Великие любовники: Камилла Клодель и Огюст Роден

Истории любви: Огюст Роден и его трагическая муза

Недаром говорят, что до любви до ненависти один-единственный шаг. Такова была история Камиллы Клодель, музы великого французского скульптора Огюста Родена. Он сохранил светлую память о ней до конца жизни, она же проклинала бывшего возлюбленного, обвиняя его в своей неудавшейся жизни и карьере. Впрочем, талантливые люди редко бывают счастливы…

Камилла Клодель родилась 8 декабря 1864 года в маленькой французской деревушке, в провинции Шампань. Ее родители были состоятельными буржуа. С детства Камилла увлекалась ваянием, лепя статуэтки из глины. После того как в апреле 1881 года семья Клоделей переехала в Париж, отец девушки показал ее работы известному в те времена скульптору Альфреду Буше. Пораженный талантом Камиллы, он взял ее в ученицы. А еще два года спустя произошла ее роковая встреча с Огюстом Роденом.

Сначала девушка стала натурщицей знаменитого скульптора, затем — его помощницей. И, наконец, возлюбленной… Ни родители Камиллы, ни гражданская супруга Родена Роза Боре долго ни о чем не догадывались. Роден стал появляться с Камиллой в свете. Розу он прежде никогда с собой не брал, так как она была простой, малообразованной женщиной. То ли дело Камилла — живая, остроумная, обаятельная…

Огюст Роден и Камилла Клодель сняли новую мастерскую на бульваре Итали, которая превратилась в гнездышко для влюбленных. Лишь через девять лет после начала их связи все открылось. Родные Камиллы и Роза Боре устроили грандиозный скандал. Тогда Камилла предложила Огюсту сделать выбор: или он расстается с Розой, или с ней… Роден предпочел остаться с Розой, которая была матерью его сына. Камилла ушла от возлюбленного и сняла крохотную квартирку неподалеку от его мастерской. Огюст Роден тяжело переживал разрыв с любовницей, пытался ее вернуть, но та даже не открывала ему дверь и больше ни разу не переступила порога мастерской на бульваре Итали…

Неделями не покидая стен квартиры, Камилла ваяла свои скульптуры. Но ни одна из них так и не стала шедевром, в отличие от творений великого мастера Родена. Камилла, которой было уже за тридцать, оказалась на грани нищеты. Несколько раз Роден пытался приглашать ее на званые обеды, но бывшая ученица отвечала, что у нее нет приличного платья, а башмаки совсем износились, так что не в чем пойти в приличное общество…

Видимо, уже тогда у Камиллы Клодель начали проявляться признаки душевной болезни. Ей стало казаться, что Огюст Роден издевается над ней, что он переделывает ее старые работы и выдает их за свои… Впадая в депрессию, она целыми днями не выходила на улицу, а еду ей приносили друзья, просовывая под дверь. Камилла пыталась лепить статуи, но затем в ярости разбивала их на куски. По всей квартире валялись осколки глины.

Постепенно женщиной овладевала навязчивая идея о том, что Роден преследует ее. В начале 1905 года она сообщила своему другу и натурщику Анри Аслену, что ночью к ней через окно проникли двое итальянцев, которых подослал Роден, чтобы убить ее…

В 1913 году Камиллу Клодель забрали в приют для умалишенных, где она провела последние тридцать лет своей жизни. Женщина была уверена, что виновником ее заточения стал тот же Огюст Роден. Она винила его во всех своих бедах. Как-то великий скульптор попытался навестить бывшую возлюбленную в приюте, но она осыпала его проклятьями, после чего врачи посоветовали ему больше не искать встречи с Камиллой. Ее брат, известный писатель и дипломат Поль Клодель, привозил ей глину, из которой она пыталась что-то ваять. Но затем женщина бросила это занятие, замкнулась в себе и до конца жизни больше никогда не прикоснулась к работе…

Между тем, Огюст Роден так и не смог забыть Камиллу. Сначала он ваял возлюбленную по памяти, пытался выставлять ее работы… Мастер даже хотел отвести под скульптуры Клодель целый зал в своем доме, но затем почему-то передумал.29 января 1917 года Роден вступил в законный брак с Розой Боре. Спустя две недели Роза скончалась. В ноябре того же года 77-летний Огюст последовал за ней. Перед смертью он бредил, называя имя Камиллы…

Камилла Клодель умерла 19 октября 1943 года в возрасте 79 лет. Перед кончиной ее навестил брат, но она не узнала его. Сегодня в музее Огюста Родена можно увидеть рядом с его работами скульптуры, изваянные его ученицей Камиллой Клодель. Это было сделано по завещанию мастера. Возможно, таким образом он хотел увековечить рядом со своим прославленным именем имя женщины, которую любил всю жизнь.

Читайте другие статьи из серии «Истории любви»:

Великие любовники: Камилла Клодель и Огюст Роден

Сколь известно имя Огюста Родена в кругах искусства! Даже тот, кто совершенно не интересуется скульптурами, все равно, где-то, да видел «Поцелуй», вылепленный рукой этого мастера. Но является ли «Поцелуй» исключительно достижением Родена? Не приложила ли к этому свою нежную ручку его любовница – Камилла Клодель?

Его история

Огюст далеко не сразу добился своего признания. Впервые о нем заговорили только, когда ему исполнилось 40 лет. До этого Роден изо всех сил пытался выбиться в скульптурном поприще.

Его отец, узнав, что сын хочет поступить в Академию Искусства отказал тому в содержании. Только любовь матери и сестры уберегла юного гения от голодной смерти, ведь те тайком пересылали ему деньги. И половину из сбережений он тратил на материалы для лепки.
Из-за своего отличающего видения на композицию скульптуры, штурмовать Академии и мастеров было ох, как тяжело. Он готов был идти в подмастерьи к кому угодно, лишь бы иметь доступ к материалам (это вам не художником быть, купил карандаш да бумаги и – вуаля! – твори).

