацией, не стеснялись их обсуждать, обожали скабрезные частушки и эротические сказки. Давайте поговорим об интимных традициях Руси, которые сегодня могут удивить и шокировать даже завсегдатая порносайтов.

Языческая Русь: перекатывания по полям и целование срамоты

Древние славяне не отличались особым целомудрием: нравы их были гораздо свободнее, чем в христианской Руси. Сексуальность была вплетена в религиозные традиции и считалась божественной: мужчины символически оплодотворяли землю, снимая штаны во время посева льна, женщины, задирая юбки и демонстрируя половые органы небу, вызывали дождь.

Хороший урожай просили у богов, перекатываясь парами по полю: иногда это было формальностью, но часто могло сопровождаться и вполне реальным сексом. Во время свадебных обрядов использовались фаллические символы: был, например, обычай целования и облизывания «срамоты мужской».

Девственность была скорее недостатком: больше ценились женщины, которых сейчас бы назвали разведенками с прицепом. Дети, рожденные до брака, считались не бесчестием, а доказательством «качества» девушки: и правда, что лучше может свидетельствовать о плодовитости и хорошем здоровье, чем уже имеющийся ребенок?

Скептическое отношение к «чистоте» невесты подтверждает и существовавший тогда обычай «вскрытия»: если девушка была невинной, то перед брачной ночью процедуру лишения девственности организовывали волхвы. Упразднил его незадолго до христианизации Руси князь Святослав.

Русь христианская: покайся, грешник!

Христианизация перевернула жизнь людей с ног на голову: все, что раньше считалось богоугодным, оказалось под запретом, а секс и эротические желания объявили происками Сатаны.

Целомудрие стало «святым делом», и уже не только до свадьбы, но и после нее. Непорочное зачатие перекочевало из Библии в жития святых: например, согласно им князь Дмитрий Донской (вполне реальная историческая персона) и его жена княгиня Авдотья обходились без секса, но это не помешало им завести многочисленных родных детей.

Среди свадебных ритуалов появился новый унизительный — определение «почетности» невесты. Молодой супруг выходил из спальни с полным кубком вина, в донышке которого было отверстие. Если жена была невинной, то мужчина заделывал его воском, если нет — убирал палец, чтобы вино вылилось.

Воздержание стало обязательным по пятницам, субботам, воскресеньям, во время церковных праздников и постов: при соблюдении всех запретов получалось, что заниматься сексом люди могли лишь несколько дней в месяц. Единственной допустимой стала миссионерская поза.

Историки расходятся во мнениях, почему выбрали именно ее: то ли в силу патриархальной парадигмы «мужчина выше женщины», то ли потому, что поза считалась наиболее подходящей для зачатия, которое было главной и единственной целью постельных утех.

За все остальное полагалось наказание. Например, «наездницу» объявили «великим грехом» и вызовом «образу Божию», и после нее нарушителей ждали от 3 до 10 лет покаяния с многочисленными ежедневными земными поклонами.

«Догги-стайл» называли скотским блудом и содомским грехом с женою: расплачиваться за нее приходилось как минимум 600 земными поклонами, но бывало и хуже — могли отлучить от церкви. За глубокий поцелуй полагалось 12 дней поста, за прикосновение рукой к влагалищу жены — три недели. Куннилингус стоил «дороже»: от двух до трех лет поста (примерно столько же давали за прелюбодеяние или кровосмешение со свойственниками).

Даже та сексуальная жизнь, которая допускалась, считалась оскверняющей тело и душу человека. Мужчина после полового акта обязан был помыться ниже пояса — до этого он не имел права заходить в церковь и целовать святые мощи. Женщинам во время менструации запрещалось посещать храмы и принимать причастие: есть легенда о девушке, которая пренебрегла этим правилом, зашла на могилу святого и была поражена молнией. Еще одна женщина, которая принимала причастие каждую неделю, превратилась в лошадь.

Мастурбация тоже была грехом: заниматься ею или просто предаваться похотливым мыслям значило вызывать дьявола. Существовала легенда о том, что член парня, который часто рукоблудствовал, превратился в змею, на этом фоне более современная страшилка про волосы на руках выглядит добродушной сказкой.

