ТОП-15 самых откровенных литературных произведений

ТОП-15 самых откровенных литературных произведений

Эротика была неотъемлемой частью искусства с первых этапов его становления. Древние люди вырезали фигурки детородных органов, рисовали на стенах человечков с внушительными достоинствами и, почему-то я в этом не сомневаюсь, рассказывали у костра пошлые истории. Греки и римляне канонизировали чувственные изгибы тел. Чего стоят скульптуры из мрамора, а также мифы и легенды, наполненные двусмысленными намеками и порой откровенным описанием постельных сцен.

Некоторые книги созданы не только для интеллектуального насыщения мозга, а и для удовлетворения плотских потребностей. Вспоминаю, как в нежном подростковом возрасте я жадно перелистывала странички «Эммануэль» и рассматривала картинки в «Камасутре». На мой взгляд, литература намного живее передает эротические импульсы, чем самое горячее порно. Этот феномен довольно просто объяснить. Ключевое действо разыгрывается исключительно в наших головах, воображение не знает границ и можно позволить себе чуточку больше. Львиная доля книг из подборки вгонит вас в краску, приготовьтесь вновь почувствовать себя неопытным любовником, только ставшим на сексуальную стезю и начинающим познавать таинства плотских стремлений.

1. 120 дней содома, Маркиз де Сад

Чтобы сразу настроить вас на подходящий лад я решила привести под первым номером скандальное произведение Маркиза де Сада. События романа происходят во времена правления Людовика XIV. Четверо высокопоставленных вельмож запираются в стенах средневекового замка с целью постичь все мыслимые и немыслимые пределы разврата.

В сообщники мужчины взяли бывалых проституток, которые своими рассказами должны были вдохновлять их на сексуальные подвиги. Жертвами маньяков становятся 16 невинных детей в возрасте от 12 до 15 лет и дочери главных героев. Автор, не стесняясь в выражениях, расписывает изощренные девиации – инцест, копрофилию, насилие, флаггеляцию. Читая «120 дней содома» волосы поднимаются дыбом, но некоторые моменты довольно возбуждающие.

2. Американская мечта, Норман Мейлер

В центре сюжета ветеран войны и бывший конгрессмен Стивен Роджек. В момент повествования он преподает в университете и по совместительству подрабатывает телеведущим. Герой убивает свою супругу, с которой не живет под одним кровом уже несколько лет. Стивен совершает преступление в порыве гнева.

Детективно-философская линия переплетается с качественной порнографией. Писатель совершает весьма успешную попытку воспроизвести ход мыслей нетривиального человека, доведенного до крайности. Витиеватый язык Мейлера делает книгу претенциозной, метящей на вершину интеллектуально-богемного пьедестала. Роман притягивает и очаровывает, как взгляд удава несчастного кролика.

3. Аморальные рассказы, Альберто Моравиа

Признанный итальянский классик Альберто Моравиа на старости лет решил показать, что у него остался порох в пороховницах. Писатель выпустил сборник коротеньких рассказов с эротическим подтекстом. В одних он исследует природу человеческих страстей, а в других красиво и с изюминкой рисует процесс соития.

Набор новелл удовлетворит потребности даже аудитории со специфическими вкусами. Каркасом каждой истории служит конкретное желание. Например, в первом рассказе «Кармен» поднята тема женского гомосексуализма и подростковых экспериментов.

4. Дельта Венеры, Анаис Нин

Не многим женщинам дано красиво и одновременно откровенно писать об эротике. Одни акцентируют внимание на физиологии, другие чрезмерно романтизируют коитус. Анаис Нин балансирует на тонкой грани, разделяющей порно и дамские сказки. Более 30 лет «Дельта Венеры» дожидалась издания. После презентации она была признана классикой жанра.

Каждый из 15 рассказов, так или иначе, затронет ваши самые сокровенные фантазии. Вы будете краснеть, бледнеть и трогать себя в неподобающих местах. Автор пропагандирует признание чувственной природы женщины, что для начала 40-х (периода написания романа) невероятно смело.

5. История глаза, Жорж Батай

Произведение из раннего творчества французского писателя и философа Жоржа Батая. Он стоял у истоков постмодернизма и сумел возвести повествование об извращениях в ранг современного искусства. История юноши, который с малых лет испытывал нестерпимую жажду наслаждений, поражает до глубины души.

Батай отбрасывает моральные нормы, что делает его произведения схожими с романами уже упомянутого Маркиза де Сада. От страниц буквально несет потными телами, слившимися в сладострастной агонии. Эротизм соприкасается с мерзостью и это заставляет читателя продолжать погружение в больную фантазию главных героев.

6. История О, Полин Реаж

Девушка О безумно влюблена в симпатичного юношу Рене. Во время одной из прогулок по парку бойфренд сажает подругу в такси и отвозит в уединенный замок на окраине Парижа. Как выяснилось позже старинный особняк – прибежище тайного общества садо-мазохистов. С того дня у О началась новая жизнь полная сексуальных истязаний. В процессе перевоспитания главная героиня полностью отказывается от своего Я.

Роман не предназначена дня моралистов, несовершеннолетних и людей с проблемами психики. Ее по праву можно считать пособием по БДСМ. Первые главы возбуждают и вызывают неподдельный интерес, далее положительные эмоции сменяются отвращением, а развязка настолько неоднозначна, что книгу совершенно неожиданно хочется перечитать.

7. Кэнди, Терри Саутерн и Мейсон Хоффенберг

Роман «Кэнди» был написан в 1958 году Терри Саутерном и Мейсоном Хоффенбергом под единым псевдонимом Максвел Кентон специально для издательства Olympia Press. Книгу издали в рамках серии «Компаньоны путешественника». Только потом ее опубликовали под истинными именами авторов. В 2006 году журнал Playboy включил ее в список 25-ти наиболее сексуальных произведений всех времен.