Он жил в нищете, не имея ни натурщиков, ни возможности писать в любимой манере. И тут появляется она – Роза Бернс! Скромная и жалостливая девушка, которая соглашается быть натурщицей Родена бесплатно. И, как и многие натурщицы, стала любовницей художника. До конца своих дней она безгранично любила Родена.

Она была его верной помощницей (уборку и подготовку она брала на себя) и даже полностью содержала Родена. Так как сестра Огюста умерла, он больше не имел возможности арендовать мастерскую и покупать глину. И как же удачно ему подвернулась сердобольная Роза!

Более того, самоотверженная девушка взяла на себя заботу о его родителях, когда Роден переехал в Париж, ведь только там он может показать себя и найти славу. Он и правда нашел и славу и…любовь.

Ее история

Камилла с детства была замкнутым, задумчивым и своевольным ребенком. Она могла просидеть целый день возле скал, любуясь их формами. Из-за такого ее характера, у девушки были очень напряженные отношения с матерью, так как та совершенно не понимала сумасбродную тягу дочери к искусству.

А лепка действительно была даром маленькой Клодель. Еще в раннем возрасте ее скульптуры зачаровали и были совершенно непохожи на творения ребенка, скорее – бывалого скульптора. Да и начитанность девушки была на том уровне, который отличал ее даже от многих мужчин.

Как видно, у юной Клодель действительно был талант. В отличие от Родена, она не набивала руку 40 лет, чтобы создавать шедевры, она с самого начала, интуитивно, делала то же, что Огюст делал благодаря многолетнему опыту. Но не стоить забывать, что в отличие от Родена, Камилла всегда имела средства на материалы для лепки.

Скульптуры 15-летней Камиллы «Бисмарк» и «Наполенон» привели ее, вначале, к критику Мор Харду, а потом и к известному скульптору Альфреду Буше. Последний же, и познакомил девушку с Роденом, тем самым решив ее судьбу.

Как все начиналось

На момент их знакомства Огюсту было 45, а Камилле – 19. По факту, он годился ей в отцы, а стал учителем и любовником.

Познакомил их Альфред Буше. Впервые показав работы талантливой девушки в Академии искусств, он услышал уверенное: «Ваша ученица брала уроки у Родена». Действительно, их стиль был до того похожим, что и сейчас тяжело определить, кто на кого оказал более сильное влияние за время их совместной работы. Но нельзя не подчеркнуть удивительное совпадение работ тех, кто о друг друге даже не слышал до первой встречи.

Тот же Буше, предложил Родену взять Камиллу в его мастерскую, так как не желал, чтобы талант его ученицы пропадал по чем зря. На первых порах девушка выполняла там непыльную работенку: убирала, строила каркасы и т.п. И все это для того, чтобы иметь доступ к материалам лепки и к гению этой самой лепки.

По воспоминаниям Камиллы, Роден почти не обращал на нее внимание, хотя, когда думал, что она не видит, неотрывно следил за ней. И это не удивительно, ведь девушка была очень красивой, к тому же талантливой и активной. Через какое-то время, Роден предложил ей стать его натурщицей. Камилла согласилась и не побоялась отправится с мужчиной в его отдельную мастерскую.

Как на самом происходили события, и кто там кого соблазнил – неизвестно. Но можно себе представить, что чувствовала 19 летняя невинная девушка, когда опытный мужчина осматривал ее обнаженное тело (а иногда и ощупывал – чисто с профессиональным контекстом). Думаю, очевидно, что после первого позирования, они стали любовниками.

Любовь живет 15 лет

С того дня, Камилла стала незаменимой помощницей в искусстве, верным другом и возлюбленной Родена. Можете представить себе, что они чувствовали? Ведь они были художниками-экспериментаторами, их никто не понимал не в семье, не в художественных кругах. И тут они находят друг друга: люди с единым взглядом на искусство и гений.
Они были постоянно вместе: в мастерской, на прогулках, на выставках. Если поначалу и скрывались, то шила в мешке все равно не утаишь! Скоро, светские щеголи и дамы, вовсю чесали языки об их отношения.

Камилла помогала Родену со всеми его творениями, поэтому историки до сих пор бьются над головоломками и разряда «кому принадлежит эта часть, этой скульптуры». Их произведения отличались динамикой композиции, что было новым в кругах искусства и очень не приветствовалось в консервативном обществе. Делай как все или жди остракизма!
Но истинный гений не скроешь, и эти дивные скульптуры все чаще появляются на выставках. Правда имя под ними указано лишь одно – Огюст Роден.

Сама по себе, Камилла была довольно амбициозной девушкой (а какой талант обходится без амбиций?). Но даже если ее и коробило такое положение дел, ее любовь к Родену все перекрывала. Но не смогла перекрыть одно – Розу Бернс.

Не смотря на свою безграничную любовь к Камилле, Роден не собирался бросать Розу. Сам мастер говорил своей возлюбленной, что той не за чем ревновать, ведь они с Розой совершенно разные. Роза ему нужна как домохозяйка, а Камилла как муза и любовь. Что было реальной причиной такого поступка не ясно до сих пор. Толи Огюст испытывал вину перед самоотверженной девушкой, что на алтарь его самолюбия положила всю свою жизнь, толи ему было просто удобно такое положение вещей.

Гром в раю

В какой-то момент ситуация начала выходит за края терпения Камиллы. Она видела себя в двух ролях: как известный скульптор и как жена Родена. В первом варианте, она была лишь помощницей Родена: никто не знал ни ее имя, ни о ее вкладе в работы великого художника. Во втором варианте, тоже были проблемы, так как их любовь с Роденом составляла не дует, а была лишь треугольником. Но последним толчком стал 30-летний возраст — самый распространенный момент для проявления симптомов шизофрении.

Камилла стала раздражительной и подозрительной. Она обвиняла Родена в том, что тот испортил ей карьеру и жизнь в целом. Спустя 15 лет их отношений, она ушла, громко хлопнув дверью.

Роден так и не смог оправится от потери возлюбленной. Он долго пытался выйти с ней на контакт, но шизофренические проявления уже взяли Камиллу в оборот. У нее началась паранойя: Клодель считала, что Огюст хочет либо украсть ее работы, либо убить. Все попытки примирения она воспринимала в штыки и давала интервью о том, какой Роден мошенник и плохой человек.