Когда грешника заставали за постыдным делом, это предавалось огласке: например, корреспондент Тенишевского архива, описывая быт и нравы крестьян Владимирской губернии, рассказывал о прецеденте онанирования при помощи колесной гайки от тарантаса. Это далеко не все законы, регламентирующие сексуальную жизнь на Руси, — их было гораздо больше. Но соблюдались ли они?

Рисовали на бумаге, да забыли про овраги

Когда читаешь обо всех этих правилах, возникает закономерный вопрос: а как же следили за их исполнением? Ладно куннилингус: может, в окно кто-то заметил, или женщина сама похвасталась, а священник за березой стоял и подслушал. Но как можно уличить в похотливых мыслях? По выражению лица?

Ответ простой: люди должны были сообщать об этом сами на исповедях. У духовников были специальные вопросники, в котором место нашлось всем грехам, включая птицеложество (бедные гуси!).

В конце XVI века вопросники начали делить на разделы для отроков, мужей и вдовцов или для девиц, жен и вдов: уж очень некоторые пункты напоминали подсказки, как можно грешить, а не попытку спасти душу. Например, у девушки могли поинтересоваться о «наступании на ногу и мигании ради блуда» — чем не лайфхак по флирту?

Читайте также  3 самых вдохновляющих женских блога, на которые стоит подписаться

Наши предки легко справлялись с жесткими предписаниями: они просто умалчивали о своих грехах и продолжали жить так, как им нравится.

Путешественники нередко удивлялись свободе нравов в России. В XVII веке голштинский дипломат Адам Олеарий писал, что русские часто «говорят о сладострастии, постыдных пороках, разврате и любодеянии их самих или других лиц, рассказывают всякого рода срамные сказки, и тот, кто наиболее сквернословит и отпускает самые неприличные шутки, сопровождая их непристойными телодвижениями, тот и считается у них лучшим и приятнейшим в обществе».

В срамных сказках в России знали толк. Владимир Даль, отправляя накопленные им истории собирателю фольклора Александру Афанасьеву, писал: «В моем собрании много таких, которые печатать нельзя; а жаль — они очень забавны». Лиса и заяц теперь ссорились не из-за лубяной избушки: косой за глаза рассказывал, что он бы лисе при случае «напырял по-своему». Когда раздраженная лисица погналась за ним и застряла между двух деревьев, заяц исполнил свою угрозу.

Эротические истории не только детально описывали секс, но и были очень далеки от норм морали, проповедуемых церковью. Обычным сюжетных ходом, например, было изнасилование девушки, которая отказалась выйти замуж за героя, — это находили естественным и справедливым.

Песни и частушки были еще ядренее сказок. Андрей Тарковский хотел использовать в своем фильме «Андрей Рублев» аутентичные тексты, которые пели скоморохи тех времен. Достать их было трудно, однако когда это удалось сделать, стало понятно: вставлять в фильм сплошную матерщину, при помощи которой описывались физиологические процессы, просто нельзя.

Церковный канон и обычаи: что сильнее?

Христианизация Руси, растянувшаяся на несколько столетий, оказалась довольно поверхностной. Православные нормы часто не просто существовали рядом с языческими, но и оказывались менее уважаемыми.

На Русском Севере до начала XX века сохранились «скакания»: накануне венчания в доме жениха собиралась молодежь, все вставали в круг и прыгали, высоко задирая ноги и подолы юбок, распевая при этом эротические песни. Заканчивалось веселье сном вповалку. В XVI веке итальянский путешественник Лактанций Рокколини рассказывал о «гасках»: собравшись в чьем-нибудь доме поплясать, мужчины и женщины после танцев тушили лучину, после чего каждый занимался сексом с той девушкой, которая оказалась ближе.

На сексуальных традициях сказывались размеры России: нравы могли разниться от региона к региону в одно и то же время. Например, в Архангельской губернии никто не придавал значения невинности девушки, а в Воронежской «порченую» невесту ждало суровое наказание: ее избивали до полусмерти и заставляли трехкратно ползать на коленях вокруг церкви.