18-летняя христианка Кэнди слишком красива и наивна. Она попадает в различные пикантные ситуации и переходит, как эстафетная палочка, из рук в руки. Мужчины не разделяют возвышенных порывов главной героини, им от девушки нужен только секс.

8. Низость, Хелен Уолш

Милли 19 лет, она учится на социолога. Ее мать давным-давно ушла из семьи, а отец пропадает на работе и пытается откупиться от дочери. У девушки всегда имеется кэш и она не стесняется спускать деньги на наркотики, алкоголь и секс. В 13 Милли познакомилась с компанией парней, один из которых стал ее бойфрендом. Юноша во всем поддерживает возлюбленную и собирается на ней жениться.

Роман переполнен лесбийским сексом, соитиями на кладбищенских плитах, а также беспорядочными половыми связями. Наряду с эротическим повествованием раскрывается тематика жизни трудных подростков. Сленговый жаргон воспринимается сложновато, но это не влияет на художественную ценность произведения Хелен Уолш.

9. Общество Жюльетты, Саша Грей

На интернет просторах имя Саши Грей давно стало нарицательным. Порноактриса, диджей, а с недавнего времени и писатель не престает удивлять. В 2013 мир увидела книга «Общество Жюльетты». Два года потребовалось, чтобы перевести творение скандалистки на русский. Я ожидала очередной бредовой писанины на манер «50 оттенков серого», однако работа Саши не так уж и плоха. Не знаю, писала или она самостоятельно или пользовалась услугами литературных рабов, но слог живой, характеры персонажей гармоничны и полноценны, сюжет реалистичен и избавлен от «радужных единорогов», свойственных опусам домохозяек.

Студентка факультета киноискусств Кэтрин встречается с хорошим парнем. Несмотря на благополучную личную жизнь, девушка втайне мечтает о своем преподавателе. У главной героини нет явных отклонений в психике, она самая обычная девчонка. Вот только имеется единственная проблемка – Кэтрин скучает, она неудовлетворена и ищет разнообразия.

10. Одиночество в сети, Януш Вишневский

Мне кажется, что необходимо разбавить бесконечный поток порнографии приятной романтической книгой, ведь чувственное наслаждение без любви (или хотя бы влюбленности) невозможно. Главные герои познакомились в чате. Он – холостяк и выдающийся ученый, она – замужем, но безмерно одинока. Переписка переросла в бурный интернет-роман. Расстояние не стало преградой – виртуальный мир невероятно сблизил совершенно разных мужчину и женщину. Однако реальность разбила в пух и прах все мечты.

Господи, как Вишневский изображает переживания простых людей. Я пролила над романом несколько литров горьких слез. На первый взгляд банальные сцены описаны с будоражащим эротизмом. Помада на визитной карточке, шлейф духов, классическая музыка поданы с такого ракурса, что по телу пробегает дрожь.

11. Опасные связи, Шодерло де Лакло

Сесиль воспитывалась в монастыре. Мать девушки забирает ее из святой обители, дабы выдать замуж за графа де Жаркура. Любовница последнего не в силах забыть давнюю обиду. Она строит коварный план, цель которого – опорочить доброе имя аристократа. Маркиза де Мертей, а именно так зовут главную антигероиню, сговаривается с виконтом де Вальмоном соблазнить невинную Сесиль.

Благодаря нетривиальному авторскому приему персонажи раскрываются до самых сокровенных глубин своих сердец. Письма посвящают читателя в подоплеку истории. Образ мыслей виконта распутен и грязен, маркиза коварна и расчетлива до кончиков ногтей, а Сесиль очертя голову бросается в омут порока. Я бы назвала «Опасные связи» учебником для пикаперов, настолько подробно в нем описаны техники обольщения.

12. Случай Портного, Филип Рот

Еврей Алекс Портной с подробностями рассказывает психоаналитику о своей нелегкой судьбе. Долгое время мужчина держался за юбку своей матери, только в 33 года он начал открывать собственную сексуальность. Дорвавшись до сладкого пирога, герой уже не мог остановиться — менял подружек, как перчатки и постигал все новые горизонты эротического поприща.

Хочется сказать автору отдельное спасибо за искрометный юмор и колкий сарказм. Алекс описывает знакомых ему людей подобно владельцу паноптикума, зазывающего в ярмарочный шатер падких на диковинки зрителей. Резкий финал ставит жирную точку в истории болезни Портного.

13. Тридцатая любовь Марины, Владимир Сорокин

Карьера Марины Алексеевой не задалась. В юности она сломала мизинец и уже не могла достичь высот в качестве пианистки. Сейчас девушка работает в одном из столичных Дворцов Культуры, где преподает музыку. Невинности ее лишил собственный отец, теперь сексуальное удовлетворение героиня получает исключительно от гомосексуальных контактов, хотя и связями с мужчинами Марина не гнушается. Все меняется с появлением в ее жизни 30-й любви.

Роман разделен на три части и каждая по-своему прекрасна. В первой читатель знакомится с советской эстетикой, во второй – с диссидентскими идеями конца ХХ века, а в третей – со стандартным мышлением серой массы рабочего класса. Стиль письма варьируется по мере приближения к развязке, плавно перетекая от элитного слога к рваным фразам коммунистических передовиц.

14. Тропик Рака, Генри Миллер

Этот роман наряду с «Тропиком Козерога» и «Черной весной» входит в автобиографическую трилогию. В 30-е года ХХ века Миллер влачит жалкое существование в Париже. Денег постоянно не хватает, он то и дело вступает в половые связи с проститутками, хоть и опасается подхватить триппер. Генри пытается вырваться из замкнутого круга нищеты и добиться славы.