Читайте также  7 упражнений для увеличения сексуальной выносливости

Она перестала лепить, закрылась в квартире, где царило запустение и все время беспокоилась о шпионах, которые Огюст якобы посылал за ее скульптурами.
В конце концов, ее мать и брат отправили Камиллу в психиатрическую клинику, где она прожила 30 лет, до самой своей смерти, пережив бывшего возлюбленного на 25 лет. И перед смертью, она не перестала его проклинать, хотя он тайно спонсировал ее пребывание в лечебнице.

Сам Роден, до конца жизни сберег свою любовь. Спустя некоторое время после разрыва, он решается осчастливить Розу и таки женится на ней (а между прочим у них уже 18-летний сын, которого Огюст отказывался признавать и говорил тому, что он незаконнорожденный). И вот счастливая Роза была таковой аж целые две недели, а затем умерла. Через полгода умер и Роден. Последнее, что он произнес – имя Камилла.

Пускай каждый отдельно решает, кто виноват в том, что их любовь прожила лишь 15 лет. Но что нужно знать наверняка: мир бы не узнал о таланте Огюста Родена, если бы не талант его возлюбленной музы – Камиллы Клодель.

«Когда заговорят камни»: любовь великого Родена, разрушившая жизнь

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

— Няня, расскажи сказку, — просит маленькая девочка с мечтательными глазами, укладываясь спать.
— Сказку? Хорошо, слушай. Жила-была одна маленькая девочка. И вот она выросла и стала искать лорда, которому можно отдать всё… Но однажды, вместо прекрасного лорда, ей встретилась старая цыганка, и девочка спросила цыганку:
— Я когда-нибудь встречу того, кому все смогу отдать? Встретишь – сказала старуха. — А когда же я пойму — того ли я встретила, и тому ли я отдала всё?
И цыганка ответила:
— Поймешь, потому, что камни заговорят!

И камни действительно заговорили! Да так, что не приведи Господь такое испытать никому. Камилле довелось встретить в одном лице господина, «который ничего не даст тебе кроме безумия», и господина, «который подарит любовь, после которой не умирают».

Камилла Клодель, милая и талантливая девушка, родившаяся в провинции Франции Шампань, и Огюст Роден встретились, когда ей не было ещё и 20, а он уже был 40-летним скульптором, работами которого восхищались. Она стала его натурщицей, музой, радостью, любовницей и вдохновением, а он стал ей судьбой и её злым роком.

Камилла родилась в обеспеченной семье французских буржуа, но её детство не было безоблачным из-за постоянных семейных скандалов. Правда, родители с пониманием относились к её увлечению скульптурой и разрешали ей лепить, несмотря на увещевания соседей, что приличная девушка должна шить и вышивать, а не возиться с глиной.

В 1881 году семья Клодель переехала в Париж. Великий Альфред Буше, увидев её работы, разглядел в ней большой талант и позвал в мастерскую на Нотр-Дам-де-Шан.

С Роденом Камиллу свёл случай. Когда Буше уехал в Италию, он передал руководство мастерской Огюсту, а тот сразу обратил внимание на талантливую девушку и даже взял её в команду своих учеников, которые работали над большим государственным заказом – монументом «Врата Ада».

Девушка достаточно скоро стала ассистенткой и помощницей Родена. Мастер доверял ей лепить часть своих композиций, а она набиралась у него опыта, формировала собственный стиль и даже начала экспонировать собственные работы. Но справедливости ради нужно признать, что и мастер пользовался идеями своей талантливой ученицы. Поэтому сегодня очень сложно разобраться в авторстве идей этого творческого симбиоза.

Впрочем, это была любовь с первого взгляда. Встреча с юной барышней вызвала в душе скульптора бурю эмоций и чувство робости. А Камилла сразу поняла, что это надолго. Великий скульптор часто появлялся со своей юной возлюбленной на приёмах и гордился своей начитанной, красивой и оригинальной в своих суждениях барышней.

Именно в то время Роден создаёт работы, которые принесли ему славу и помогли покорить Париж. Камилла же сделала лишь небольшой шаг в признанию и известности и поняла, что может так и остаться в тени своего возлюбленного. В 1888 году она выставила свою первую большую работу — «Забвение». Но критики, которые во всех её скульптурах видели копирование и заимствование, увидели в её работе отголоски роденовского «Поцелуя». К слову, современные искусствоведы склонны считать, что многие из ранних работ Камиллы послужили частью, а то и основой, скульптур Родена.

Камилла ждала от Родена предложения стать официальной женой. Он молчал. А однажды она узнала о Розе – женщине, которая родила её возлюбленному сына, вела его хозяйство, окружала заботой и теплом. Камилла была уверена, что он бросит эту необразованную крестьянку и не признает сына. Ведь это она, Камилла, и умница, и красавица, и большой талант. Но годы шли, а Роден и не собирался ничего менять, не желая терять ни одну из женщин.

Камилла уже давно осознала, что её творчество и любовь обречены на провал, но конец её терпению пришёл, когда по требованию Родена ей пришлось сделать аборт, после которого она лишилась возможности стать матерью. Ещё недавно любящая женщина чувствует себя униженной и растоптанной. Даже искусство не помогает исправить ситуацию. И тогда она принимает сложное для неё решение – уйти от Родена навсегда.

Постепенно Камилла нищает. В письмах друзьям она пишет, что одежда её так изношена, что она не может выйти на улицу. Впереди у неё только безысходность и долгие три десятка лет в психиатрической больнице.

А Роден узаконил отношение с Розой, но так и не смог забыть свою возлюбленную. Он и на смертном одре бредил только Камиллой.

Любовь — вещь сложная, иногда приобретающая весьма необычные формы. Подтверждением тому рассказ про любовные многоугольники эпохи Серебряного века .

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Огюст Роден и Камилла Клодель.. История одной страсти.