Влияли на секс и особенности быта крестьян: когда в одном доме бок о бок жили несколько семей, измены и любовные треугольники оказывались неизбежными. Доходило до того, что младшие братья не женились, потому что жили с супругами старших, и все смотрели на это сквозь пальцы.

Еще один вид кровосмешения даже получил собственное название: речь идет о снохачестве. Юная жена, переехав в дом к мужу, становилась любовницей его еще молодого отца: ведь браки заключались в 13–16 лет. Снохач нередко отсылал сыновей на промысел, чтобы его «шалостям» никто не мешал, и добивался от девушки своего: не подарками, так угрозами физической расправы. Жены снохачей молчали по тем же причинам: одну «успокаивал» новый сарафан, другую — побои.

Иногда доходило до убийств: например, в начале ХХ века в калужском суде слушалось дело Матрены и ее свекра Дмитрия. Одному сыну Матрены от снохача на тот момент исполнилось пять лет, а второго мужчина забрал сразу после рождения и зарыл живьем в землю в сарае.

На сексуальный быт простых людей гораздо больше влияли практические соображения, нежели религиозный устав. Ольга Семенова-Тян-Шанская, написавшая книгу о жизни крестьян в Рязанской губернии, рассказывала:

Гаремы помещиков

Крепостное право позволяло дворянам реализовывать самые разные сексуальные фантазии: многие из них собирали из крестьянок гаремы.

Один из декабристов, Осип-Юлиан Горской, жил в доме с тремя купленными девушками. В материалах дела о Горском говорилось:

Еще одним любителем сералей был генерал-лейтенант Лев Измайлов из Тульской губернии: для утех он завел себе сразу 30 девушек. Наложницами Измайлова они становились в 12–16 лет и жили в отдельном доме взаперти: выпускали женщин только для короткой прогулки по саду или поездке в наглухо закрытых фургонах в баню.

Помещик щедро делился своим «богатством» с друзьями: каждому гостю приводили женщину на ночь, а самым влиятельным он присылал девственниц — обычно совсем еще детей. Известно также, что как-то Измайлов взял в гарем собственную дочь от предыдущей рабыни. Жестокость Измайлова привлекла к нему внимание властей, однако в итоге его лишь отстранили от управления имением.

Еще один известный серийный сексуальный преступник XIX века — помещик из Киевской губернии Виктор Страшинский, который изнасиловал больше 500 девушек. В его собственном имении следователи не нашли ни одной женщины, которая этого избежала, также Виктор ездил за «новыми впечатлениями» в имения друзей и родственников. Среди жертв Страшинского оказались две его дочери от изнасилованной ранее крепостной.

Как отмечает социолог и антрополог Игорь Кон, викторианские понятия о приличиях, связанных с интимными сторонами жизни, и опасностях, связанных с половыми отношениями, были подвергнуты сомнению еще до того, как им удалось пустить корни на российской земле. После революции началась новая глава истории секса в России — совсем непохожая на предыдущую. Но это уже совсем другая история.

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Целование срамоты и тарантас для мастурбации: интимные традиции Руси

Языческая Русь: перекатывания по полям и целование срамоты

Древние славяне не отличались особым целомудрием: нравы их были гораздо свободнее, чем в христианской Руси. Сексуальность была вплетена в религиозные традиции и считалась божественной: мужчины символически оплодотворяли землю, снимая штаны во время посева льна, женщины, задирая юбки и демонстрируя половые органы небу, вызывали дождь.

Хороший урожай просили у богов, перекатываясь парами по полю: иногда это было формальностью, но часто могло сопровождаться и вполне реальным сексом. Во время свадебных обрядов использовались фаллические символы: был, например, обычай целования и облизывания «срамоты мужской».

Девственность была скорее недостатком: больше ценились женщины, которых сейчас бы назвали разведенками с прицепом. Дети, рожденные до брака, считались не бесчестием, а доказательством «качества» девушки: и правда, что лучше может свидетельствовать о плодовитости и хорошем здоровье, чем уже имеющийся ребенок?

Скептическое отношение к «чистоте» невесты подтверждает и существовавший тогда обычай «вскрытия»: если девушка была невинной, то перед брачной ночью процедуру лишения девственности организовывали волхвы. Упразднил его незадолго до христианизации Руси князь Святослав.