Подлинные события перемешиваются с вымыслом, реальные люди идут рука об руку с воображаемыми друзьями. Но, вместе с тем, произведение смотрится однородно и не имеет комочков фальши. Вывод – порой богемная жизнь бесконечно далека от кадров голливудских фильмов.

15. Удушье, Чак Паланик

Мошенник Виктор Манчини наживается на том, что разыгрывает в дорогих ресторанах приступы удушья. Официально парень работает в тематическом парке, имитирующем быт XXVIII века, где перевоплощается в американского первопоселенца. Взгляды героя далеки от пуританского наследия предков. Он сексоголик и посещает группу поддержки. Контролировать свои желания у Виктора получается не слишком хорошо, после встреч он регулярно сношается с коллегой по несчастью.

Читайте также  10 мест в Москве, куда нужно обязательно сходить этой весной

Паланик беспощадно вытирает ноги о моральные и этические нормы общества. Автор обличает человеческие пороки, выводит на поверхность скверну цивилизации. Он говорит, что система тиранична и давит людей, словно тараканов. Жесткий секс и мерзкий финал – вот, что ожидает вас в «Удушье».

Эротическая литература обнажает нервы, делает нас более восприимчивыми к новым ощущениям, заставляет взглянуть в глаза нашим страстям. Несколько глав способны кардинально изменить восприятие мира, так что будьте осторожны, читая представленные в подборке произведения.

Классики русской литературы, которые не боялись писать о сексе

От Николая Карамзина до Михаила Шолохова

Секс в русской литературе всегда был табуированной темой. Нет, запрет этот не был официальным, однако авторам произведений приходилось мириться с предубеждениями и довольствоваться многоточиями и недосказанностью, вечно оставляя читателя за закрытой дверью чьей-нибудь спальни. И все-таки некоторые литераторы готовы были пренебречь чувствами консервативного общества и продемонстрировать своей аудитории близость во всей ее откровенности.

В нашем материале мы расскажем, кто из классиков не боялся писать о сексе.

Николай Карамзин

Создатель русской сентиментальной прозы Николай Карамзин использовал расхожий в Европе XVIII века любовный сюжет и удачно адаптировал его для отечественного читателя. История «Бедной Лизы» в наши дни хоть и кажется несколько наивной, но все-таки трогает читательские сердца. Интересно, что эта повесть преследовала цель не только воспитать читателя, преподнести ему нравственный урок, но и просто развлечь, показать мир трепетного и вовсе не платонического первого чувства.

Нашлось в «Бедной Лизе» место и эротизму. Пусть едва означенному, но все-таки вполне очевидному. Будто бы писатель объясняет своей аудитории: любовь — это не только вздохи под луной, но еще и вполне реальные удовольствия. Которые, впрочем, впоследствии могут обернуться разочарованиями и даже трагедией.

«Она бросилась в его объятия — и в сей час надлежало погибнуть непорочности! Эраст чувствовал необыкновенное волнение в крови своей — никогда Лиза не казалась ему столь прелестною — никогда ласки ее не трогали его так сильно — никогда ее поцелуи не были столь пламенны — она ничего не знала, ничего не подозревала, ничего не боялась — мрак вечера питал желания — ни одной звездочки не сияло на небе — никакой луч не мог осветить заблуждения. — Эраст чувствует в себе трепет — Лиза также, не зная отчего — не зная, что с нею делается. Ах, Лиза, Лиза! Где ангел-хранитель твой? Где твоя невинность?»

Александр Пушкин

Классику русской литературы не были чужды ни влюбчивость, ни стремление к чувственным удовольствиям, что нередко находило отражение в его произведениях. Правда, в школьную программу, да и в общедоступные сборники подобные тексты не входили. Но все-таки они были. Из-под пера Пушкина не раз выходили нескромные и даже скабрезные строки:

«Иной имел мою Аглаю
За свой мундир и черный ус,
Другой за деньги — понимаю,
Другой за то, что был француз,
Клеон — умом ее стращая,
Дамис — за то, что нежно пел.
Скажи теперь, мой друг Аглая,
За что твой муж тебя имел?»

Более того, откровенные сцены, хоть и в совсем небольшом количестве, можно встретить и в широко известных произведениях. Так, например, в поэме «Руслан и Людмила» один из соперников главного героя, Ратмир, останавливается на ночлег в замке, населенном прекрасными девами. Согласитесь, эпизод может дать фору даже фильму для взрослых. Сначала «полунагие» красавицы ведут Ратмира в баню, а потом — в спальню, очевидно, вовсе не для того, чтобы сладко уснуть у юноши под боком.

«В молчанье дева перед ним
Стоит недвижно, бездыханна,
Как лицемерная Диана
Пред милым пастырем своим;
И вот она, на ложе хана
Коленом опершись одним,
Вздохнув, лицо к нему склоняет
С томленьем, с трепетом живым,
И сон счастливца прерывает
Лобзаньем страстным и немым. »

-10% Стихотворения. Сказки. Поэмы Александр Пушкин Твердый переплет 432 ₽ 480 ₽ В корзину В корзину

Алексей Толстой, Лев Толстой или Иван Тургенев?

Вокруг рассказа «Баня» существует немало домыслов и мифов. Историки и литературоведы до сих пор спорят об истинном авторстве текста, поочередно приписывая его то Алексею Толстому, то его великому однофамильцу Льву, а то и вовсе Ивану Тургеневу. Так или иначе, произведение, полностью посвященное сексу развратного барина с девками в бане, способно вогнать в краску читателя. Такую откровенность даже в современной литературе можно встретить разве что в эротических романах, где чувственные удовольствия зачастую становятся важнее сюжета.