  • 20.04.10, 05:44
  • ВСЕЛЕННАЯ ЛЮБВИ
  • истории любви, камилла клодель, многа букаффф, огюст роден

Отдаваясь полностью, до опустошения, мужчине ради его процветания, рискуешь оказаться в клинике для умалишенных. Знала ли очаровательная, мечтательная и талантливая Камилла Клодель, что ее постигнет именно такая судьба.

Я избрана…

— Я чувствую, что избрана для чего-то высокого. – Секретничала маленькая Камилла со своим младшим братом Полем. Девочка быстро-быстро переминала пальчиками податливую мокрую глину, и тут же в крохотных ручонках рождались поистине великолепные фигурки. Когда они высохнут, их можно будет показать отцу, ведь только он не запрещал любимой дочке «заниматься ерундой». Строгая мать со своими пуританскими взглядами лишь в бессилии опускала руки.
читать далее

Семейство Клодель было состоятельным и уважаемым. Глава семьи Луи-Проспер Клодель занимался недвижимостью и считался во французской провинции Шампань зажиточным буржуа. Когда старшей дочке Камилле исполнилось 17 лет, мсье Клоделя-старшего дела заставили переехать в Париж. Вот тут девушка и заявила ошарашенным родителям, что намерена уйти из дома, чтобы освоить профессию… скульптора. Впрочем, отец был отчасти «повинен» в таком решении дочери, ведь именно он привел домой известного скульптора Альфреда Буше с целью показать «занимательные» фигурки, которые лепила Камилла.

«Странно, — небрежно заметил маститый Буше, — они великолепны, и совершенно в манере Родена. Как, вы о нем не слышали? Это самый скандальный современный скульптор Франции».

И вот Камилла посещает академию Коларосси, учится профессиональному ваянию. Опекун Буше представляет ее директору школы изящных искусств. Разглядывая исключительные и оригинальные работы юной Клодель, он вскрикивает: «Вы учитесь у господина Родена? Нет? Странно и удивительно!»

— Так кто же, черт возьми, этот Роден, с которым меня все время сравнивают?

Мне хочется тебя лепить

А сорокалетний Роден оказался таким, как его описывали. Огюст был коренаст и очень энергичен. Большие, мощные, с гибкими пальцами кисти рук были созданы природой специально, чтобы творить магические шедевры. Когда он увидел двадцатилетнюю Клодель, пришедшую к мастеру «наниматься» в помощники, с ходу изрек: «Вы согласны убирать глину и гипс?» Конечно, она была согласна. Взглянув на сурового мастера один раз, Камилла поняла, что пропала. А голову Родена за показной суровостью одолевали лишь одни мысли – ему хотелось ее лепить. Это юное существо впервые по-настоящему пробудило в нем мужчину.


Камилла приходила в мастерскую Родена каждый день, подметала и убиралась в творческой мастерской, месила глину. А Огюст думал только о том, чтобы увидеть ее тело. Но он почему-то не мог справиться с неведомым ему чувством робости. «Прекрасный лоб над дивными глазами глубокого густо-синего цвета, как у красавиц на портретах Боттичелли. Большой чувственный рот, густая копна золотисто-каштановых волос, спадающих на плечи. Вид, впечатляющий дерзостью, превосходством и… детской веселостью», — умели мужчины в далеком XIX веке красиво описать женщину.

Развратница

Когда слухи о близости зрелого мужчины и юной девушки дошли до строгой нравом мадам Клодель, она отреклась от «дочери-развратницы». Но Роден и Камилла назло всем наслаждались обществом друг друга. Именно тогда появились его бессмертные шедевры «Вечная весна», «Поцелуй», «Данаида», «Сирены», «Мысль», «Аврора»… Любовь к учителю обожгла душу Камиллы, она упивалась его похвалой. Еще тогда, при первой их встрече, Огюст с изумлением обнаружил поразительное сходство их работ. А сейчас он доверяет ей завершать свои работы.

Очень скоро из ученицы она превращается в помощницу. Роден в ту пору полностью поглощен замыслом и исполнением “Врат Ада”, навеянной “Божественной комедией” Данте. Камилла принимает в этой работе двойное участие: она и позирует, и компонует; Роден доверял ей лепить ноги и руки в больших композициях. Зная, какое значение придавал Роден рукам, это можно счесть высокой оценкой. Присутствие Камиллы было радостью еще неизведанной. Она была для него олицетворением всего, что он мечтал встретить в женщине. Он сразу распознал в ней природный талант скульптора, но не ожидал встретить в ней женщину, которую страстно полюбит и с которой сможет делиться своими помыслами. Камилла была начитанной, хорошо образованной. Ее интеллект был для него загадкой. Она была для него источником вдохновения.
. Про то, что она талантливый скульптор, Камилла не думала или старалась забыть. А под их общими творениями стояла только одна подпись – «Роден». Публика рукоплескала шедеврам и мастеру, не догадываясь, что в этом есть заслуга помощницы маэстро. Многим скульптурам она «отдала» свое лицо и тело, бесплатно (какие деньги, когда царит любовь!) часами позировала обнаженной в ледяной и промозглой мастерской. Но для нее это было самое счастливое время.

Роман не истощает творческие силы любовников – напротив, стимулирует их. В стиле Родена обнаруживаются лирические мотивы. Он начинает новый цикл, включающий “Вечного кумира”, “Данаиду” – прекрасное произведение, моделью для которого служила Камилла, “Сирен” и “Поцелуй”. Лицо возлюбленной, как и ее тело, преследуют его подобно наваждению; свидетельство тому – “Мысль”, “Аврора” и просто серия ее портретов. На это время приходится взлет популярности Родена.

Слишком горда, чтобы ревновать

Они прожили вместе уже достаточно долго, когда до Камиллы стали доходить слухи о некой Розе Бере. Сам Роден развеял их – это «всего лишь» старая подруга, от которой у него подрастает сын. Они давно охладели друг к другу, но бросить Розу Огюст не может – гражданская жена очень больна, его уход просто убьет бедняжку. А что до страданий Камиллы, ничего, она девушка молодая, потерпит.