Русь христианская: покайся, грешник!

Христианизация перевернула жизнь людей с ног на голову: всё, что раньше считалось богоугодным, оказалось под запретом, а секс и эротические желания объявили происками Сатаны.

Целомудрие стало «святым делом», и уже не только до свадьбы, но и после нее. Непорочное зачатие перекочевало из Библии в жития святых: например, согласно им князь Дмитрий Донской (вполне реальная историческая персона) и его жена княгиня Авдотья обходились без секса, но это не помешало им завести многочисленных родных детей.

Среди свадебных ритуалов появился новый унизительный — определение «почетности» невесты. Молодой супруг выходил из спальни с полным кубком вина, в донышке которого было отверстие. Если жена была невинной, то мужчина заделывал его воском, если нет — убирал палец, чтобы вино вылилось.

Воздержание стало обязательным по пятницам, субботам, воскресеньям, во время церковных праздников и постов: при соблюдении всех запретов получалось, что заниматься сексом люди могли лишь несколько дней в месяц. Единственной допустимой стала миссионерская поза. Историки расходятся во мнениях, почему выбрали именно ее: то ли в силу патриархальной парадигмы «мужчина выше женщины», то ли потому, что поза считалась наиболее подходящей для зачатия, которое было главной и единственной целью постельных утех.

За всё остальное полагалось наказание. Например, «наездницу» объявили «великим грехом» и вызовом «образу Божию», и после нее нарушителей ждали от 3 до 10 лет покаяния с многочисленными ежедневными земными поклонами. «Догги-стайл» называли скотским блудом и содомским грехом с женою: расплачиваться за нее приходилось как минимум 600 земными поклонами, но бывало и хуже — могли отлучить от церкви. За глубокий поцелуй полагалось 12 дней поста, за прикосновение рукой к влагалищу жены — три недели. Куннилингус стоил «дороже»: от двух до трех лет поста (примерно столько же давали за прелюбодеяние или кровосмешение со свойственниками).

Даже та сексуальная жизнь, которая допускалась, считалась оскверняющей тело и душу человека. Мужчина после полового акта обязан был помыться ниже пояса — до этого он не имел права заходить в церковь и целовать святые мощи. Женщинам во время менструации запрещалось посещать храмы и принимать причастие: есть легенда о девушке, которая пренебрегла этим правилом, зашла на могилу святого и была поражена молнией. Еще одна женщина, которая принимала причастие каждую неделю, превратилась в лошадь.

Мастурбация тоже была грехом: заниматься ею или просто предаваться похотливым мыслям значило вызывать дьявола. Существовала легенда о том, что член парня, который часто рукоблудствовал, превратился в змею, на этом фоне более современная страшилка про волосы на руках выглядит добродушной сказкой. Когда грешника заставали за постыдным делом, это предавалось огласке: например, корреспондент Тенишевского архива, описывая быт и нравы крестьян Владимирской губернии, рассказывал о прецеденте онанирования при помощи колесной гайки от тарантаса.

Крестьянский блуд и помещичьи гаремы. Интимные традиции на Руси

Кто будет спорить с тем, что нужно знать свою историю? Сегодня Anews хочет углубиться в этот предмет под углом, который освещается нечасто.

Что известно о сексе в языческую эпоху? Насколько пуританским было русское село? И до чего могла довести вседозволенность помещиков?

Дефлорация от волхвов и свальный грех

О сексуальных традициях древних славян известно немного. Считается, что нравы в языческий период были свободнее, чем в христианский. Это отражалось и в религиозных символах — например, довольно распространенным был фаллический культ, связанный с Ярилой, богом Солнца.

Нашим предкам приписываются довольно экстравагантные обычаи. Одним из таких является ритуал с целью добиться хорошего урожая. Раздеваясь догола, молодые девушки ходили по полю, чтобы поделиться с землей своей детородной силой. Мужчины раздевались при засевании. Порой все это раздевание перерастало в секс и перекатывание по полю туда-сюда.