«Наташка смотрела на эту картину, целиком захваченная происходящим. Большие глаза ее еще больше расширились, рот раскрылся, а трепетное тело непроизвольно подергивалось в такт движениям барина и Малашки. Она как бы воспринимала барина вместо подружки. А Фроська, вначале ошеломленная, постепенно стала реально воспринимать окружающее, хотя ее очень смутило бесстыдство голых тел барина и девки. Она знала, что это такое, но так близко и откровенно видела половое сношение мужчины и женщины впервые».

Иван Бунин

В теме «полового воспитания» Иван Бунин стал революционером. Ему удивительным образом удавалось описывать нежные сцены с таким мастерством и тактом, что очевидный эротизм хоть и присутствовал в них, но не становился пошлостью. Так, ни разу не включив в сборник «Темные аллеи» дословного описания секса, Бунин тем не менее дал немало поводов для домыслов и игры воображения — и в этом далеко ушел от своих предшественников и раскрепостил русскоязычную прозу XX века.

-10% Темные аллеи Иван Бунин Мягкая обложка 205 ₽ 228 ₽ В корзину В корзину

Стоит отметить, что писателю удалось показать читателю и совершенно новую героиню — смелую, не боящуюся проявлять инициативу. В противовес предприимчивым, но стеснительным тургеневским барышням, мятущимся девушкам Достоевского или безрассудным толстовским персонажам, бунинские женщины были готовы к сексу, а иногда и сами его инициировали.

«И он с веселой дерзостью схватил левой рукой ее правую руку. Она, стоя спиной к полкам, взглянула через его плечо в гостиную и не отняла руки, глядя на него со странной усмешкой, точно ожидая: ну, а дальше что? Он, не выпуская ее руки, крепко сжал ее, оттягивая книзу, правой рукой охватил ее поясницу. Она опять взглянула через его плечо и слегка откинула голову, как бы защищая лицо от поцелуя, но прижалась к нему выгнутым станом. Он, с трудом переводя дыхание, потянулся к ее полураскрытым губам и двинул ее к дивану».

Михаил Шолохов

Шолохова не раз заставляли переписывать те или иные эпизоды, подгоняя роман «Тихий Дон» под законы времени. Правки, правда, носили в большей степени политический характер, однако немало досталось и откровенным сценам, вырезанным сталинскими цензорами. Впрочем, уже после 1956 года, еще при жизни автора, подробные описания любви были возвращены в произведение.

Тихий Дон. Книги I-II Михаил Шолохов Твердый переплет 499 ₽ В корзину В корзину

Несмотря на то, что назвать эти эпизоды эротическими довольно сложно, чувственность и откровенность в них присутствуют. Вспомним хотя бы момент первой близости Аксиньи и Григория Мелехова, где притяжение двух влюбленных становится сильнее правил и моральных устоев, подчиняет себе героев, не давая им ни малейшего шанса уцелеть в этой буре чувств.

«Шагнул вперед, откинув полу зипуна, прижал к себе послушную, полыхающую жаром. У нее подгибались в коленях ноги, дрожала вся, сотрясаясь, вызванивая зубами. Рывком кинул ее Григорий на руки — так кидает волк к себе на хребтину зарезанную овцу. »

Девять художественных книг, в которых много секса

Лайф собрал несколько скандальных и провокационных книг, которые оказались слишком откровенными, но при этом остались художественными произведениями и даже стали классикой.

Владимир Набоков, «Лолита»

Одно из самых скандально известных произведений русского писателя, хоть и написанное на французском языке. Книга оказалась на поверку историей о «любви с первого взгляда, с последнего взгляда, с извечного взгляда». Эта история Лолиты и Гумберта — сюжет маниакальной страсти, вырвавшейся из рамок болезни в реальную жизнь.

Генри Миллер, «Тропик Рака»

Действие в этом интеллектуально-эротическом романе американского писателя разворачивается после Первой мировой войны. В его начале главный герой думает о своей жизни и описывает подробности быта, а затем переходит к описанию собственных сексуальные похождений. Книга была издана в Париже в 1934 году и выпущена очень маленьким тиражом. И только в 1950-х годах её опубликовали в США более широким тиражом, после чего к автору пришёл успех, а заодно и ряд исков за нарушение норм морали.

Маркиз де Сад, «120 дней Содома, или Школа разврата»

Сюжет этой книги достаточно скуден в своём развитии. Четыре состоятельных развратника решили испытать наивысшее сексуальное удовольствие в оргиях. В замке они собрали в основном молодых девушек и мальчиков, с которыми на протяжении всего романа развлекались. Французский писатель в деталях рассказывает о происходящем. Заканчивается в итоге всё смертью большинства участников. Роман не печатался до XX века. В дальнейшем он был переведён на многие языки, включая русский, английский, японский и немецкий. Из-за подробного описания сексуального насилия и крайней жестокости он был запрещён правительствами некоторых государств.

Э.Л. Джеймс, «Пятьдесят оттенков серого»

Одна из самых известных книг с описанием эротических сцен, которая стала широко известна. Во многом потому, что была экранизирована. Роман рассказывает об истории отношений между предпринимателем Кристианом Греем и выпускницей университета Анастейшей Стил. В книге достаточно подробно описываются не только любовные отношения, но и сцены откровенного сексуального характера, в том числе с БДСМ.

Кэндес Бушнелл, «Секс в большом городе»

Ещё один сюжет, который стал известен благодаря экранизации в виде сериала. Не многие знают, что изначально история четырёх подруг появилась в виде книги. Женщины постоянно влюбляются и расстаются, находят любовников и делятся друг с другом своими тайными мыслями и желаниями. Для них нет запретных тем, поэтому читатели узнают всё, что происходит в их головах и жизни, в подробностях.