И Камилла никогда не давала знать любовнику, что ревнует, она была слишком горда, чтобы опускаться до ревности. «Кто такая Роза? – думала Клодель. – Просто невежественная крестьянка, умеющая разве что кашеварить и мести полы. А я – скульптор!» Но ее задевало то, что Огюст ни разу не сказал ей слов любви. «Я леплю тебя. Леплю как самую совершенную женщину. Ты – все, что у меня есть».

Читайте также  Как правильно подобрать сережки: 10 рекомендаций

Кто я?

Не жена, не любовница, не содержанка, не скульптор, а просто помощница великого Родена и сестра Поля Клоделя, ставшего к тому времени известным поэтом, дипломатом, художником и академиком. Ей уже за тридцать, а эти «чины» не делали чести Камилле. За десять лет всепоглощающей любви и работы на обожаемого мастера, она почувствовала себя совершенно опустошенной. В обществе судачили о тяжелой болезни мадемуазель Клодель. И лишь Поль, ее брат и единственный друг, знал, что сестренка ждала от Огюста ребенка, но тот заставил ее сделать аборт. «Благодаря» такой экзекуции Камилла не могла иметь детей. Вернувшись после тяжелого лечения в их особняк и взглянув на стареющего Родена, она с ужасом осознала, что былого чувства нет. Его словно вырезали с неродившимся малышом. «Я ухожу», — произнесла Камилла и растворилась в ночи. Роден был уверен, что она вернется. Но на этот раз он ошибся, муза покинула его навсегда. «Я уверен, что она будет несчастна, узнав жизнь, сожалея и плача, осознав, что стала жертвой собственной гордыни», — это все, что мог ответить злословцам осиротевший Роден.

Я смогу сама

Камилла сняла на одном из Парижских бульваров небольшую мастерскую, которая служила ей и постоянным жилищем. Она неистово работала и выставлялась на Осеннем салоне и Всемирной выставке. Но вскоре прекратила участвовать и в них, несмотря на хвалебные статьи. Причина тривиальна – в этих же залах выставляют работы Огюста, а в газетных откликах ее имя непременно перекликается с Роденом. Тот предлагал ей помощь, рекомендовал бывшую пассию состоятельным покупателям, но Камилла отвергала все предложения и всяческую помощь – «Я хочу вырваться из-под его власти».

На Родена продолжает сыпаться золотой дождь, который когда-то помогла ему обеспечить Камилла. Сама же, поддавшаяся ранней старости Клодель ходит в дырявых ботинках и рваном платье. Она отказывается от приглашений на приемы, потому что ей нечего надеть. Вернуться в родительский дом она не может – давно от него насильно отрешена. Поль, вернувшись из командировки по Востоку, был поражен, увидев вместо очаровательной и мечтательной сестрички растрепанную и чумазую женщину: «Сегодня ночью меня пытались ограбить и убить. Я знаю, это все Роден. Я узнала в одном нападающем его натурщика, а утром они подсыпали наркотик в мой кофе!» В мастерской царил настоящий хаос – горы осколков от разбитых статуй, грязная паутина свисает с потолка и стен.

У бедного Поля волосы на голове встали дыбом – ведь всего несколько месяцев назад сестра была совершенно нормальна. Он стал жить с ней под одной крышей, но вскоре не выдержал, осознав, что без врачебной помощи здесь не обойтись – его сестра сошла с ума. Полю было страшно наблюдать за тем, как Камиллу, его любимую сестренку, насильно затаскивают в карету скорой помощи, которая должна была доставить пациентку в дом для умалишенных. Камилла до последнего кричала о Родене…

Спустя несколько лет врачи, наблюдавшие за знаменитой пациенткой, написали матери Камиллы, что девушка не буйно-помешенная и ее можно забрать домой. «Если нужно увеличить взнос на ее содержание, я охотно это сделаю, только прошу вас, оставьте ее у себя… Она – существо порочное. Я не хочу ее больше видеть. Она придерживается самых сумасбродных взглядов», — это был весь ответ матери…

Не та, другая

Роден же вернулся к своей гражданской жене и официально женился на ней, чтобы после его смерти у той не возникло проблем с оформлением наследства. А незадолго перед своей смертью он пожертвует 500 франков на содержание Камиллы в сумасшедшем доме, когда как благодаря бывшей музе смог заработать куда большие деньги. Мастер страдал провалами в памяти, перенеся инсульт. Находясь в бреду, он спрашивал, где его жена. Когда же Роза припадала к нему, он ее отталкивал: «Нет, не эта, другая».

А Камилла пережила всех – Родена, Розу, к которой старалась не ревновать мастера. Она провела в больнице для умалишенных тридцать лет и умерла 80-летней старухой. «У мадемуазель Клодель, — как было написано в заключении, — к моменту кончины не обнаружилось ни одной личной одежды, ни ценных бумаг».

История любви: Огюст Роден и Камилла Клодель

Восстание природы

Когда Огюсту Родену представили Камиллу , ей было всего 17 лет. Ему не нужны были ученики , ему не нужны были помощники — он просто после долгих уговоров согласился посмотреть на девушку , которая , по рассказам , делает какие-то неожиданные скульптурные эксперименты в его , Родена , духе. И она оказалась пугающе талантливой и близкой: они как будто думали одинаково , подхватывали мысли друг друга , одинаково сбивали с несгибаемых ног казалось бы устойчивое академическое искусство. Только Родену уже почти 40 — и он успел поработать подмастерьем , он десятки лет реставрировал чужие работы , готовил мрамор для чужих скульптур и украшал едва заметными фризами чужие заказы , он набивал руку и наращивал опыт. Лишь несколько лет назад он получил первый государственный заказ и распоряжение нанять помощников.

А Камилла — вундеркинд. Двенадцатилетней девчонкой в небольшом городке на севере Франции она ходила по лесам , копала глину , чистила ее от мусора , превращала сарай в мастерскую , а младших брата и сестру — то в натурщиков , то в подмастерьев. Она лепила все: бюсты родных , сюжеты , вычитанные в книгах и высмотренные на книжных гравюрах , героев , святых. «Нечто уникальное , взбунтовавшаяся природа: гениальная женщина», — позже писал о ней Октав Мирбо, не вполне серьезно и не то чтобы в шутку.