Также считается, что для славян совершенно не была критичной девственность невесты — наоборот, обширный сексуальный опыт считался в глазах жениха достоинством. Отчасти это подтверждается существовавшим тогда обычаем, согласно которому невеста не должна была лишаться девственности в первую брачную ночь — в случае необходимости эту «процедуру» организовывали за день до свадьбы волхвы.

Одной из самых ярких традиций, соединивших языческие времена и христианские, стал праздник Ивана Купалы. С этой волшебной ночью, в которую по поверью цветет папоротник, связаны многие интимные традиции. Здесь и прыжки через костер, когда у девушек задирались юбки и оголялись укромные места. Здесь и волнующие путешествия по ночному лесу, когда люди находили себе пару и предавались любви без обязательств — дети же, рожденные от таких связей, считались посланными высшими силами.

Некоторые версии склонны предавать этим гуляниям большой размах — будто бы праздничная ночь превращалась в настоящие оргии с беспорядочной сменой партнеров. Называлось такое действо «свальный грех», дав начало довольно известному выражению.

Читайте также  15 лучших книг о зиме

Необычную сексуальную традицию описывал также итальянский путешественник Лактанций Рокколини, в XVI веке по повелению короля Карла V нанесший визит в Россию. Как-то, сбившись с пути, Рокколини с товарищами наткнулся на одно селение. Жители радушно приняли гостей и привели их в большой дом, где собрались много мужчин и женщин. Собравшиеся пели, плясали, а все пространство было освещено одной лучиной. Рокколини объяснили, что он видит древний обычай под названием «гаски», заключавшийся в следующем:

«В известное время собираются вместе соседские мужчины и женщины и, поплясав и позабавившись вместе порядком, тушат лучину, после чего каждый берет ту женщину, которая случилась к нему ближе, и совершает с ней половой акт; затем лучина снова зажигается, и снова начинаются пляски, пока не рассветет и все отправятся по домам. В этот вечер лучину уже тушили два раза, и два раза совершен акт с теми, на кого случай наткнул в темноте» .

Снохачество и другой крестьянский блуд

Утверждается, что подобные обычаи существовали в российских селах вплоть до конца XIX века. Этнограф Сергей Максимов в книге 1859 года «Год на севере» приводит слова священника села Койнос Архангельской губернии: «На беседах по зимам, не боясь ни чьего сглазу, мужики обнимают баб и огни гасят. »

Архангельская губерния вообще отличалась вполне свободными нравами. В книге Юрия Семенова «Пережитки первобытных форм отношений полов в обычаях русских крестьян XIX – начала XX в.» говорится:

«В Мезенском уезде Архангельской губернии невинность девушки совершенно не ценилась. Более того, девица, родившая ребенка, имела больше шансов выйти замуж, чем сохранившая целомудрие. Не требовалась «чистота нравов» от девушек и в других местах этой же губернии. Это нашло отражение в пословице «девушка не травка, вырастет не без славки» .

В фундаментальном труде, посвященном этнографии Вологодской губернии, утверждается, что «в большей части деревень девичьему целомудрию не придается строгого значения. Есть местности, где девка, имевшая ребенка, скорее выйдет замуж, чем целомудренная, так как она, знают, не будет неплодна». Как сообщали местные информаторы, «редкая из наших девок не гуляет до замужества». Что же касается парней, то они начинают «баловаться» едва минет 15 лет и к моменту вступления в брак каждый из них «знает не одну девку»» .

Впрочем, отношение к вопросу невинности сильно разнилось по регионам. Доктор исторических наук Владимир Безгин в труде «Крестьянская повседневность (традиции конца XIX – начала ХХ века)» пишет:

«В Воронежской губернии еще в 80-е гг. XIX в. существовал обычай поднимать молодых. Новобрачная в одной рубахе вставала с постели и встречала свекровь и родню жениха. Такая демонстрация, восходящая своими корнями к языческим верованиям, имела цель публично удостоверить невинность невесты.

Тяжелыми были последствия для «нечестной» невесты. Ее родню с бранью выгоняли, саму избивали до полусмерти и заставляли трехкратно ползать на коленях вокруг церкви. За потерю чести провинившуюся девушку в деревне наказывали тем, что отрезали косу, пачкали рубаху дегтем и без юбки проводили по улице. После такого позора ее уже никто не брал замуж, и она оставалась в девках».