Чак Паланик, «До самых кончиков»

Главный герой этого романа Линус Максвелл занимается манипуляцией, делая ставку на сексуальное влечение. Он создаёт линию товаров для женщин «До самых кончиков» и таким образом бросает вызов общественным идеалам. Его изобретение может сделать мужчин лишними раз и навсегда. Девушкам для удовольствия будет достаточно его продукции. Они закрываются в своих домах и пользуются ею, забывая о мужчинах.

Реальный секс. Фильмы, в которых актёры не имитировали постельные сцены

Харуки Мураками, «Хроники заводной птицы»

В центре внимания романа человек, который остался один и ищет смысл жизни. Книга начинается с того, что главный герой увольняется с работы. Ему изменяет жена, и в один прекрасный день раздаётся звонок от женщины, которая хочет заняться с ним сексом по телефону. Дальше он знакомится с 16-летней соседкой и приобщается к экстрасенсорному бизнесу.

Читайте также  Мастер-класс по зимнему маникюру «снеговик»

Джон Клеланд, «Фанни Хилл. Мемуары женщины для утех»

Роман английского писателя долгое время считался непристойным. В США он был запрещён, лишь в 1960-х годах суд его разрешил. История повествуется от первого лица юной и наивной девушки-провинциалки, которая попала в Лондон. Она испытала ряд эротических приключений, но в итоге находит собственную любовь. Автор описывает всё предельно откровенно.

Джонатан Франзен, «Безгрешность»

Один из популярных писателей современности рассказывает историю 23-летней девушки, которая не знает, кто её отец. Она не может расплатиться с учебным долгом и не умеет строить отношения с мужчинами. Пока Пип ищет себя, писатель размышляет о более глобальных проблемах общества: тоталитарная и грешная сущность Интернета, оружие массового поражения и даже наследие социализма со всеми вытекающими.

Книжный разврат: как выглядела непристойность в литературе разных времен

История выражения сексуальности через призму творчества насчитывает тысячелетия. Человечество начало с графических изображений коитуса на стенах пещер и к 21 столетию успело воспеть секс во всех родах искусства: живописи, скульптуре, музыке и, конечно, литературе. О ней-то мы сегодня и поговорим — и узнаем, как в разные времена выглядела откровенность в поэзии и прозе.

Возвышенная эротика античности

Сам термин «‎эротика» появился в античности и дошел до нас благодаря произведениям греческих и римских классиков. Одним из самых ярких авторов того времени является поэт Овидий, который изучал любовь философски и со всех сторон. Он написал трехтомную дидактическую поэму «Наука любви», в которой подробно рассказывал как мужской, так и женской аудитории о сложных чувствах, страсти и сексуальных играх, — разумеется, все это на языке высокой лирики. Книгу посчитали непристойной за советы, которые раздавал Овидий:

«‎Смертные жены, для вас пример указуют богини:
Не отвечайте же «нет» жадным желаниям мужским!
Страшно обмана? Зачем? Все ваше останется с вами:
Не убывает оно, сколько его не бери.
Сточится сталь сошника, обтекаются камни о камни,
Но не иссякнет одно — то, чем дается любовь».

Другим, несомненно, ярким примером эротической поэзии античности является творчество Сапфо. Эта греческая поэтесса включена в канонический список Девяти лириков. Сапфо часто описывала эротическое влечение как к женщинам, так и к мужчинам. Ее поэзия проникнута нежностью и тонкими метафорами:

«‎Трепещет вдруг душа моя
И на устах немеют речи,
И чувство острое любви
Быстрей по жилам пробегает,
И звон в ушах… и бунт в крови…
И пот холодный проступает…
А тело, — тело все дрожит…
Цветка поблекшего бледнее
Мой истомлённый страстью вид…
Я бездыханна… и, немея,
В глазах, я чую, меркнет свет…
Гляжу, не видя… сил уж нет…
И жду в беспамятстве… и знаю —
Вот, вот умру… вот умираю».

Яркий разврат 18 века

Эпоха Просвещения ознаменовалась не только громкими научными открытиями и философскими трактатами, но и переосмыслением эротической литературы как жанра. Влияние церкви, державшей в страхе Старый Свет на протяжении всего Средневековья, немного ослабевает, поэтому деятели искусства заново переосмысливают сексуальность. Тонкую метафоричность сменяет чувственность, телесность и флер фетишизма. Именно с 18-м веком связаны культовые произведения, которые перевернули представление об эротическом искусстве.

Джон Клеланд, «‎Фанни Хилл или Мемуары женщины для утех».
Фабула о простушке, которая приехала из провинции в столичный город, стара как мир. Британский классик Кленанд увековечил этот сюжет в своем романе, который после издания был предан анафеме и на протяжении нескольких столетий считался верхом фривольности и непристойности. «‎Мемуары женщины для утех» от первого лица рассказывают историю девушки, которая попала в лондонский бордель и начала получать от своей профессии удовольствие. Несмотря на очень претенциозную тематику, в книге нет детальных описаний откровенных сцен — лишь легкая эротика. Автор создает атмосферу и оставляет читателю простор для фантазий. На фикбуке роману присвоили бы рейтинг R.

Леопольд фон Захер-Мазох, «‎Венера в мехах».
Еще одно революционное для своего времени произведение. Захер-Мазох внес важнейший вклад в социально-психологическое осмысление сексуального фетишизма: фамилия автора и сюжет повести подарили название такому явлению, как мазохизм. «‎Венера в мехах» повествует о мужчине, который одержим фантазиями о властной доминатрикс. Отдыхая на курорте, он встречает стильную, раскрепощенную, умную вдову, с которой и решает поделиться своими непристойными мечтами. Книга ценна не описаниями сексуальных игр, а, скорее, психологическими тонкостями и детальным осмыслением садо-мазохистской философии. Но если тебе интересен исключительно сюжет и эротический контекст, то спешим обрадовать: «‎Венеру» несколько раз экранизировали.