Перебравшись с семьей в Париж , Камилла учится в частной Академии Коларосси , где женщинам даже разрешено изучать обнаженную натуру. Невиданная смелость. Ведь в Академию изящных искусств в то же самое время женщин не принимают ни под каким предлогом — будь она хоть трижды гениальной. Посещение мастерских вольное — и Камилла работает в студии по 11 часов в день. Эта нечеловеческая работоспособность начинает давать результаты. В 1882 году ее работу « Старуха Элен» впервые примут в знаменитом парижском Салоне.

В 19 лет она станет единственной девушкой , помощницей и ученицей , Родена — в сплошь мужской компании. Поначалу не делает ничего важного: подметает мастерскую , строит каркасы , подмостки , готовит глину и гипс , почти всегда молчит. Как будто доказывает физическую выносливость ( а скульптура действительно требует атлетических физических данных) и готовность отдаваться делу. Все это время она продолжает работать над собственными скульптурами , ожидая нечастых замечаний от учителя. Постепенно Камилла становится его первой помощницей: увеличивает и уменьшает макеты для самых востребованных скульптур , делает эскизы , обтесывает мраморные глыбы , делится идеями и вдохновляет уверенностью , напором , юной силой , блестящим умом.

Вальсирующие

Начинается страстный , изматывающий , вдохновляющий роман , который приходится скрывать. Роден встречается с Камиллой в секретной мастерской , куда больше никто не приходит. И возвращается домой к другой женщине , с которой прожил уже больше 20 лет и с которой у него общий ребенок. Роза Бёре не разбирается в скульптуре , не вникает в работу мужа , не может поддержать беседу о судьбе искусства , не знакома с друзьями и коллегами Родена , но это она кормила семью в годы безденежья , хватаясь за самую простую и утомительную работу. Она терпеливо ждала , когда Роден работал в Бельгии — хранила его скульптуры , растила сына , подрабатывала швеей и никогда не жаловалась. Он не может теперь бросить Розу.

« Когда мать узнала , что я сплю с Роденом , она запретила мне показываться в ее доме , утверждая , что страсть захватила мой ум и глубоко его поразила. Это ужасное , ранящее состояние — быть человеком , от которого отреклись », — писала Камилла. Теперь она финансово зависит от человека , с которым работает , в которого влюблена и которому позирует всякую минуту , когда не занята своей работой. Каждый год она посылает в Салон свою работу , всякий раз ее принимают , хвалят в газетах — но никто не спешит купить скульптуру или сделать ей заказ. По настоятельной рекомендации друга Родена лишь несколько ее скульптур оказываются в музеях. Но на признание это совсем не похоже. Она талантливая ученица Родена — и в глазах судей останется ею до конца жизни.

Зрелость

Сначала Камилла ничего не знала о Розе Бёре , потом старалась не замечать признаков ее существования и не задумываться о далекой сопернице , но уже через несколько лет мысль о другой женщине в жизни Родена начинает ее мучить. Она пробует сбегать и жить без него , как будто доказывая самой себе , что справится. Уезжает на всю весну в Англию , живет и работает там сначала с подругой , потом с братом. Возвращается — и требует от Родена подписать сумасбродный контракт: он никогда не наймет ученицу-женщину в свою мастерскую и он на ней женится. Роден так соскучился , что с восторгом все подписывает.
Камилла ездит с учителем и любимым по родным местам Бальзака — и вместе с ним собирает информацию для будущей работы над памятником. Некоторые биографы говорят , что поиск двойников Бальзака был лишь поводом для совместных путешествий и железным алиби для Розы. Но Камилла требует больше , теряет единственного зачатого в этих отношениях ребенка ( то ли выкидыш , то ли аборт), плачет и кричит , вымаливает для себя больше времени.

Роден между прочим говорит Розе , что уезжает на пару дней — и исчезает на месяц. Он уезжает с Камиллой в Турень гулять вдоль реки , рассматривать старые соборы , засыпать каждый вечер с ней в обнимку , как будто так может быть всегда. В путешествиях они могут быть целыми днями вместе , им по-настоящему хорошо , но каждый раз , возвращаясь в Париж , возвращаются к тайным свиданиям в мастерской на Итальянском бульваре. Правда , их роман уже ни для кого не секрет — Роден с удовольствием знакомит Камиллу с коллекционерами , скульпторами , художниками своего круга.

«Вместе с Роденом Камилла вращается в высших кругах общества , знакомится с выдающимися людьми той эпохи. Несомненно , Роден предпочитает появляться в свете со своей красивой , жизнерадостной и остроумной подругой , а не с Розой , которую держит в тени. Камилла Клодель бывает у Гонкуров , у Доде , у Октава Мирбо. Ею начинают интересоваться серьезные критики , особенно Матиас Морхардт , в ту пору редактор газеты „Тан“, который много сделает для нее впоследствии» , — рассказывает Пари Рейн-Мари , автор книги о Камилле Клодель.

Но с каждым возвращением Камилле становится только хуже. Ей почти 30 лет , но она до сих пор остается ученицей и любовницей.

Персей и Горгона

У Камиллы случится непродолжительный , скорее всего невинный , роман с Клодом Дебюсси. Она работает как одержимая , полна идей и энергии — уже в собственной мастерской , без Родена , она создает невероятные вещи: «Вальс», «Клото». Ее охотно принимают на выставках , пишут в журналах. Но всякий раз , когда перед ней открывается возможность государственного заказа , сделка срывается или отменяется без объяснений. Камилла становится нищей , едва поддерживает содержание скульптурной мастерской , делает модели каких-то бытовых вещиц за скромные деньги , на приглашения старых знакомых отвечает часто , что у нее нет ни шляпки , ни обуви для выхода в свет. Но иногда она садится на поезд и приезжает в Медон , прячется среди деревьев рядом с новой виллой Родена и ждет его возвращения. То ли набирающее силу психическое расстройство , то ли затяжная депрессия приводят к срыву и одержимости. Она начинает видеть во всех событиях заговор Родена: он хочет украсть ее идеи , как делал это во время совместной работы , он шпионит за ней и ее новыми скульптурами , нанимая для этого служанок , прохожих , знакомых.