Непростыми были отношения и после брака. Безгин указывает:

«В крестьянском дворе, когда бок о бок жило несколько семей, порой возникали замысловатые любовные треугольники. Так, в орловском селе Коневке было «распространено сожительство между деверем и невесткой. В некоторых семействах младшие братья потому и не женились, что жили со своими невестками».

По мнению тамбовских крестьян, кровосмешение с женой брата вызывалось качественным превосходством того брата, который отбил жену. Братья не особенно ссорились по этому поводу, а окружающие к такому явлению относились снисходительно. Дела о кровосмешении не доходили до волостного суда, и кровосмесителей никто не наказывал».

Но один вариант подобных отношений стал по-настоящему известен. «Нигде, кажется, кроме России, – писал журналист и политик Владимир Набоков, – нет по крайне мере того, чтобы один вид кровосмешения приобрел характер почти нормального бытового явления, получив соответствующее техническое название» .

Снохачество заключалось в том, что переехавшая в дом мужа молодая девушка становилась объектом домогательств со стороны еще не старого и полного сил свекра — «снохача», согласно традиционному выражению.

Некоторые главы патриархальных крестьянских семей именно для этого и устраивали браки сыновей на 16-17 летних невестах. Вскоре после женитьбы новоявленный муж по повелению главы семьи отправлялся на отхожий промысел и впоследствии наведывался домой лишь несколько раз в год. Его жена же оставалась в полном распоряжении свекра.

Склоняя невестку к сожительству, снохач сполна пользовался ее зависимым положением. В ход шли и подарки, и поблажки по домашней работе, а порой и физическая угроза. Подобные случаи родили на селе поговорку: «Смалчивай, невестка — сарафан куплю».

Некоторые женщины пытались обращаться в суд, но там подобные жалобы предпочитали не рассматривать. Снохачи же не особенно боялись и собственных жен. Вот какой рассказ был восстановлен по корреспонденции одного из жителей Орловской губернии:

«Богатый крестьянин Семин 46 лет, имея болезненную жену, услал двух своих сыновей на «шахты», сам остался с двумя невестками. Начал он подбиваться к жене старшего сына Григория, а так как крестьянские женщины очень слабы к нарядам и имеют пристрастие к спиртным напиткам, то понятно, что свекор в скорости сошелся с невесткой. Далее он начал «лабуниться» к младшей. Долго она не сдавалась, но вследствие притеснения и подарков – согласилась.

Младшая невестка, заметив «амуры» свекра со старшей, привела свекровь в сарай во время их соития. Кончилось дело тем, что старухе муж купил синий кубовый сарафан, а невесткам подарил по платку» .

Иногда подобные случаи приводили к настоящим драмам. Безгин пишет:

«В начале ХХ в. в калужском окружном суде слушалось дело Матрены К. и ее свекра Дмитрия К., обвиняемых в детоубийстве. Обвиняемая Матрена К., крестьянка, замужняя, 30 лет, на расспросы полицейского урядника призналась ему, что в продолжение шести лет, подчиняясь настоянию свекра, состоит в связи с ним, прижила от него сына, которому в настоящее время около пяти лет. От него же она забеременела вторично. Свекор Дмитрий К., крестьянин, 59 лет, узнав о приближении родов, приказал ей идти в ригу, и как только она родила, схватил ребенка, зарыл его в землю в сарае».

Ученый также отмечает, что отношение к снохачам по регионам было разным:

«В ряде мест, где снохачество было распространено, этому пороку не придавали особого значения. Более того, иногда о снохаче с долей сочувствия говорили: «Сноху любит. Ен с ней живет как с женой, понравилась ему».

По отзывам крестьян Борисоглебского уезда Тамбовской губернии снохачество встречалось часто, но традиционно считалось в селе самым позорным грехом. Снохачи на сходе при решении общественных дел игнорировались, так как каждый мог им сказать: «Убирайся к черту, снохач, не твое тут дело»».