Маркиз де Сад и его творчество.
Раз уж мы поговорили о мазохизме, то стоит упомянуть и садизм. Маркиз Де Сад куда более популярен, нежели его «‎коллега» Захер-Мазох. Именно он описал и четко сформулировал концепцию получения удовольствия через унижение партнера и причинение ему боли. А также написал огромное количество эротических произведений, в которых обыграл множество сексуальных фетишей, которые и сегодня не утратили популярности: хиерофилия («‎Муж-священник», «‎Застрявший епископ»), закрытая школа, эфебофилия, дефлорация («120 дней Содома, или Школа разврата»), бондаж, групповой секс и многие другие. Его произведения, пожалуй,слишком разительно выделяются среди литературы той эпохи, и до сих пор наводят ужас на ханжей и поборников нравственности.

Русский разврат прошлого века

Классика Серебряного века в России тоже была богата на авторов, которые не брезговали эротикой и сложными темами, связанными с сексуальностью. Общая атмосфера того времени вдохновляла писателей на создание мрачных, тяжелых и претенциозных произведений.

Федор Сологуб, «Мелкий Бес».
Культовый роман, изданный в начале прошлого века, наполнен не только серьезными социальными проблемами, но и изящной эротикой. Она раскрывается в сюжетной ветке двух персонажей: гимназиста Саши Пыльникова и молодой красавицы Людмилы Рутиловой. Эротическая линия отношений этих подростков проникнута очень тонким флером фетишизма: их осторожные ласки, сны, обнажение, переодевания Саши в женскую одежду — все это звучало невероятно для русской литературы того времени, и даже сегодня смотрится свежо, позволяя читателю взглянуть на подростковую сексуальность под другим углом. Рекомендуется к ознакомлению всем, кому нужны качественные аргументы для споров о гендерной идентичности и сексуальной ориентации.

Иван Бунин, «Темные Аллеи».
Этот цикл рассказов Бунина изобилует эротическими мотивами и сценами — автор очень уж страстно описывал каждого женского персонажа, детально выхватывая привлекательные черты: «теплое розовое тело», «детские губки», «маленькие груди». Сцены близости у него выписаны хоть и не подробно, но максимально образно. Зачастую в них сквозит элемент обмана и принуждения, что делает сегодня многие из рассказов цикла возмутительными — и это до сих пор вызывает бурные споры в читательской среде. Хочется поспорить о бунинской эротике и «всех ликах любви»? Добро пожаловать в Твиттер.

А какие непристойные литературные произведения помнишь ты?

О теме секса в русской классической литературе. Частное мнение и рекомендации

Предисловие

Видимо, начитавшись в своё время произведений древне-римской литературы (Овидий, Апулей, Петроний — не много на самом деле авторов, которых я читал) и восхитившись их свободным отношением к плотским утехам, мне стало недоставать этой свободы в других произведениях, где об этом стоило бы упоминать, а в особенности у русских классиков. Они, конечно, об этом пишут, но это остаётся либо «за кадром», либо уж совсем вуалируют, что без литературоведческой сноровки и не поймёшь сразу (а так как я достаточно плохой читатель, то до меня даже метафоры не доходят без предварительного разъяснения). Я уже не говорю о прямом обсуждении данной темы, хотя, казалось бы, проблема сексуальных отношений достаточно животрепещущая во все времена.

Конечно же, я не думаю, что сами классики не хотели об этом писать. Скорее всего, им не позволялось просто об этом рассказывать. Как говорится, «О времена! О нравы!», а также цензура и осуждение со стороны общества, церкви и политической обстановки. Но всё-таки есть и имеются такие произведения, которые достаточно прямо затрагивают тему сексуальных отношений. О них бы я и хотел немного рассказать со стороны обычного читателя.

Пойдём с козырей и начнём с Льва Николаевича Толстого. Но сначала личные рекомендации. У данного автора есть небольшой роман, который читается за 2 часа — «Семейное счастье». Я о нём говорю, потому что сам только недавно об этом произведении узнал. И как можно понять из названия он про семейные отношения. А именно про определение того, что такое влюблённость, любовь и то самое семейное счастье. Персонажи романа переживают каждое из этих состояний, у них происходя взлёты и падения в отношениях, и в конце Толстой приводит к мысли на чём именно должны выстраиваться супружеские отношения. Мне трудно описать ключевую идею, так как мне кажется, что её именно нужно прочувствовать через персонажей от начала и до конца. Тема сексуальных отношений там практически не поднимается, лишь в одном моменте вскользь упомянута.

«Крейцерова соната» — это повесть, опубликованная в 1890 году. И основой сюжета является оправдательный (в плане своего поступка) монолог человека, который убил свою жену (из ревности). И главный герой здесь уходит в достаточно глубокие размышления (в некоторое даже философствование и затрагивание религиозных догм) с посылом о воздержании. Но, как мне кажется, это не ключевая идея, так как она служит только, чтобы оправдать действия (убийство жены) героя. Но что именно меня зацепило в этой повести, так это обсуждение сексуальных отношений. Для меня лично это открыло некоторую завесу секса в XIX веке. Потому что при чтении классики отношения между мужчиной и женщиной чаще всего идеализируют (встретились, влюбились, поженились, нарожали детей — и вот тебе и все отношения, иногда, правда, чистую похоть скрывают за влюблённостью, но без подробностей), а здесь же прямо рассказывают о проституции, о венерических заболеваниях, о мужской похоти и о том, что врачи советовали мужчинам для здоровья почаще заниматься плотскими утехами (данный тезис у Толстого присутствует и в других произведениях), о не самом приятном сексуальном опыте для женщин. В общем, мне данная повесть показалась крайне любопытной. Тут и другие темы поднимаются: о тяжёлой женской доле, в какой-то степени даже феминизм затрагивается. По времени я где-то полтора часа затратил на прочтение.