«А затем — июль 1913 года , когда пришлось вмешаться обитателям старого дома на набережной Бурбон , обеспокоенным тем , что в квартире на первом этаже всегда закрыты ставни. Что это за личность , нелюдимая и осторожная , которую можно было увидеть только по утрам , когда она забирала на пороге доставленные ей скудные продукты? Однажды два дюжих санитара психиатрической клиники силой проникли в квартиру , где обнаружили ее испуганную обитательницу , уже давно ожидавшую их в окружении гипсовых и высохших глиняных скульптур. По их словам , беспорядок и грязь в жилище были неописуемы. На стенах были прикреплены булавками 14 этапов Скорбного пути Спасителя , вырезанных ножницами из обложки журнала. Перед домом их ожидала карета скорой помощи. Камиллу увезли в клинику. Пришлось пойти на такой шаг… и это на 30 лет» , — вспоминал брат Камиллы Поль.

Читайте также  Когда макияж нас старит

Родену больше не нужно заботиться о деньгах — его помощники не успевают уменьшать и увеличивать макеты знаменитых скульптур , которые десятками отливаются в его мастерской. Но новые работы , созданные после разрыва с Камиллой , лишаются головокружительной чувственности. Алчные девицы , которые сменяют одна другую в его парижской мастерской и в постели , Роза , которая стареет , потухает и дожидается Огюста на вилле в Медоне , уже никогда не вернут ему этого опыта: обладать телом женщины , лепить его каждый день , слушать ее и говорить то , что она обязательно поймет , делить на двоих мастерскую , идеи , работы , видеть , как ученица превосходит все ожидания.

Камилла последние 30 лет проведет в больнице для умалишенных. Там ей предложат глину и возможность работать , но она откажется и больше никогда ничего не создаст. Несколько раз врачи пишут ее родным , матери и брату , убеждают , что нет необходимости держать ее в клинике и просят забрать. Но Камиллу никто не посещает и из больницы не забирает. Ходили слухи , что Роден до самой смерти отправлял ей в больницу деньги , опасаясь появиться лично и вызвать нежелательный приступ.

Великие любовники: Камилла Клодель и Огюст Роден

Легендарная любовь. 10 самых эпатажных пар XX века. Хроника роковой страсти

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

У Альбера Камю, в сборнике «Изгнание и царство», есть новелла «Иона, или Художник за работой» – история художника, который считает, что жена и дети доводят его до духовной нищеты и бесплодия. Стараясь убежать от них и получить возможность работать, он уединяется на чердаке. Но однажды утром в это убежище врывается с антресолей поток яркого света. Залитый этим светом, он слышит долетающие снизу звуки домашней жизни и шаги своей жены. Сегодня эти звуки громче, чем обычно, и поднимаются к нему наверх, как песнопение или священный дар. «Иона, – пишет Камю, – слушал прекрасный шум, который создают люди». Обессилев от усталости и волнения, он падает. Пока художника лечат, его друг находит его последнюю по времени картину. В результате попытки уединиться Иона написал на чистом холсте всего одно слово, и нельзя было понять, то ли это «solitaire» – одинокий, то ли «solidaire» – солидарный. Так новелла становится чем-то вроде притчи на тему о том, можно ли творить, отгородившись от других людей. Действительно ли одиночество необходимо для плодотворного творчества, как уверял Рембо? А может быть, желание быть не таким, как другие, – приманка, которая заводит в пустыню?

Но тогда что можно сказать о творчестве Дали без Галы? О Ренуаре без Алины Шариго? О Рубенсе без Елены Фурман? О Мане без Викторины Мёран? О Бальзаке без госпожи Ганской? О Рафаэле без Форнарины? О Мюссе без Жорж Санд? О Фриде Кало без Диего Риверы? О Шатобриане без мадам де Сталь? И о множестве других великих людей?

Вся история искусства и литературы учит нас тому, как много может заключать в себе Другой. Кем бы ни был Другой Человек – музой, советчицей, вдохновительницей, ангелом-хранителем, двойником, сестрой, супругой, матерью, зеркалом, мадонной-заступницей, хозяином жизни или эффективным управляющим созданными произведениями, – Другая или Другой всегда присутствует во внутренней жизни творца. Веками пара рассказывала историю создания шедевров, повествуя о страхе, которым сопровождается их зачатие, и об их счастье и славе, без которых они бы не существовали.

Что бы ни говорил художник-романтик, который любит свое гордое одиночество, Другой питает и оплодотворяет творца. Другой Человек – источник и свет, но может быть и темной ночью, из которой тем не менее рождается произведение искусства. Кем бы ни был Другой или Другая – «радостной силой», о которой говорил Камю (тут можно вспомнить Дину Верни, воплощение свежести, осветившую собой творчество Майоля, или Кики Монпарнасскую с ее дерзкими пышными формами, которая стала светом для творчества Мана Рэя), или нервалевским «черным солнцем», набрасывающим на холст или страницу свой просторный черный плащ, Другой или Другая помогает произведению произойти. Искусство – это появление творений. Для того чтобы иметь доступ к этому процессу, Другой может стать медиумом и помогать видениям выйти из зеркала. Такая пара – порог или трамплин, который ведет к самому главному и позволяет вернуть плоть идеалам.