Всемогущий разврат помещиков

Отдельной главой сексуальной истории России стало крепостное право. Хроники говорят, что интимное внимание помещиков к своим крепостным крестьянкам было очень даже распространено. Например, во дворе уроженца Эфиопии Абрама Ганнибала, приближенного Петра I и прадеда поэта Александра Пушкина, очевидцы встречали немало смуглых и кучерявых черноволосых детишек.

Не оставались в стороне и «борцы за народное счастье» декабристы. В материалах дела об участнике восстания Осипе-Юлиане Горском говорилось:

«Сперва он содержал несколько (именно трех) крестьянок, купленных им в Подольской губернии. С этим сералем он года три тому назад жил в доме Варварина. Гнусный разврат и дурное обхождение заставили несчастных девок бежать от него и искать защиты у правительства,— но дело замяли у гр. Милорадовича».

Впрочем, крепостные любовницы не всегда получали плохое обращение. 70-летний помещик Кошкарев, державший 10-12 девушек в качестве своеобразного гарема и еще нескольких для ублажения гостей, довольно хорошо их обеспечивал.

«Девушки все были очень развиты: они были прекрасно одеты и получали — как и мужская прислуга — ежемесячное жалованье и денежные подарки к праздничным дням. Одевались же все, конечно, не в национальное, но в общеевропейское платье» — писал один из гостей Кошкарева.

Несмотря на распространенность этого явления, некоторые случаи все же выбивались из общего ряда и подвергались общественному осуждению. В первой четверти XIX века таким стал случай генерала-лейтенанта Льва Измайлова из Тульской губернии. Помещик отличался своенравным и жестоким характером, издевался как над крестьянами, так и над чиновниками невысокого ранга. Еще в 1802 году император Александр I писал губернатору:

«До сведения моего дошло, что отставной генерал-майор Лев Измайлов … ведя распутную и всем порокам отверзтую жизнь, приносит любострастию своему самые постыдные и для крестьян утеснительные жертвы. Я поручаю вам о справедливости сих слухов разведать, без огласки, и мне с достоверностью донести».

Однако благодаря деньгам и связям расследование тянулось десятилетиями — подробности дела открылись лишь в 1828 году. Биограф Измайлова так описывал преступления помещика, создавшего себе гарем из 30 девушек:

«Несчастные эти девушки выпускались из этого своего терема или, лучше сказать, из постоянной своей тюрьмы только для недолговременной прогулки в барском саду или же для поездки в наглухо закрытых фургонах в баню. С самыми близкими родными, не только что с братьями и сестрами, но даже и с родителями, не дозволялось им иметь свиданий. Бывали случаи, что дворовые люди, проходившие мимо их окон и поклонившиеся им издали, наказывались за это жестоко.

Многие из этих девушек, — их было всего тридцать, число же это, как постоянный комплект, никогда не изменялось, хотя лица, его составлявшие, переменялись весьма часто,— поступали в барский дом с самого малолетства, надо думать, потому, что обещали быть в свое время красавицами. Почти все они на шестнадцатом году и даже раньше попадали в барские наложницы — всегда исподневольно, а нередко и посредством насилия.

Генерал Измайлов был тоже гостеприимен по-своему: к гостям его всегда водили на ночь девушек, а для гостей значительных или же в первый еще раз приехавших выбирались невинные, хоть бы они были только лет двенадцати от роду. »

Упоминается также, что Измайлов однажды взял в гарем… свою дочь от предыдущей наложницы.

Несмотря на такие злодеяния, помещика в итоге лишь отстранили от управления имением, позволив «по уважению к тяжкой его болезни» проживать в фамильном доме.

Еще одной зловещей фигурой стал помещик из Киевской губернии Виктор Страшинский. От первых обвинений в его адрес до решения суда в 1857 году также прошло порядка 25 лет, но в итоге было выяснено, что Страшинский изнасиловал более 500 девушек, причем в его собственном имении следователи не нашли ни одной неизнасилованной крестьянки — в поисках разнообразия помещик наведывался в имения родственников. Среди жертв преступника оказались также две его дочери от изнасилованной ранее крепостной. Еще две девушки не пережили надругательств.

Наказание, вынесенное 72-летнему Страшинскому, практически повторяло наказание Измайлова — считается, что накануне реформы крепостного права император Александр II не захотел ссориться с дворянами.