Повесть «Дьявол», опубликованная в 1911 году, но написанная раньше. Я правда её ещё не дочитал, но завязка для меня показалась интригующей и как раз по теме обсуждения. Сюжет повествует о молодом помещике, который пытается наладить финансовые дела своего имения после кончины отца. Но суть не в этом. Главный герой испытывает некоторые трудности со своей похотью, да ещё и опять врачи советуют почаще мужчинам заниматься совокуплением (слово «секс», естественно, в произведениях нигде не используется, но «совокупление» по крайней мере в этой повести встречается). И он, через третьих лиц, заводит сексуальную связь с одной из крестьянок, что, конечно, же является нормой для того времени, но осуждается. Дальше он жениться, но его похоть по отношению к крестьянке никуда не уходит. До этого момента я и дочитал.

Читайте также  7 уникальных феноменов природы

Это то, что мне показалось примечательным у Толстого на тему сексуальных отношений из того, что я у него читал. Дальше расскажу об Александре Куприне.

У данного автора я, практически, ничего не читал, лишь несколько произведений. И, наверное, одним из знаменитых его произведений является повесть «Яма». Её самый большой недостаток в том, что она сырая, не доделанная, не дописанная. То есть видно задумку автора. Куприн пытался показать в полном объёме такое явление как проституция в дореволюционной России, но у него этого не вышло (не знаю из-за чего). Как живут и работают проститутки, какое отношение у других к проституции, как эта вся система работает, как вербуют девушек в дома терпимости. Эти и многие другие сопутствующие вопросы автор пытается раскрыть в художественной форме. Это интересно, но из-за недоработанности произведения впечатления немного тухнут под напором некоторой несвязанности многих моментов.

Но вот что действительно меня удивило в своё время — это его рассказ «Морская болезнь». Мне он показался очень странным, очень необычным. И мне его даже трудно описать. Рассказ можно поделить на две части. Первая — это произошедшее событие, а вторая — это рассуждения о произошедшем. И здесь рассказывается об изнасиловании. Девушка плыла на пароходе домой к мужу. И на этом судне её изнасиловали двое матросов (всё это случилось из-за того, что её укачало и один из матросов предложил ей собственную каюту, где всё и случилось). А дальше для меня началась самая странная часть рассказа, где они с мужем разговаривают на эту тему, строя гипотетический диалог по типу: «а что если бы . «, где главная героиня рассказывает о случившемся и о том, что она испытала оргазм во время произошедшего. А дальше концовка, где муж оплошал с ответами.

Ещё можно вспомнить повесть Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», где есть фрагмент с историей о изнасиловании. Сын помещика со своими друзьями решил «позабавиться» с крепостной крестьянкой, которая либо только вышла замуж, либо собиралась это сделать. Конечно, эта история больше о несправедливости, прогнившей системе и нравах зажиточных помещиков.

Наверное, многое ещё что можно вспомнить. Но я перечислил лишь те произведения, которые меня зацепили именно темой сексуальных отношений на Руси. И да, Бунина и Набокова я не упоминаю, потому что последнего не читал (кроме «Лолиты»), а Бунин мне показался своеобразным писателем с иной раз очень странными, но точными описаниями (в каком-то рассказе он волосатую подмышку девушки описывает, а в другом выпирающий животик женщины, сравнивая с гусыней). И хоть они и классики, но от их произведений по высказываемой теме я особого впечатления/удивления не получил.

Послесловие

Кому не сложно пройдите (но никого не призываю) опрос (ссылка на гугл-форму). Он не по литературной теме. Мне это для курсовой нужно по психологии, он скучный и не интересный и затратит 10-15 минут времени. Мне просто нужны респонденты. И это уже третья попытка сбора. Первая была неудачной — пост удалили, а вторая — никому не пришлась по душе (мой предыдущий пост, очень длинный и сложный по теме моей курсовой работы).

«50 оттенков» нервно курят… 7 самых пошлых книг о сексе

Ничто так не будоражит фантазию, как «вкусно» написанные книги о сексе. Интимные сцены гармонично вплетаются в череду интригующих событий.

И все это происходит в вашем воображении, которое непременно дорисует то, чего недосказал автор.

Здесь вы – режиссер и постановщик. Поэтому главный герой всегда соответствует вашему типажу, а героиня с удовольствием уступает вам свое место в его жарких объятиях…

Могут ли фильмы для взрослых похвастать таким эффектом?

Для настоящих ценителей горячего эротического чтива мы подобрали топ-7 самых откровенных книг, по сравнению с которыми нашумевший роман «50 оттенков серого» покажется унылым гимном чистоты и целомудрия.

Итак, встречайте шедевры мировой эротической литературы!

Рабыня страсти. Бертрис Смолл

Действия романа разворачиваются в середине Х века. Главная героиня – кельтская красавица Риган с непростой судьбой.

Сначала девушку подкладывают на брачное ложе вместо ее сестры-близнеца, которая успела лишиться девственности до свадьбы.

Затем Риган отправляют в монастырь, где попадает в руки жестоких рабовладельцев. После долгого и «насыщенного» путешествия она пребывает в гарем.

Там ее обучает искусству любви красавец Карим-аль-Малина. И внимание: спойлер! Это далеко не последний мужчина, который побывает в жарких недрах Риган.

Мужчины на любой вкус, секс-игрушки и возбуждающие обстоятельства – все это делает роман Бертрис Смолл одной из самых ярких эротических книг современности.

История О. Полин Реаж

Если вы любите книги, похожие на «Пятьдесят оттенков серого», роман Полин Реаж именно то, что доктор прописал.

Он по праву признан самым известным эротическим произведением ХХ века.

Интересный факт. Писательница Доминик Ори долгое время отрицала свою причастность к произведению, которое в далеком 1954 году вызвало волну протестов со стороны неподготовленной аудитории.