Огюст Роден (1840–1917) и Камилла Клодель (1864–1943)

Великан и его жертва

В центре одной из самых знаменитых работ Камиллы – скульптуры «Эпоха зрелости» (другое название «Зрелый возраст»), которую она создала примерно в 1902 году, стоит умоляющая женщина. Никто не сомневается, что в образе этой побежденной женщины, высокой и худой, которая требует, кричит и зовет на помощь, Камилла воссоздала себя. Поль Клодель тут не ошибся. «Обнаженная девушка – это моя сестра! – написал он. – Умоляющая, униженная, на коленях и голая! Все кончено! Вот что она нам оставила навсегда, чтобы мы смотрели на это…»[1] Вероятно, она же стоит на коленях лицом к камину в скульптуре «Уют», другое название которой – «Глубокие размышления», она же изящная сирена, играющая на флейте. Но все ее скульптуры как будто колеблются вокруг своей оси или качаются из стороны в сторону. Они словно напоминают, что судьба их создательницы была несчастной, а ее положение в обществе – недозволенным. Не оказалась ли странным пророчеством готовая поглотить ее огромная волна, которую она так отважно изваяла из оникса?[2] Не была ли Камилла уже тогда, в 1903 году, одной из своих трех купальщиц, поджидающих волну, которая вот-вот обрушится на них? Не означал ли морской вал волну безумия, которая унесла Камиллу через десять лет после создания этой скульптуры? Заметил ли сразу Огюст Роден, когда в 1882 году давал юной Камилле Клодель и ее подругам уроки ваяния, что она обладает большим и самобытным талантом? К этому времени она уже год обучалась в академии Коларосси на улице Гранд-Шомьер, совсем рядом со своим домом на улице Нотр-Дам-де-Шан. В двенадцать лет Камилла уже поставила подпись на своих первых скульптурах – бюстах Наполеона и Бисмарка. Она очень рано обратила на себя внимание преподавателей ловкостью и быстротой рук и верностью глаза. В 1882 году ей было восемнадцать лет и она обладала странной красотой – была похожа на фарфоровую куклу: черты лица как у хорошенького, но обиженного на кого-то ребенка. На фотопортрете, который сделал некий Сезар, Камилла выглядит печальной и загадочной, взгляд немного отрешенный. Она навсегда сохранит эту грусть на лице и этот отрешенный вид человека, чувствующего зов тайн своей души – тайн, которые нельзя ни описать словами, ни разгадать. Встреча с Роденом, который был старше ее на двадцать четыре года и уже широко известен, вызвала у Камиллы необычное чувство: гордость оттого, что ее наставляет великий скульптор, смешалась со страхом и восхищением. Учитель видом и осанкой похож на сказочного великана, и это делает его авторитет непререкаемым. Он полон природной силы и передает эту силу мрамору, глине, бронзе. Через два года, в 1884 году, Камилла становится его моделью и практиканткой в его мастерской. Роден, создававший в это время «Вечную весну», наделил чертами Камиллы «Ту, которая была прекрасной Ольмьер». В это время талант Камиллы проявляется и в живописи: проводя каникулы в Вогезах, она сделала там несколько очень сильных рисунков углем. При этом Камилла не забывала работать и как ваятель. Созданные в это время скульптуры «Гиганты» и «Старая Елена» она представила в 1885 году на выставке Общества французских художников. Тогда же она позировала своему учителю для «Авроры». Эта едва расцветшая девушка со странной хрупкой грацией всегда гордо замкнута в добровольном молчании и словно изнемогает под тяжестью какого-то груза. Камилла знает, как она выглядит: в письме к «месье Родену» она пишет: «Вы правы, когда думаете, что мне здесь не очень весело. Мне кажется, что я очень далеко от вас и что я для вас совершенно чужая»[3]. Однако Роден не сопротивляется чарам своего «подмастерья». В 1886 году он пишет Камилле любовные письма, и его слова не оставляют сомнений в силе этих чар. Он называет ее «моя свирепая подруга», а дальше уточняет: «За одно мгновение я почувствовал твою грозную власть. […] вся моя душа принадлежит тебе. […] Я больше не могу. Я не в состоянии прожить день, не видя тебя, иначе наступает мучительное безумие. Это конец, я больше не работаю, злое божество, и все же я тебя яростно люблю»[4]. Роден страстно влюблен, он в плену у Камиллы. Не захочет ли он однажды поменяться с ней ролями – вернуть себе душевную свободу и снова обрести способность ваять, ничем не сдерживаясь? Камилла его околдовывает: так он называет их зарождающиеся отношения. Родену сорок шесть лет. Уже давно он не чувствовал волшебства новой любви: не один десяток лет он вязнет в домашней любви с Розой Бёре, которую не может покинуть – несомненно, потому, что их связь удобна и лишена соперничества. Это буржуазная, даже мелкобуржуазная любовь. И внезапно Камилла уносит его в другой мир – в свою юность, в свою врожденную необузданность. В Камилле он видит равную себе. Его сжигает страсть, но на дне души все время таится подозрение: а вдруг Камилла станет ему соперницей? Ведь уже по ее первым работам можно предвидеть, что она создаст великие произведения. Например, мощь, которую излучают «Гиганты» – эти воплощения силы и детской грации Поля Клоделя, изображенного в виде древнеримского юноши, уже предсказывают ей судьбу гения. Или, может быть, Родена сдерживает страх перед тем, что он предчувствует в глубине души, – перед неизбежным безумием Камиллы, перед заметной с первого взгляда хрупкостью ее психики? Он догадывается, что она уже безумна, но пока это творческое безумие, посылаемое людям богами. Она похожа на чародейку, которая сама не знает, на что способна. Она может и его свести с ума. Роден чувствует, как это безумие охватывает его. Он страдает от мучительных головных болей. Камилла остается его «любимой», «несмотря ни на что, несмотря на безумие, приход которого я чувствую и которое станет делом ваших рук, если это продолжится»[5], – пишет он. Поэтому их отношения очень быстро перерастают в безумную любовь, слабую тень настоящего безумия, которое уведет Камиллу в длинные коридоры психиатрических больниц, в забвение себя самой. Уведет в смерть и в общую могилу, где ее похоронят, потому что родные не пожелают забрать тело. В этот год Роден измерил и осознал силу связавшей их страсти. Его это чувство разрушает и, может быть, делает бесплодным, но у Камиллы становится в высшей мере степени созидательным и побуждает к творчеству. Роден знает, чем рискует. «Не вовлекай в отвратительную медленную болезнь мой ум, мою горячую и такую чистую любовь к тебе; пожалей меня наконец, моя дорогая, и ты сама получишь за это награду».