То, что именно она скрывается под псевдонимом Полин Реаж, Доминик призналась лишь за 4 года до собственной смерти.

Книга повествует о неискушенной в вопросах любви девушке с интригующим именем О. Она влюбляется в молодого человека, который на первый взгляд кажется довольно милым.

Но это впечатление быстро улетучивается, когда он привозит ее в свой замок, где во всей красе раскрывается его жестокая, сексуально извращенная сущность.

Девушка терпит все издевательства из-за любви к этому чудовищу. И даже не пытается протестовать, когда он дарит ее своему брату. Кстати, О в замке не одна.

Кроме нее в сексуальном рабстве находятся еще несколько девушек. Читая эту книгу, ловишь себя на мысли, что не столь важно, чем закончится история. Главное – можно наслаждаться процессом чтения…

Фанни Хилл. Мемуары женщины для утех. Джон Клеланд

Несмотря на то, что это произведение было написано в далеком 1747 году, оно является ярким представителем нашей подборки книг о сексе.

Это подтверждает уже тот факт, что в Америке роман был запрещен до 1960 года.

Но в результате не находит себе лучшего применения, чем примкнуть к представительницам древнейшей профессии. При этом главная героиня не теряет духовной чистоты. Это качество делает ее еще более ценным товаром среди мужчин Лондона, жаждущих любовных утех.

Интимные сцены в романе описаны очень красиво, а вся сюжетная линия пронизана тонкой иронией и метафорами.

Непонятно, почему американские пуритане так долго пытались скрыть это произведение от читателей, разрешая публиковать другие, более жесткие книги об эротике.

История Кэрри. Молли Уэзерфильд

Сюжет этой книги про секс напоминает роман «История О». Главная героиня тоже молодая девушка, попавшая в сексуальное рабство.

Только торги здесь более масштабные. Речь идет о закрытом аукционе, где в качестве лотов представлены живые люди.

Кэрри на протяжении года была рабыней некоего Джонатана. А затем мужчина решил продать на аукционе наскучившую игрушку. Несмотря на всю трагичность ситуации, книга пронизана тонкой иронией.

Особую роль в этом играет незаурядный склад ума главной героини, склонной к глубокому самоанализу. Поэтому будьте готовы, что книга Молли Уэзерфильд затронет не только ваши душевные струны, но и пощекочет интеллект.

Здесь переплетены любовь и насилие, мораль и бесстыдство. «История Кэрри» безусловно придется по душе всем поклонникам ролевых игр «хозяин – рабыня».

Тропик Рака. Генри Миллер

Книга Генри Миллера входит в топ-10 книг о сексе по версии журнала Playboy. И это неудивительно. Автор описывает интимные сцены невероятно подробно и реалистично.

Произведение носит автобиографический характер, и нам остается только позавидовать жизни Генри, насыщенной яркими событиями и богатым сексуальным опытом.

Повествование ведется от лица молодого писателя, который через тернии продирает себе путь к признанию и богатству. Он использует секс как источник вдохновения и попадает в различные пикантные ситуации.

Вся книга напоминает беспрерывный поток сознания между прошлым и настоящим, что делает ее всю интересной и необычной.

Поэтому тем, кто ищет в произведении не только яркие сцены секса, но и возможность поразмышлять на тему бытия, однозначно стоит уделить внимание роману Генри Миллера.

Горькая луна. Паскаль Брюкнер

Самый скандальный роман Паскаля Брюнкера не мог не войти в наш перечень самых пошлых книг. Автор дает ясно понять, насколько тонкая грань отделяет страстность от жестокости. Неудивительно, что произведение вызвало бурное негодование общественности.

Главные герои этой книги про секс – молодая супружеская пара, которая переживает кризис 7 лет брака. В поисках исцеления от рутины, муж и жена отправляются в путешествие, в ходе которого знакомятся с необычной парой.

Он – старик, прикованный к инвалидному креслу, она – красивая женщина «в самом соку».

Пожилой мужчина рассказывает супругам историю своей жизни, которую явно нельзя назвать заурядной. Здесь переплетается любовь, страсть, ненависть и жажда мести.

Конечно же, без откровенных интимных сцен не обходится – роман буквально пронизан атмосферой необузданной страсти, граничащей с насилием. Достойная книга жанра эротической литературы.

Опасные связи. Шодерло де Лакло

Любителям классических произведений с налетом эротизма просто непростительно обойти этот роман стороной. Произведение Шодерло де Лакло – это действительно шедевр мировой литературы, по которой можно изучать теорию секса.

В далеком 1782 году люди были не готовы к таким откровенным произведениям. Поэтому сразу после выхода книги в свет ее называли неприличной и порнографической.

Автор призывает читателей смелее говорить о закулисной жизни парижской богемы того времени, ведь секс и распутство были ее неотъемлемыми атрибутами.

Повествование ведется в форме переписки двух давних друзей – парижских аристократов виконта де Вальмона и маркизы де Мертей. Автор романа утверждает, что это реальные письма реальных людей, которые каким-то чудесным образом попали ему в руки.

Оба главных персонажа не блещут целомудренностью и гордятся этим.

Насытившись бессмысленными связями, они придумывают игру, смысл которой заключается в том, что виконт должен соблазнить юную Сесиль де Воланж.

И внимание: спойлер! Это у него получается. Но победа виконта не радует – его мысли занимает более желанная цель…

Примечательно, что во всей этой череде беспорядочных половых контактов находится место для настоящей любви.

И это делает произведение Шодерло де Лакло не только пикантным, но и романтичным. Поэтому мы обязаны были дополнить список 6 лучших книг по эротике этим произведением.

А какие произведения возбуждают вашу сексуальную фантазию и не дают уснуть по ночам? Напишите об этом в комментариях.